Невъездные-2.
Журналистка провела два дня в инвалидной коляске на улицах Риги

Мария Кобызева

 Журналист

Весной 2010 года журналист сейчас уже несуществующей газеты "Телеграф" Мария Кобызева в сопровождении фотографа Мариса Морканса объехала весь центр Риги в инвалидной коляске. Девять лет спустя портал DELFI попросил Марию и Мариса повторить тот же маршрут и рассказать, как изменилась городская среда, и стала ли Рига более доступной для людей в колясках.

Фото: Марис Морканс, "Телеграф", 2010.

"Жарко, пыльно, от непривычной нагрузки хочется пить. Но все магазины за гранью моих – человека в коляске – возможностей: то порог слишком высок, то непреодолимые ступеньки. (..) Приходится заранее продумывать маршрут, издалека оценивая скаты. Этот город создан для здоровых."

26 мая 2010 года, "Невъездные. По Риге в инвалидном кресле" (газета "Телеграф").

Инвалидную коляску мне дали в Обществе инвалидов и их друзей Apeirons. Маршрут, как и девять лет назад, начинается со двора на улице Кр. Валдемара, 39. Перед стартом координатор проектов Apeirons Ирина Пархоменко напоминает, как пользоваться коляской, и советует не тратить время на Рижскую думу и общественный транспорт: с 2010 года ничего не изменилось, все осталось таким же доступным.

По Валдемара мы направляемся в сторону центра, плавно преодолевая бордюры. Девять лет назад я безуспешно пыталась воспользоваться здесь банкоматом. На том же месте его больше нет, поэтому мы направляемся к ближайшему. Я без проблем заезжаю на пандус и снимаю деньги. Правда, далеко не все банкоматы по нашему маршруту так же удобны для человека в коляске. Например, на перекрестке Валдемара и Дзирнаву к банкомату нужно тянуться и людям невысокого роста. Попытки подъехать ближе так, чтобы не свалиться на проезжую часть, привлекают внимание прохожего. Он показывает удостоверение работника банка и предлагает помочь. 

С непривычки передвигаться в инвалидной коляске сложно – чтобы крутить колеса, нужны сильные руки. Через пять минут они уже испачканы, и я вспоминаю, что нужно было взять перчатки: девять лет назад мне об этом уже говорили. Марис предлагает заехать в строительный магазин. Попасть внутрь по крутой, ведущей в подвальное помещение лестнице я не могу. Марис приносит перчатки на примерку, я выбираю нужный размер и мы идем дальше, пересекая дорогу в неположенном месте. До перехода очень далеко. Машины резко тормозят, а Марис помогает преодолеть высокий бордюр. 

Дальше мы направляемся в Старую Ригу, по дороге проклиная бестолковых строителей: съезжаешь с тротуара без проблем, пересекаешь проезжую часть, но на другой стороне тебя встречает бордюр. А ведь улицу недавно ремонтировали. 

Фото: Марис Морканс, "Телеграф", 2010

"Терпкий запах ландышей наконец-то перебивает аромат из кондитерской на углу Бривибас и Меркеля. К тамошней выпечке попасть мне не удалось – "спасибо" очередному бестолковому порогу".


26 мая 2010 года, "Невъездные. По Риге в инвалидном кресле" (газета "Телеграф").

Из всех улиц, по которым мы прошли за два дня, самой удобной с точки зрения преодоления бордюров оказалась Кр. Барона. Но инвалиду-колясочнику здесь делать нечего: чтобы войти почти во все магазины, кафе и парикмахерские, нужно преодолеть ступеньки. Без опыта и физической подготовки решиться на это трудно. Еще одна преграда – на пути к сакральному. Сидящая в инвалидной коляске у подножия Кафедрального собора женщина без ноги охотно вступает в разговор.

– А как зайти в церковь, подъемник есть?

– Попросите кого-нибудь, чтобы занесли. Тут вместо подъемника старый охранник. Один он не справится, надо еще мужиков поискать каких-то.

Старый город для здоровых

"Любимый туристами Старый город, как и говорил Айгар, для меня – закрытая зона. По мостовой передвигаться очень сложно: передние колеса застревают между булыжниками, а тротуары слишком высокие – не заехать" 26 мая 2010 года, "Невъездные. По Риге в инвалидном кресле" (газета "Телеграф").

