Максим Никулин
Foto: DELFI

Правда ли, что мать Юрия Никулина родилась в латгальском городке Ливаны? Какова судьба конфет имени Никулина, придуманных в Латвии? Чем занимаются внуки Никулина? Так ли плохо диким животным в цирке, как это малюют защитники природы? Что значит быть сыном самого веселого человека в стране? Какая судьба ждет цирк? Сын самого известного клоуна постсоветского пространства Юрия Никулина Максим пообщался с порталом Delfi накануне гастролей в Латвии руководимого им Московского цирка на Цветном бульваре.

18 декабря Юрию Никулину исполнилось бы 95 лет. С Латвией его связывали самые сладкие связи – в прямом и переносном смысле. Среди экспонатов Музея Никулина в Цирке на Цветном бульваре почетное место занимает красочная коробка "Конфеты от Никулина" производства латгальской фирмы... А в запасниках Даугавпилсского краеведческого музея стоит картина с изображением Ливанской гимназии, где по семейной легенде училась мать Юрия Владимировича. А также плакат с портретом Никулина и личным автографом артиста, который он подарил даугавпилсскому бизнесмену Илье Подколзину.

Я свои достоинства не приуменьшаю и не преувеличиваю – понятно, что адекватной замены Юрию Никулину нет и быть не может, но так получилось, что его знамя досталось мне – надо нести. Максим Никулин

В 90-х Подколзин владел контрольным пакетом акций кондитерской фабрики "Дагда", для раскрутки которой решил выпустить цирковую серию конфет. Известные дрессировщики слонов Корниловы, выходцы из Латвии, познакомили Илью с самим Никулиным, которому бизнесмен предложил выбрать любой сорт конфет. Юрий Владимирович надкусил шарик фундука в шоколаде и произнес коронную фразу: "Говно, но вкусное!" Конфетки по форме действительно напоминали катышки животных, с которыми каждый цирковой ежедневно сталкивается.

Московский цирк на Цветном бульваре им. Юрия Никулина
Foto: Publicitātes foto

На фото: представление Московского цирка на Цветном бульваре им. Юрия Никулина.

Прочитав подаренную Никулиным автобиографическую книгу "Почти серьезно", Подколзин обнаружил, что мама артиста, в девичестве Лидия Германова, родилась в Прибалтике: ее отец возглавлял Ливенгофский городской почтамт. А работники Даугавпилсского краеведческого музея заверили, что так назывались в то время нынешние Ливаны, о чем бизнесмен рассказал Никулину. Артист просил добыть информацию поподробнее, отправив в подарок музейным работникам свой плакат с автографом. В хранилище музея нашлась картина с изображением женской гимназии, но архивы учебного заведения в войну бесследно пропали.

Первый вариант коробок "от Никулина" был отпечатан в Даугавпилсе, а ее более презентабельный вариант – в Риге. Конструктор придумал вложить в коробку "фокус-покус" -- плоскую картонку, которая после вскрытия конфет выскакивала из коробки с резким хлопком превращалась в кубик с автопортретом Никулина. В цирке шутку тут же окрестили кубиком Юрика. Конфеты использовали в презентационных целях – на подарки ветеранам цирка и иностранным гостям, в детдома, на задабривание врачей, лечивших цирковых, и строителей, чинивших цирк. В дальнейшем конфеты выпускались на фабрике "Красный октябрь". Увы, дело дальше не пошло. После смерти Никулина 21 августа 1997 года его сыну Максиму пришлось перенять на себя все руководство цирка – в тот момент было не до конфет и генеалогических изысканий…

На днях Максим Никулин побывал в Риге и пообщался с порталом Delfi.

RIA Novosti/Scanpix
Foto: RIA Novosti/Scanpix

На фото: родители Максима - артисты Юрий и Татьяна Никулины.

Максим – единственный сын Юрия Никулина и артистки цирка Татьяны Никулиной (Покровской) – имел все шансы пойти по стопам родителей. В 11 лет он вместе с отцом снялся в фильме "Бриллиантовая рука" - играл мальчика с сачком, который шел "по воде", пока его не догнал и сбил пинком Геннадий Козодоев (Андрей Миронов). Но артистическая карьера Максима не привлекла. Он закончил факультет журналистики МГУ и работал сначала в газете "Московский комсомолец", потом на радио "Маяк", а позже – на центральном телевидении в программах "Время" и "Утро".

В 1992 году, после того как был застрелен коммерческий директор Цирка и заместитель Никулина-старшего Михаил Седов (убийц так и не нашли), сын взялся в свободное от эфиров время помогать отцу, которому, как человеку творческому, решение финансовых и бумажных проблем было совершенно не свойственно. Первый год Максим отработал бесплатно, научился разбираться в делопроизводстве, а когда за ляп был отлучен от эфира, ушел в цирк официально. И после смерти отца перенял все бразды правления, став генеральным директором и художественным руководителем Московского цирка на Цветном бульваре, названного именем Юрия Никулина.

