Много ли в Латвии компаний, которые настолько касались бы почти каждого живущего в этой стране? В Лидо хотя бы раз в жизни побывал каждый из нас, и у всех есть мнение. В этом тексте много вопросов, но мы надеемся вскоре получить ответы г-на Кирсонса. А пока — о том, как начиналась империя Lido, во что она превратилась за 20 лет и что будет с ней завтра?

Сплошное расстройство — Гунар Кирсонс, плохие новости одна за другой. Вот, компания Lido подала на ĀTAP, — внесудебную правовую защиту от кредиторов. Тут же сам Кирсон подал, как пишут, на "неплатежеспособность предпринимателя". Что это, личное банкротство?

Жаль и обидно. Если бы существовал коэффициент уважения, нечто вроде "количество искренних доброжелателей, деленное на количество злопыхателей", наверное, у Кирсона он был бы самым высоким в этой стране. Вопрос для игры "Как стать миллионером": известная фраза "Все крупные состояния современности нажиты нечестным путем" — к кому из латвийских миллионеров она НЕ относится? Кирсона, наверное, вычеркивали бы первым.

Кирсонс — знаковая величина для постсоветской истории Латвии, символ с огромным знаком плюс, селф-мейд, "американская мечта" по-латвийски, — из официанта в мультимиллионеры. И вот эта величина сокращается. Выносится за скобки.

Бренд Lido — один из самых узнаваемых в Латвии. Попав в Париж, наш человек удивится: глянь, у них тоже Лидо! Как в Норвегии: кругом наше Rimi. Удачное, короткое и по-латышски воздушное, — полет, — наверняка имеет неплохую стоимость, goodwill, даже сегодня. Увы, Гунар — старая генерация, не догадался "впарить" его, как airBaltic.

Бренд из старейших в новой Латвии. Кого из ровесников с "дореволюционным" прошлым еще можно вспомнить? Корявое "Сконто", итальянская "скидка", спрутик, давно разложившийся на отдельные щупальца? Затихарившееся "Моно"? Реинкарнированное с довоенных времен "Дрогас"?

Пенне карбонара

Хороший московский публицист, профессор Гасан Гусейнов, завел себе амбарную книгу под названием "Что я помню, хоть я еще не старый".

Я помню копировальную бумагу, довески к колбасе. Обеденный перерыв в двух до трех в магазине и, представьте, в ресторане.

Я помню первое Lido, подвальчик на улице Лачплеша недалеко от тогдашней Суворова, нынче Марияс. В квартирке над ним был первый офис Кирсона. Самый первый кооперативный ресторан, восьмидесятые, начало горбачевской перестройки. Первое "буржуйское", шикарное по тем меркам, место. На компанию там можно было оставить рублей пятьсот, три средних зарплаты. Зальчик, разделенный черными деревянными резными балясинками, тесно, но уютно. Очереди не было, но заполнено всегда под завязку. Блюда подавались на чуднЫх непривычных огромных тарелках. Кухня без изысков и соусов бешамель, но поросенок с гречневой кашей, фаршированный гусь — пожалуйста, не "котлеты по-киевски". Лучшее было место в городе.

Гунар был пионером. Яркой звездочкой блеснула рано умершая Анита Грибусте, со своим AnRe, "Анита и Ренар", не избежавшая финансовых проблем, кредитных и на почве недвижимости. Недолго жег (в прямом смысле, изжогой) желудки American Fried Chicken Сола Букинголца на Тербатас — неуклюжая попытка скопировать Kentucky Fried Chicken, экономя на их стандартах качества и гигиены (например, не жарить неделю на одном и том же масле). Все шло в строку. Поесть было проблемой, тихо агонизировали азу по-татарски и компот из свежих сухофруктов, пенне карбонара еще назывались макароны по-флотски, а до булгаковских порционных "судачков а натюрель" мы и сегодня не дожили.

Где-то в это же время Гунар исчез, уехал раскручиваться в Германию, там, вроде, цивильнее. Говорят, там его местные "обули" то ли на налогах, то ли еще как-то: кому нужны конкуренты! Было или нет — он вернулся домой: где родился, там и пригодился.