Исторический центр, конечно, никто не перестроит. Но, раз мы заезжали в Старую Ригу девять лет назад, не можем пропустить и теперь. Пешеходный переход от площади Бривибас до улицы Калькю преодолеваю без проблем. Останавливаюсь посмотреть на молодых людей, танцующих брейк. Перегородившие путь девушки-подростки настолько увлечены съемкой видео, что не видят меня: приходится делать круг, чтобы их объехать. 

По Калькю проезжаю чуть дальше площади Ливов, и там начинается кошмар. Колеса застревают между булыжников, передвигаться тяжело, и очень страшно упасть лицом вниз. От напряжения начинает болеть голова. Прохожие куда-то бегут, никто не предлагает помочь. 

"Пешеходный переход с резиновым пандусом на набережной неподалеку от Рижского замка. Съехать просто, а вот наверх – никак (возможно, причина в моей неопытности, но рисковать не хочется). Его, очевидно, строили, чтобы инвалиды могли спуститься к Даугаве отдохнуть. Переход, однако, ведет в никуда, постепенно превращаясь в крутые ступеньки. Я пробую пробраться к реке по газону. Тщетно: берег отделен подлым бордюром – хоть и маленьким, но совершенно непреодолимым".

26 мая 2010 года, "Невъездные. По Риге в инвалидном кресле" (газета "Телеграф").

Чертыхаясь и проклиная затею прогулки по Старой Риге, добираемся до асфальтированной дорожки у главного здания РТУ. Выдыхаем и идем дальше: проверить, смогу ли я на этот раз попасть на набережную Даугавы. На пешеходном переходе съезжаю на улицу Краста, пересекаю ее и упираюсь в бордюр. Марис предлагает помочь, но я отказываюсь, разворачиваюсь спиной и в итоге все-таки скатываюсь к реке.

У прогулочного кораблика ко мне по-английски обращается молодой человек, который предлагает прокатиться по реке. Как я попаду на палубу? Юноша просит минуту подождать, возвращается и радостно обещает позвать на помощь экипаж: меня отнесут на палубу на руках. Мы вынуждены отказаться – нам еще нужно добраться до рынка.

Туалет? Потерпите!

Единственный туалет по маршруту, в который я смогла попасть – в помещениях Гастрорынка на Рижском Центральном рынке, куда мы зашли перекусить. А вот на набережной ничего за эти годы не изменилось. Преодолеть железный порог, одновременно придерживая массивную дверь, без помощи посторонних невозможно. На улице Радио туалет вообще не работал, в парке у Академии художеств та же история, что и на набережной. Можно, конечно, пытаться преодолеть порог задним ходом, но кто придержит тяжелую дверь? Всегда рассчитывать на помощь прохожих? Возможно, опытные люди обладают навыками попадания внутрь, но у меня их нет.  

Фото: Марис Морканс, "Телеграф", 2010

"Эта "колея" крута невероятно. Айгар предупреждал, вспоминаю я, спуск по такому сооружению грозит летальным исходом. Останавливаю коляску в начале "трассы". Задумываюсь: моросит дождь, значит, железо еще и скользкое. Народ у нас отзывчивый: ко мне подходят пожилые мужчины и женщины, молодые девушки и парни. Все предлагают помощь. На мое боязливое: "А вы умеете? А вы меня не уроните?" – смущенно улыбаются".

26 мая 2010 года, "Невъездные. По Риге в инвалидном кресле" (газета "Телеграф").

Девять лет назад подземные переходы были по-настоящему опасными: они были оборудованы только железными рельсами, которые подходили для спуска велосипеда или детской коляски. В инвалидной коляске спускаться по рельсам я бы не рискнула. С тех пор у меня появилось много друзей в инвалидных колясках, и сегодня путь в переход открыт и для них: появились подъемники! 

Следуя инструкции, нажимаю и держу кнопку, пока платформа очень медленно ползет вверх. Наконец, платформа останавливается у моих ног, поручни поднимаются, но ступенька застряла. Пока я соображаю что делать, хмурый парень в капюшоне, не задавая вопросов толкает ступеньку и закатывает меня на платформу. С подъемника я съезжаю без проблем и сразу еду к следующему. На нажатие кнопки он реагирует громким неприятным звуком. Несмотря на это, подъемник все же опускается и поднимает меня наверх.

Еще один способ спуска в подземный переход – лифт. Его я протестировала на привокзальной площади: быстрее и удобнее, чем подъемники (на них подъем занимает минут десять). Минус: один из лифтов кто-то использовал вместо туалета.

