Райвис Дзинтарс. Лучшая страна для детей
Foto: LETA

Латышская Латвия — это моя личная и политическая цель. Я — националист. По-моему, в положительном, открытом смысле. Я всегда таким был и буду. То, о чем я и мои единомышленники говорили годами, теперь вынуждены заметить многие. Многие бывшие либералы и космополиты в своей риторике вдруг стали настолько национальными, что иногда кажется, будто мы поменялись местами. Но на этот раз разговор пойдет о другом.

О сплочении общества, объединении людей с разными взглядами, разных этнических групп обычно высказываются политики "ближе к центру". Думаю, оттуда сегодня возможна либо только общая констатация фактов, либо суждения, которые довольно далеки от реальности. Поэтому поделюсь своим видением.

Две идентичности в одной

Первый шаг — попытаться понять каждого участника. Это не значит, что надо поддерживать или оценивать. Надо понять, попытаться встать на его место, найти ответы на вопросы, почему каждый чувствует себя и поступает именно так, а не иначе.

Большинство русских включает в себя сразу две идентичности. С одной стороны, это Латвия, в которой они живут, родились, с культурой и ментальностью которой ежедневно соприкасаются. В результате чего они и сами начинаются отличаться от российских русских. С другой стороны, это Россия. Нравится это кому-то или нет, эта страна воплощает их исторические корни, представляет их язык и в какой-то степени культуру. Разные идентичности могут уживаться. Это доказывает пример латышских эмигрантов на западе. Это как две матери — одна родила, а другая воспитала. Обе они могут быть важными. Сложности начинаются, если в определенных обстоятельствах эти идентичности начинают конфликтовать или даже враждовать друг с другом.

Сейчас сложилась примерно такая ситуация. С одной стороны, латвийская идентичность, которая связана с Западом и НАТО, которая видит в украинских событиях параллели с нашей историей в 1940 году. Возникают ассоциации, что было бы, если бы такое случилось здесь. С другой стороны, российская идентичность, которая фактически считает Запад и НАТО врагами, а на Украине "спасает людей от опасности и восстанавливает историческую справедливость".

Когда две идентичности становятся взаимоисключающими, приходится более или менее активно делать выбор. Это автоматически не означает конкретные действия против одной из сторон. Однако в определенных условиях эти действия могут произойти.

Первый подход: действовать, чтобы наша часть идентичности стала для русских более важной. Мы можем хотеть, чтобы это было так без дополнительных действий, потому что "это их долг", но это лишь наша правда, которая не изменит реальности. Если мы хотим результатов, нужно целенаправленно действовать. Второй подход — принять, что для большинства из них латвийская идентичность никогда не будет ближе российской и считаться с этими людьми как с продолжением России внутри Латвии. Это даже проще, ведь не надо много думать, объяснять, пытаться понять, переживать разочарования, неловкие ситуации. Все просто: белое и черное.

Амбициозная цель

Я отношусь к тем, кто выбирает первый подход. Будучи националистом и выступая за латышскую Латвию. Основа этого подхода в том, чтобы сказать: мы хотим, чтобы вы были нашими. Мы хотим, чтобы вы здесь чувствовали себя действительно как дома. И при этом мы хотим, чтобы вы понимали и нас, у которых нет другой идентичности. У нас есть только Латвия — единственное место, которое может быть латышским.

С этого надо начать. Это не значит, что все они будут нашими. Возможно, часть действительно чувствовала бы себя счастливее в другой стране. Но для отношений нужна основа. Конечно, этого мало, чтобы нам верили. Да и как верить, если СМИ соседней страны описывают миссию великого Российского государства и чуть ли не призывают участвовать в создании истории. Тогда как в Латвии в латышских и русских СМИ, в основном, мы видим все плохое, неправильное, безнадежное, опасное…

Было бы наивно полагать, что за счет высокой идеи о защите латышского языка и культуры мы среди большинства русских сумеем превзойти идею России. Хорошо, если для многих русских это важно. Но это не покроет того, что сегодня предлагает Путин. Нравится нам это или нет. Нужно искать еще что-то. И я вижу лишь одно направление, которое мы можем противопоставить.

Амбициозная и, казалось бы, нереальная цель, во имя которой, по-моему, смогли бы объединиться жители Латвии самых разных национальностей: Латвия как лучшая страна для детей.

На самом деле, эта концепция исключает "историческую миссию", предлагаемую Путиным. Мечты Путина, сформулированные в его обширной речи, не могут воплотиться без жестокой и кровопролитной войны на территории Латвии. Восстановление Российской империи в границах 1914 года и ад для каждого жителя Латвии независимо от национальности — это неразделимые понятия. Там, где война, не бывает хороших условий для молодых мам.

Латвия как лучшая страна для детей означало бы, что государственная власть, лидеры мнений выдвигают эту идею на первый план. Мы должны предлагать свою историю так же активно, как Путин предлагает свою. Максимальная практическая и моральная поддержка беременных и молодых матерей, бесплатное питание в школах, лучшие садики, детское здравоохранение в качестве приоритета, поддержка детей с особыми потребностями, забота государства и самоуправлений о возможностях детей с пользой поводить свободное время… От каждой партии помимо обычной программы на 4000 знаков надо требовать особую программу — о поддержке семей с детьми. Кроме обычного плана правительства, нужен план по выполнению этих задач.

Сигулда — это город, известный особой поддержкой для детей. Думаю, это одна из важных причин, почему люди там более дружелюбные, почему они гордятся своими городом, даже выглядят счастливее независимо от этнического происхождения и языка, на котором общаются дома. В этом плане вся Латвия должна напоминать Сигулду.

Националисты добились того, что минимальные пособия для матерей почти утроились, а очереди в садики сократились. Этими плодами пользуются все молодые мамы и папы независимо от национальности.

Вместо заключения

Попытаюсь обобщить некоторые принципы, которые, думаю, важны, если мы хотим объединить латвийское общество и добиться, чтобы его идентичность в конфликтной ситуации доминировала:

  • Признать, что мы хотим видеть латвийских русских своими, даже если сейчас нас многое разделяет.
  • Попытаться понять русских, осознать, что они разные. Уважать. При любой возможности доказывать свое мнение за счет убеждения, а не перекрикивания или оскорблений. Побуждать латышских националистов осознать, что это непатриотично и неправильно.
  • Сохранять и укреплять государственное самоуважение и действия, которые расширяют латышскую среду, даже если это означает разногласия с русскими. Отличий нам не избежать. Но важно объяснять, побуждать понять, доказывать, что это не противоречит сохранению их этнической идентичности.
  • Воспитывать патриотизм в молодежи. Понять, что нужна целенаправленная работа: беседы о государстве в школах, положительные примеры, увлекательное преподавание истории, больше фильмов и других продуктов культуры. Да и самим нужно чаще замечать в себе хорошее, говорить добрые слова своему государству, своим полицейским, учителям, солдатам, врачам…
  • Предложить такую идею Латвии, в которой заинтересованы мы все, — Латвия как лучшая страна для детей. Если эту идеальную концепцию нельзя реализовать сразу, то делать это шаг за шагом, утвердить это в качестве одной из целей.

Это не гарантирует, что все русские будут такими, какими мы хотим их видеть. Такими не будут и все латыши. Все соседи. И хотя одним зернышком мешок не наполнишь, но начать уже можно!

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Comment Form