Белый Лидо

Как раз закончился горбачевский нэп, и следующей ходом, в начале девяностых, стал ресторан на Домской площади, который сразу прозвали "Белый Лидо". Невероятно роскошный по тогдашним, да, собственно, и сегодняшним, меркам, словно вывезенный из Парижа. Это был хит. Дорогущий ремонт — поговаривали, что аж миллион долларов. Ослепительно белая мебель, белые с красным стены, столовые приборы, посуда "на серебре", дорогие вина, муштрованные официанты в белом, лучше были только в Торнисе, тех учили в Швеции, "джаз, вежливая услуга"… Весь белом, оркестр лучших джазистов Риги.

Помнится, — попросил официанта сделать мне "Догги-бэг", привез такой термин из Америки. Но пришлось объяснять, и он постарался на совесть: принес в пластиковом мешочке кусок стейка между двух бумажных тарелок, скрепленных канцелярской скрепкой. Это к тому, что Гунар, похоже, первым здесь запустил пластиковые коробок для еды навынос. С надписью Lido, между прочим.

"Белый Лидо" опередил время. Позволить себе там посидеть могли немногие — кое-какие "нефтяники", заезжие иностранцы, братки. Банкиров еще почти не было, чиновники получали гроши, политики еще в дырявых носках ходили, заведение, в общем-то, пустовало. К слову сказать, Гунар и сам отметился как нефтяник, создал компанию Lido-Nafta, — заработать на этом тогда можно было лихо, якобы на эти деньги "Белое Лидо" и случилось.

Не сбавляя темпа, Кирсонс построил новую точку — Lido на Дзирнаву, около Кришьяна Барона. И опять вложился в дизайн, но уже иной: заказная тяжелая дубовая мебель, металлическая ковка, некий рустик. В кухне появился и стал главным открытый гриль. Гунар искал успех, искал интуитивно, методом проб и ошибок, и будущий кулинарный стиль Lido был найден именно там.

Скабпутра-фьюжн

Но что важно — рядом с этим рестораном, соседняя дверь, и общая кухня, Гунар смастерил еще одну точку, куда можно было заскочить и чуть ли не стоя быстро перекусить, так сказать — "Лидо фаст фуд", и еще прихватить в коробке с собой, в офис, коллеге или просто на ужин. И вот оно-то, судя по всему, пошло так лихо, что Кирсон понял: прибыль сидит в обороте. Три свиных ножки доходнее, чем фрим-фрем соус с осентином и шефафой на гарнир. Массовый сервис против эксклюзива. Он смел, как фигуры проигранной партии, весь миллионный декор "Белого Лидо" и устроил там демократичную пивную. Да еще в стиле "латышской традиции". Концепция была найдена, и он отправился клепать новые точки по найденным принципам.

Что такое "латышская кухня"? Черный горох с кефиром? Селедка с творогом? Скабпутра, кто ее видел? Ну, были знаменитые копченые маринованые куры, кончились с советской властью. Кирсонс создал свою кухню, сытную, простую, густокалорийную и обильную, холестерина немерено, но вкусно, что говорить. Какой-то фьюжн баварской и белорусской готовки, но патриотичный: исключительно из свежих латвийских продуктов, и с черным горохом.

На открытии Lido в Елгаве Гунара спросили: а не попробовать ли ему внедрить сеть McDonalds, их в Латвии еще не было. "Зачем мне это, — ответил он. — Посмотрите, в их бигмаке калорий хватает на три часа, а на моей порции человек сыт часов восемь".

А как определить "латышскую традицию"? Корчма из этнографического музея? Не впечатляет, да и кто их помнит. Вся внешняя "латышскость" его заведений — хорошо рассчитанный маркетинговый ход. Гунар так талантливо и не без иронии нашпиговал свои заведения какими-то артефактами, беспроводными утюгами и прочим псевдофольклорным китчем, что народ решил, — вот оно, наше, родное! Сермяжное и посконное.

Да не просто нашпиговал. Зачем при таком энергичном развитии заказывать на стороне? Делаем мебельную фабрику. И кстати, на эту фабрику с заказом со стороны было не пробиться. Дальше: столько народу кормим — делаем свой завод, мясные и рыбные полуфабрикаты, колбасы. И продаем продукцию во все супермаркеты, тоже работает. Ну просто Ричард Бренсон латвийский.

Быстро — это медленно, но постоянно

И наконец — кульминация: "Лидо на Краста". Тут и говорить нечего: на многие годы оно стало визитной карточкой Риги, да и всей Латвии. Уже знакомая кухня, возведенная в квадрат, множество самых разных залов и зальчиков на любой вкус, пивные углы с кучей закуски, и самое важное — неуемная фантазия "хэппенинга", каток, качели, мельница, елка на пятьдесят тысяч лампочек. Место для семейного выезда, с детьми и тещей… Детский визг, счастье, все это в "коэффициент уважения", в числитель.