Недоступная Юрмала  

"Предприятие Pasazieru vilciens еще не закончило процедуру закупок, не выбрало, какие подъемники лучше, но прогресс есть – Айгар впервые за 19 лет оказывается в электричке. Планируется, что установки будут доступны во всех больших городах страны и на трех станциях юрмальской ветки. Правда, о необходимости подъемника придется предупреждать за 48 часов. Чтобы сорваться к морю под настроение, по-прежнему будут нужны ноги или машина"

26 мая 2010 года, "Невъездные. По Риге в инвалидном кресле" (газета "Телеграф").

По сути, ничего не изменилось. Если вы в коляске, то сорваться в Юрмалу можно только если есть машина. Лестница на перроны железнодорожного вокзала со стороны улицы Дзирнаву пугает своей неприступностью. С этой стороны на перрон не попасть. Приходится идти в один из тоннелей Origo, оттуда подняться к электричке можно было и девять лет назад – на подъемнике. Но для того, чтобы зайти в вагон в Риге, а выйти, скажем, в Дзинтари, нужно за 48 часов до отправления заказывать мобильный подъемник. Звоню по указанному номеру. 

– Здравствуйте! Я приехала в Ригу из другого города. Жара, захотелось на море. Я передвигаюсь на инвалидной коляске. Смотрю, что надо заказывать подъемник. А сегодня никак? 

– Простите, но предупреждать нужно за 48 часов. 

– Я подумала, а вдруг свободен… Он у вас что, один только?

– Нет, несколько. Но в процессе задействовано очень много сторон, и сегодня мы никак не можем помочь. Может, завтра?.. 

Не хочу я на море завтра. Я хочу сейчас.

На улице жарко, мы хотим воды и мороженого. Ставлю корзинку на колени и заезжаю в супермаркет. Кручусь у витрины с мороженым, но это не интересует ни работника зала, ни покупателей. Достать до порций в глубине морозильной камеры не могу, поэтому выбираю из тех, что лежат поближе. 

Так же и с водой: нужные маленькие бутылки стоят на верхних полках, до которых не достать. Беру те, что ниже и еду на кассу самообслуживания, где кассир помогает рассчитаться. Но, кажется, я бы могла сделать это без ее помощи. 

У здания Латвийской национальной оперы, по дороге в Apeirons, где мы завершаем репортаж, останавливаемся посмотреть отснятые фотографии. Наша парочка – мужчина с фотоаппаратом и девушка – в коляске привлекает внимание прохожих. Когда Марис фотографирует меня у кустов с цветами, проходящие мимо женщины улыбаются. И все же мне кажется, что девять лет назад девушка в коляске привлекала куда больше внимания, чем сейчас. Хочется верить, что люди наконец-то привыкли к тем, кто передвигается в коляске. И считают их такими же людьми – разве что с чуть-чуть иными потребностями.

В апреле 2019 года в Латвии проживало 193 040 человек с инвалидностью, из них 33 275 — с проблемами передвижения. Сколько используют инвалидную коляску, неизвестно – эту статистику никто не ведет. 

С 2005 года департамент сообщения Рижской думы выровнял более 15 000 бордюров, требования по доступности среды учитываются во время ремонтных работ. Представитель Департамента сообщения РД Илзе Диманте сообщила DELFI, что общественные организации и частные лица регулярно сообщают о том, где нужно приспособить инфраструктуру для людей с инвалидностью. Эти предложения вносят в план и реализуют в рамках возможностей. Свои предложения можно внести по телефону 80003600. 

В течение 16 лет Рижская дума выделяет финансирование на установку подъемников в домах, где проживают люди с проблемами передвижения. В общей сложности в Риге установлены 191 стационарных и мобильных подъемников. По состоянию на 31 декабря 2018 года в очереди на получение подъемников стояли 144 человека. Кроме того, уже 12 лет люди в инвалидных колясках могут получить пособие до 4000 евро на приспособление своего жилья. В 2018 году средние затраты на одно жилое помещение составили 2720 евро. В 2016 году было приспособлено 46 жилищ, в 2017 – 47, в 2018 – 52. По состоянию на конец декабря, в процессе ремонта находились 44 объекта. Помимо этого, люди с инвалидностью могут получить разную социальную помощь, например, пособие на транспорт, услуги ассистента и др. 

DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.