Доктор Пакалнс: на Марс — с мелиссой
Foto: Publicitātes foto

Фармацевт и доктор биологических наук Дайлонис Пакалнс на себе прочувствовал несправедливость советских времен и, только выйдя на пенсию, наконец смог пустить в дело свои уникальные знания, руководя Рижской фармацевтической фабрикой. Разработанная под его надзором линия чаев является одной из самых узнаваемых визитных карточек Рижской фармацевтической фабрики.

С его именем связано создание и других востребованных продуктов РФФ. У фармацевта и доктора биологических наук Дайлониса Пакалнса этой осенью выйдет книга "ФИТОТЕРАПИЯ".

"Получился такой парадокс, что я учился на трех факультетах на "Ф": филологическом, физико-математическом и фармацевтическом. Я смеюсь: следующий, наверное, будет институт физкультуры! — говорит знаток мира растительных чаев. И, вспоминая свой путь к успехам, упоминает также резаные раны времени: — Я так не хотел, но были такие времена — мои родители были высланы в Сибирь, и это было клеймо на всю жизнь. Везде, куда я поступал учиться, меня вскоре просили уйти. Фармацевтика, наверное, оказалась самой безвредной…

Я хотел учиться в аспирантуре, однако мне посоветовали лет пятнадцать поработать лаборантом. Чтобы прожить, приходилось работать в трех местах. Во время учебы, когда я подрабатывал "трамвайщиком", вместе со стипендией я зарабатывал в два раза больше. Потом мне это надоело, и я добровольно уехал в Сибирь. Мама тогда сказала: "Меня увезли в вагоне для скота, а ты уехал в вагоне для господ"".

Знания — самое важное

"Когда в 1949 году мать выслали в Сибирь, нас осталось три брата — младшему пять лет, я был старший, учился в 10-м классе. Это случилось на весенних каникулах. Школу в Алуксне мне помогла закончить классная руководительница, она принесла также большую буханку хлеба, который помог выжить. После школы отец друга предложил ехать с ним в школу Страутини, где он был директором. Он оформил меня работником, который косил для школьных лошадей сено. Так я лето прожил у них", — вспоминает совсем раннюю молодость Дайлонис Пакалнс. В жизни пришлось много пережить и также встретить отзывчивых и понимающих людей, которые помогли. Сейчас он думает, что в жизни всегда сохраняются две вещи — во-первых, большой багаж знаний, так как он начал читать в неполных шесть лет и гору прочитанных книг не описать, и, во-вторых, способность аналитически мыслить. "В моей библиотеке сейчас около пяти тысяч книг, которые мы с женой везде таскаем с собой. То, что человек получает, читая хорошие книги, в нем остается и в любой области жизни тоже помогает. И надо уметь оценивать, думать аналитически. Сейчас у людей пропадает критическое мышление", — уверен Дайлонис Пакалнс.

"Когда я заглядываю в интернет, там столько глупостей и допущений о лекарственных растениях! И люди этому всему верят. Однако всегда надо смотреть, насколько компетентен человек, который нам что-то рекомендует. Я считаю, что в Латвии в этой области авторитет Вия Эниня, так как она всю жизнь работала с лекарственными растениями. Однако есть люди, которые выступают как невесть какие специалисты, совершенно таковыми не являясь".

Свои знания Дайлонис Пакалнс в свое время щедро передал студентам-фармацевтам: в течение 20 лет он руководил практикой по лекарственным растениям у более 18 тысяч студентов из 15 фармацевтических институтов и факультетов, начиная от Хабаровска и Иркутска, Ташкента и Алматы до Витебска, Кишинева и Риги. Был руководителем разработки трех диссертаций на темы лекарственных растений.

Счастливое совпадение

Интерес к растениям и фитотерапии в жизни был лишь совпадением. В детстве Дайлонис Пакалнс мечтал работать учителем, хорошо шла литература, на любую тему он мог написать несколько сочинений. Писал их для своих одноклассников, и чтобы у учительницы не возникали подозрения, писал как кому было нужно — кому на пятерку, кому на четверку. Поэтому и поступил сначала на филологический факультет, где ему корректно дали понять, что стоит поискать другой институт. На физико-математическом факультете он получил очень прямые указания, что в Советском Союзе высшее образование не обязательно, что он может работать и грузчиком. Тогда заговорило упрямство — докажу, что не буду никаким грузчиком. Отправился изучать фармацевтику, даже не зная, что это такое.

На практике по лекарственным растениям он попал в Тульскую область. Увиденное там вызвало настоящее удивление — вместе с экспедицией идет человек и называет латинские названия каждого растения, которое видит по дороге. Возникло желание: я тоже так хочу! В следующем году он все лето отработал в научной экспедиции по лекарственным растениям из Московской области на Кавказе. Незаметно для себя понемногу влюбился в эту профессию. Позже лет на двадцать Дайлонис Пакалнс отправился работать в Россию. Он вспоминает: "В Латвии мне никуда не давали двигаться, а узнав, что я поеду в Сибирь, назначили директором испытательной станции новосибирского филиала Института лекарственных растений Московской области. Для меня это было делом принципа, но я даже представить не мог, какие условия меня там ждут. Мне было тридцать лет, я был уже женат. Жена приехала через год, в Сибири родилась наша дочь. Не хочу много о тех временах говорить — это все в прошлом".

