Юрий Алексеев. Как нам обустроить интеграцию
Foto: Publicitātes foto

Везет Латвии с женщинами. В отличие от мужиков, они очень активные. Особенно, когда становятся министрами. И особенно – когда культуры.

Кто был министром культуры до Елены Демаковой? Не вспомните. А ее народ не забудет. Ох, как не забудет. Я вот лично, каждый раз, проезжая мимо похожего на Чернобыльский саркофаг бетонного строения – Замка Света, каждый раз вздрагиваю и вспоминаю министра культуры Демакову «добрым словом».

Нынешняя министресса культуры – Сармите Элерте тоже запомнится латвийскому народу своей кипучей энергией и боевитостью. Правда, отгрохать какой-нибудь саркофаг своего имени ей уже не удастся. Весь культурный бюджет на 100 лет вперед до нее уже потратила Демакова. Зато Программа по интеграции латвийского общества, которую недавно родило ведомство г-жи Элерте – не менее креативна, чем Замок Света. И гораздо дешевле.

Случилось так, что на 20-м году независимости ее ведомство озаботилось проблемой, что в латвийском обществе имеются некоторые признаки двухобщинности. Говоря простым языком, оно обнаружило, что в Латвии кроме латышей живут еще и русские. Причем, за эти 20 лет счастья русские по каким-то необъяснимым причинам не стали латышами. Даже язык выучили, а латышами все равно не стали. И проблему эту нужно немедленно решать.

С чего начало ведомство, разрабатывая программу интеграции русских в свою вожделеющую их принять среду? С расстановки дефиниций. Для начала оно определило, что все мы, русские, приехавшие в Латвию после войны и их потомки – иммигранты. Даже те, кто тут родился уже в третьем поколении. А возможно – и в четвертом. С войны-то уже 66 лет прошло…

В принципе, этого одного уже было бы достаточно, чтобы все ведомство г-жи Элерте с ее Программой мы, недоинтегрированные русские, дружно послали на… На доработку! Но я, как человек прагматичный, учитывая, что контора г-жи Элерте сейчас примерно на 45% существуют за счет наших иммигрантских налогов, хотел бы сформулировать для них конкретные задачи. Ну, чтобы они не занимались бесполезной работой.

Для начала определимся, чего вы от нас хотите? Чтобы мы выучили латышский язык? Так, мы его практически все уже и выучили. Чтобы спели гимн и сдали экзамен про оккупацию? Большинство из нас уже доставило вам такое удовольствие. Что далее? Вот тут затыка: в Программе на этот счет идут довольно мутные рассуждения про «латышскость», «латышские ценности», «латышскую культуру»… Чего конкретно-то надо? Надеть постолы и сплясать на Празднике песни? Это можно. Но вот вопрос: а нам-то это зачем?

Что взамен? К каким таким ценностям вы хотите нас приобщить? Лично я вижу пока только одну настоящую «латышскую ценность», которой у меня нет. Это – возможность усесться в чиновничье кресло на верный оклад с перспективой что-нибудь стырить. Других истинно латышских ценностей за 20 лет независимости вы не обозначили.

Ну, так, вы же все равно меня туда не пустите. Хоть я год по Риге в постолах отплясывать буду. Ведь, правда? В чиновничью латышскость вы меня интегрировать не собираетесь. Вам самим такой латышскости не для всех хватает. А тогда что?

Я понимаю моих многочисленных друзей, которые за последние 20 лет интегрировались в Германии, Англии, США, Франции, Австрии. Язык местный учили – аж дым стоял. К ценностям приобщались непрерывно. Зачем? А затем, чтобы вписаться в их общество, получить оплачиваемую и интересную работу, детям своим образование дать хорошее и полезное. Ну и потом, состарившись, получить достойную пенсию и медицину.

Мы, русские, в отличие от арабов-африканцев, очень даже способный к интеграции народ. Во втором поколении нас уже от местных не отличишь. Американскость, немецкость, французскость схватываем на лету. А вот с латышскостью никак не идет. Почему? Стимула нет. Ни работы, хорошо оплачиваемой, здесь нет, ни образования перспективного, про пенсию с медициной я уже и не заикаюсь.

В общем, я предлагаю г-же Элерте перед тем, как продолжить работу над Программой интеграции, для начала придумать какой-нибудь убойный аргумент. Объяснить нам, русским, для чего нам следует интегрироваться в латышские ценности. Сразу предупреждаю: штрафы за использование русского языка не сработают. Штрафы – это насилие, а чтобы раствориться в латышскости, любовь нужна. Ну, или, на худой конец, расчет. Пусть Элерте над этим подумает, она – женщина сообразительная.

Внимание! Автор участвует в дискуссии и отвечает на комментарии на сайте IMHOClub.lv.

Source

Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form