- Каково это - быть сыном лучшего клоуна, которого все дети Союза мечтали увидеть хоть раз в жизни? Вам-то весело жилось?

– Да обхохочешься! Видел я своих родителей мало, по два-три месяца в году – они все время колесили по гастролям, но когда мы были вместе, то не скучали точно. Отец был очень оптимистичным человеком. Я крайне редко видел, чтобы он был чем-то озабочен, расстроен или сердит. И это несмотря на две пройденных им войны, которые часто людей ломают. Единственное, чего он терпеть не мог, когда его обманывают – тут он навсегда вычеркивал человека из своей жизни. Помню, как-то он наотрез отказался выступать в совместном проекте, где в списке стоял один человек.

Он был великим знатоком анекдотов, поэтому мне было особенно приятно, когда удавалось рассказать анекдот, который он еще не знал. Это случалось крайне редко. Но стоило того - отец хорошо реагировал. А вот более серьезного и мрачного человека, чем Леонид Гайдай, трудно себе представить – он смешил всю страну, но сам он не смеялся вообще.

- Неужели, будучи единственным сыном в артистической семье, вы никогда не хотели сами стать клоуном или иным артистом?

- У меня, вообще, никогда не было тяги к публичности. Даже после того, как снялся в "Бриллиантовой руке" - никаких позывов не возникло. Я же не проходил пробы. Просто понадобился на съемках мальчик, а чего его искать, если он болтается под ногами на площадке. Меня и взяли в кадр. Сам я одно время хотел стать врачом, а по большому счету, не было ни к чему особой страсти. В итоге пошел в журналисты – исследовать жизнь. Но звезды встали так, что именно на меня выпало руководство цирка. Я свои достоинства не приуменьшаю и не преувеличиваю – понятно, что адекватной замены Юрию Никулину нет и быть не может, но так получилось, что его знамя досталось мне – надо нести. По счастью, у меня есть два подспорья.

Максим Никулин
Foto: DELFI

На фото: Максим Никулин с сыном Юрием Никулиным, очень похожим на дедушку в молодости.

- Представьте, пожалуйста, всю сегодняшнюю династию Никулиных!

- Моя старшая дочь Мария (от второго брака) живет в Германии – она нейрохирург Мюнхенской университетской клиники. У нее две дочки. Сыновья закончили продюсерское отделение школы-студии МХАТ и работают в цирке. Юра (сын от третьего брака) занимается рекламой, спецпроектами, сувенирной продукцией, скоро у нас появится и свой игрушечный магазин. Когда на мой 60-летний юбилей Юра вышел на манеж в костюме деда - у меня вспотела спина, как они были похожи. У него есть 7-летний сын Стасик, продолжатель фамилии, и дочь. Мой младший сын Максим работает в гастрольном отделе, занимается составлением контрактов и переговоров. Так что все при делах.

- Не пытались докопаться до латвийских корней отца?

- Пытался. Но пока все осталось на уровне семейной легенды - документального подтверждения мы не нашли. Вот историю рода мамы я знаю с начала 19-го века (прадедом Максима Никулина был земской деятель, депутат Государственной думы I созыва от города Воронежа Пётр Яковлевич Ростовцев (1863—1929), – прим. Ред.). С папиной стороны мало что сохранилось – его семья приехала в Москву из Смоленска, все семейные архивы остались там, а в войну были уничтожены. В 90-х я пытался провести расследование через знакомых в КГБ – ничего не нашли. Увы.

- Какая судьба постигла изобретенные в Латвии "Конфеты от Никулина" - ведете ли вы "сладкую жизнь"? Что сегодня выпускается под брендом вашего отца?

- Конфеты больше не производятся – они заняли почетное место в нашем музее. Увы, рук на все не хватает, а это не наш профиль. Недавно наши партнеры сделали детскую настольную игру, в которой центральный образ – Юрий Никулин. Там надо создавать цирковой образ из балансирующих деревянных деталек, одну неправильно поставил – все рушится. Я так ни разу и не собрал до конца, а вот моему семилетнему внуку это удается… А так мы выпускаем обычную сувенирную продукцию – майки, бейсболки…

- Вам трудно было войти в цирк после отца?

- Самым трудным было не войти в цирк – я там вырос – но приучить себя к ответственности за 500 с лишним человек, да еще и огромное количество животных. В то время как по жизни я привык отвечать только за себя. Я из тех руководителей, который всеми силами старается не влезать в творческий процесс: никогда не хожу на репетиции, чтобы не напрягать артистов. Представления стараюсь оценивать не как директор, а как зритель.

Московский цирк на Цветном бульваре им. Юрия Никулина
Foto: Publicitātes foto

В Латвию цирк Никулина привезет восемь дрессированных мишек.