Доза удали

Однажды удаль могла закончиться даже трагически — если бы он не спасся, никто тогда так и не знал бы, где теперь умного знатока мира чаев в горах Алтая искать. В тот раз собирали образцы для диссертации о горичнике сибирском, которым в 60-е годы многие интересовались. Исследователь отправился в поход сначала на границу с Китаем в Талды-Курганской области, где присоединился к экспедиции на озеро Балхаш. Когда материал был собран, отправился в Семипалатинск, откуда на самолете улетел в Горный Алтай. Не слушал никого и под вечер один отправился в путь вдоль реки Катунь, чтобы собрать последние материалы для исследования. Устал, замерз, заблудился. В пути через полтора дня остался в одной рубашке без ничего. И тогда с радостью увидел: на камне сидит человек. На тот момент это мог быть хоть какой-нибудь беглый преступник — такая была радость увидеть человека посреди ничего. Оказалось, исследователь шел по звериной тропе, поэтому и заблудился. Живую душу встретил только потому, что, защищая скот от ящура, яков из Монголии в Барнаул, на Бийский мясокомбинат, гнали не по обычной дороге, а по горным тропам. Именно на них исследователь природы и заблудился.

Из колхоза на фабрику

"Позже из Сибири мы с семьей переехали на Северный Кавказ, где я ходил в экспедиции за дикорастущими растениями. Как в конце марта начинали, так до октября — каждый месяц приезжай домой, поменяй команду, обслужи машину, немного отдохни — и опять уезжай. В то время мы больше всего работали в Армении, а также в Азербайджане; на Северном Кавказе меньше, так как это был уже довольно хорошо исследованный регион", — вспоминает Дайлонис Пакалнс. Во время отпуска жена с детьми и своей мамой (после смерти тестя в Сибирь переехала и теща) всегда ездила в Ригу.

Однажды, когда они отъехали сто километров от Краснодара, маме в поезде стало плохо, и исследователь получил телеграмму с печальной вестью… После этого жена в Сибири больше оставаться не могла. Так в 1984 году они переехали на Украину, где Дайлонис Пакалнс стал директором испытательной станции. В Латвию вернулся за два месяца до смерти Леонида Брежнева. Биография все еще мешала успешному росту. Воспользовавшись удобным случаем, переехал в Адажи, в колхоз. Там был руководителем научного центра, позже руководил информационной службой… И только потом, когда уже вышел на пенсию, начал работать на Рижской фармацевтической фабрике директором — руководил ею более 20 лет, будучи уже пенсионером. "Такая вот пестрая жизнь…" — теперь, размышляя об этом, говорит Дайлонис Пакалнс, добавляя, что все зависит от отношения самого человека — любая работа, которая нужна, хороша.

С мелиссой на Марс

Верит ли сам знаток чаев в силу лекарственных растений? Да, бывают такие болезни, когда совсем нет нужды идти к врачу. Хотя бы легкая простуда. Если нет высокой температуры и не нужен больничный, можно обойтись только травяными чаями. "На мой взгляд, одним из первых вариантов выбора из лекарственных растений является ромашка — не зря ее называют европейским женьшенем. Она помогает и в случае простуды, и при нарушениях пищеварения. Хороша также мята, которая помогает пищеварительной системе, и чай из липового цвета, который не только помогает пропотеть, но и успокаивает. Но если бы надо было выбирать, что я взял бы с собой, чтобы жить на Марсе, то определенно мелиссу. Она успокаивает, способствует пищеварению, помогает от простуды.

На мой взгляд, фармацевт — это тот специалист, который должен был бы советовать лекарственные растения, потому что он определенно знает о них даже больше, чем семейный врач", — говорит один из самых знающих специалистов по лечебным чаям в Латвии.

Он напоминает, что выращивать лекарственные растения не то же самое, что выращивать картошку. В свое время очень злился на тех, кто звонил и говорил: я вернул себе земельную собственность, может, я мог бы выращивать лекарственные растения? Культура лекарственных растений — это, в основном, вчерашние дикорастущие растения, и перенести их в культуру вовсе не такой простой процесс. Если бы кто-то решил, что их можно сажать или сеять под яблоней, то это совершенно неправильный подход — если растение будет расти в тени, в нем будет меньше действующих веществ, так как, чтобы происходил процесс биосинтеза, ему необходимо солнце.

Сам Дайлонис Пакалнс растения больше не собирает, но до сих пор с удовольствием о них пишет и в публикациях для журналов, и в своей книге "ФИТОТЕРАПИЯ".


Source

Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form