Вот же молодец, по-хорошему завидовали коммерсанты. И прощали ему даже дурацкие мелочные десять, а потом и двадцать сантимов за парковку. "Конечно, кредит он под это "Лидо-Краста" взял сумасшедший. Но ведь толпа — всегда! И не сказать, чтоб дешево. Не-е-е, не может не отбиваться".

Но червячок сидел. Так все-таки, работала у него эта экономика? Именно сейчас, когда Lido терпит крах, хочется понять: в чем дело? Что случилось с "нашим всем"? Насколько эти беды объективны? Имманентные, внутренне присущие проблемы, или кризис, выросшие налоги, PVN? Кризис не пощадил многих "умных", работавших lege artis, по всем правилам: под горной лавиной выживают не столько умные, сколько удачливые, те кто "отошли покурить". И еще многих прикончит: люфты заканчиваются. Или кризис было только катализатором? Конечно, снизилась посещаемость, упал средний чек. Но было ли именно это фатальным? Другие-то "перемогают".

Есть в Юрмале Саша Усейнов, сорок три года в общепите. Ресторан "Ориент-Султан" в Майори — его, тоже с кооперативных времен. Лет пять он в муках строил Jūra около концертного зала в Дзинтари. На открытии его спросили, почему так долго. "Да я ведь, — говорит, — что зарабатывал, то и вкладывал. — Ну, взял бы кредит, и сделал быстро! — Не, я не умею, да и боюсь. — Саша, — говорят ему, — без кредитов развитие невозможно! Посмотри, вы ведь с Кирсоном в одно время начинали. Где теперь Кирсон, и где ты? — Д-а-а-а, уныло повесил Саша выразительный нос, я вот тут…".

Правду говорят: быстро — это медленно, но постоянно. Попробуйте, прорываясь сквозь светофоры, обогнать велосипедиста.

Долго продержался?

А может, то, что случилось — коммерческий просчет? Может ли сегодня Кирсон сам сказать? Как трепали журналисты Христа в рок-опере: "What would you say were your big mistakes?". В чем ваши главные ошибки?

Проще всего сказать — Кирсона, как и многих других, утащили на дно проекты по недвижимости. Это есть, от этого никуда не уйти. Сначала накупил всего в Эргли, вокруг Гайзинькална, изумительной красоты места, сам там с удочкой пропадал неделями, но и базу отдыха для сотрудников строил. А начав, трудно остановиться.

Но если так — было бы слишком просто. Важнее понять, работала экономика его основного бизнеса? Кое-что можно почерпнуть из обсуждений на порталах. Вот одно, латышский портал Delfi, человека, похоже знающего (в переводе).

slips, 29.10.2010 22:34 "Долго продержался! Еще в 2002 году, когда мы исследовали финансовую корзину Лидо, было ясно, что без других масштабных проектов или удачи (laimes) Lido обречен на банкротство. Это Кирсону говорили и напоминали самые близкие соратники, но он ни одного не брал в голову. Это классический пример, когда коллектив перерос владельца, который все еще хочет процессом управлять. Пригласил бы профессиональных менеджеров, платил приличную зарплату и следил бы, чтобы фирма работала с прибылью — все было бы ОК. Но всегда — я сам, я сам… Выходит, не смог!". Конец цитаты.

Неужели наш флагман имел течь еще с тех пор, и втекало больше, чем вытекало? Пусть втекали не частные вкладчики, а банковские кредиты, но все же — пирамида? Не хочется верить.

Пересечения

На русском портале многие пеняют Кирсону, что спонсировал ТБ. Какую-то недавнюю дурацкую историю с интервью газетенке Гарды, уже в состоянии сильного душевного волнения… И забывают его нахально неполиткорректный Krievu Sēta, Русский Двор в Кенгарагсе, с сарафанами и прочим лубком. Впрочем, там же, Арсений, 29.10.2010 23:46 рассказывает: "Знаю Гунара Кирсонса лично! Пришли они к нему в 2006 году и уговаривали его вступить в партию, он им говорит, вот вам 5000 Ls и больше не приходите".

А на латышском портале его как раз попрекают как "прорусского". И пинают за участие в обществе "За лучшую Латвию". Действительно, что он там искал, пропагандировал, выступал? Неужели надеялся на то самое послевыборное laime? Вряд ли, ведь к этому времени он уже понимал, что, как модно говорить в России, — "поздняк метаться". Может, было неудобно отказать Шлесеру, который устраивал в Lido вице-мэрские посиделки с бизнесменами?

И то сказать: пересечения с государством Кирсону не очень удавались: независимых чиновники не любят. Помню подковерную борьбу Кирсона за Верманский сад — ох, он бы там развернулся! Проиграл, но может и к лучшему, победителя потом обломали об колено, после него остались только металлический забор и пустующий "Вернисаж".

Кирсон, по крайней мере внешне, никогда не занимался политикой, жил параллельно государству. Всей своей жизнью он показывал: в этой стране талантливый и трудолюбивый человек может заработать сам, и много, без откатов и приватизаций. Тем грустнее: неужели все-таки не может?

И еще одним Кирсон многим колол глаза — скромностью и умеренностью. Многие годы ничего на себя не тратил, ездил на небогатой машине, жил в обычной квартире, не гламурил на тусовках, все вкладывал в бизнес. Может, поэтому он без оглядки заложил всю наконец-то накопленную мишуру — пару машин, квартир, домов в Межапарке, — и бросил все обратно на спасение бизнеса? Или, в эйфорическое время беззаботно раздавал личные гарантии? И банки поймали на крючок?

Вопросы, вопросы

Надолго ли дали передышку по ĀTAP? Убытки за последний год хоть и сократились на 65%, но все-таки составили 600 тысяч латов? Смогут ли рестораны работать при каких-то инвестициях, например от новых участников? Или там объективно негативный денежный поток, который не поднять никакими вливаниями, и их судьба быть разобранными на запчасти?

Многие говорят, в последнее время в Lido резко упало качество. А были ли там, помимо отраслевых, свои собственные писаные стандарты качества?

Пишут, что он был довольно бесцеремонен, даже груб с персоналом. Но может быть, это жесткость руководителя? Как с этим соотносится "Пансионат сотрудников" в Мадонском районе, у Гайзинькална? Кстати, удалось ли его достроить или это осталось задумкой?

Неужели закроется Lido на Гертрудес? Единственное место, где в Риге можно поесть ночью? Где ночь напролет очередь из дежурных полицейских вперемешку с девочками Чака, — есть-то хотят и те, и другие?

Кто не бывал в "Стабурагсе"? Какие-то этажи, полуэтажи, закоулки, укромные местечки, уютные зальчики, о которых нужно было заранее договариваться — модное и популярное место. Почему оно скончалось? Говоря экономически: была у Lido маркетинговая стратегия? В чем она состояла? Как определялся целевой рынок? Уровень клиентуры? Или все определяла интуиция хозяина? Может быть, при таких цифрах этого было недостаточно? По закону Мэрфи, сложность задачи растет до тех пор, пока не превысит способности программиста.

Высокие технологии

Хочется узнать: почему он всегда отказывался продавать франшизу Lido? Почему отказался от создания сети Lido типа McDonalds, ведь предлагали десятки и сотни коммерсантов, российских, белорусских, украинских? Через одного: побывали на Краста — здорово, давай такое сделаем у нас дома.

Конечно, франшиза — отдельный и сложный проект, и все-таки? В чем дело? Гордыня? Или эндемика, мол, все это присуще и может работать только данной территории? Вот открыл Lido в Литве — не пошли люди, дорого.

Не встречая поддержки, коммерсанты повторяли его технологию, делали кальку, перелицовывали, как "Двойной Кофе" — "Старбакс". Разве московские "Елки-Палки" — не то же Lido? Минский "Раковский Бровар" — не Lido? А сколько мебели можно было бы туда поставить, а сколько продуктов возить? Ну нет в "Броваре" таких кальмаров к пиву, как в Риге. Как сейчас франшизы бы его вытягивали!

В конце концов, почему не думал об IPO? Разделил бы риски с инвесторами. Слишком высокая технология? Или не хватало прозрачности?

Не зря Кирсон — борец дзюдо, он не мог бы играть в команде. В этом счастье и беда предпринимателя, самому принимать решения и за все отвечать. И чиновником не смог бы, там главное — не принимать решений и уходить от ответственности.

Хочется пожелать Гунару не забывать, что он — борец. Cловами тех же журналистов из рок-оперы — „You'll escape in the final reel", ты прорвешься в последних кадрах. Удачи.

Печатная версия статьи была опубликована в газете "Вести сегодня"

Source

Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form