- Наверное, особенно трепетно вы относитесь к подбору клоунов?

- Вы правы. Во всем мире хороших клоунов крайне мало. Наверное, это единственный цирковой жанр, которому нельзя научить, как на жонглера или канатоходца. Клоун – это не ремесло, а призвание, состояние души, философия. Я отследил пути становления самых известных клоунов - они очень похожи. Человек должен родиться с этой данностью, сформироваться в этом желании, не растерять его до взросления (юных клоунов быть не может – для работы необходим жизненный опыт) и попасть в подходящие условия, чтобы талант реализовался.

Если говорить конкретно о Юрии Владимировиче Никулине, то он обладал исключительным качеством - в любой ситуации оставался самим собой. Он никогда не играл и вел себя одинаково со всеми: в манеже, дома, в разговоре со мной, в общении с дворниками, шоферами и президентами – такая удивительная квазиискренность. Именно поэтому ему удавались самые разнохарактерные роли – он в них входил, как в воду, и жил ими.

Помню, как отца кто-то попросил достать кому-то минеральной воды. Папа отправился в магазин "Минеральные воды" и познакомился с директором. Сидят, общаются, вдруг отец говорит: у вас такой типаж, что вы могли бы стать прекрасным клоуном! Тот побледнел и признался: это была мечта всей моей жизни, но не сложилось… Это подтверждение моей теории.

- Какого клоуна привезете на гастроли в Латвию?

- Здесь выступит коверная Зайцева – своеобразная и современная. Она настоящий клоун (не люблю слово "клоунесса"), очень хорошего уровня. Мы же сами подготовкой персонала не занимаемся, а работаем, как аффинажная фабрика: берем алмаз, осматриваем со всех сторон и граним в бриллиант. Слава богу, чутье за долгие годы выработалось. Бывает ведь и номерок – ничего особенного, а публику рвет на куски. К примеру, у нас есть гимнасты на полотнах Волковы – на земле они маленькие, неказистые, корявые даже, а в воздухе – боги, слезы на глаза наворачиваются.

В Латвию приедет представитель почти вымирающего жанра – силач Фахриддин Ахназаров. В мире мало людей с такими данными – он и гвозди руками забивает, и автомобиль с публикой зубами тянет через весь манеж, и гирями по 32 кг жонглирует. При этом – не Шварценеггер, а просто лучится добром и позитивной энергией. Еще у нас в программе классика жанра – номер "Русская палка", акробаты, балансирующие на шестах. И более новомодный жанр – трансформации: артисты у всех на глазах незаметно меняют костюмы. Ну и, конечно, множество номеров с животными – собаками, попугаями, а также восемь медведей. Ведь зрители, когда интересуются насчет содержания программы, всегда первым делом спрашивают: "А какие животные у вас будут?"

- Наши защитники животных тоже могут этим заинтересоваться. С 2018 года в Латвии собираются отказаться от использования в цирковых представлениях диких зверей, да и до того каждый приезд цирков в Латвию сопровождается активностью защитников животных.

- Мы это проходили. С плакатами нас уже не раз встречали, а как-то эти якобы защитники животных принесли к нашему Цирку похоронные венки с фотографиями животных. Мы венки собрали и продали обратно в магазин за полцены – заработали на корм тем же животным.

Это тот случай, когда любую правильную и добрую мысль можно довести до идиотизма. Столько в мире возможностей для приложения "зеленых" сил – и тигров уничтожают, и китов истребляют, и воздух загрязняют... Но там могут по башке дать, а тут – сиди в тиши и зарабатывай капитал, политический и денежный – от фондов, грантов и т.д. С моей точки зрения, это глупость.

Есть же простая и наглядная статистика: подсчитано, что зоопарке животные живут дольше, чем на воле – там нет борьбы за выживание, ветеринария развита, рацион сбалансирован. А в цирке – дольше, чем в зоопарке, потому что плюс ко всему есть еще полезная нагрузка – животное не чахнет, мышцы не атрофируются. Так что, "освобождая" животных, "зеленые" оказывают им медвежью услугу.

- Защитники животных утверждают, что звери в цирке живут долго, но несчастливо. Вот ваши мишки счастливы?

- А вы у них спросите! У нас в шоу работают восемь медведей. Живут они в очень комфортных условиях – в цирке у них просторные клетки и вольеры. Конечно, транспортные клетки теснее, да и сам переезд для них стресс, но это и для людей стресс. У нас ведь и собаки не домашние, которым ути-пуси говорят и по головке треплют – это рабочие животные, которые живут на гастролях в рабочих условиях. Также живут собаки МЧС, полиции… А если кто-то дома собаку мучает – может, запретим держать животных вообще? А живодеры, которые отстреливают и травят животных на улицах, это гуманнее? Но этим заниматься не так интересно, а на цирках очень удобно рекламироваться. Абсолютный популизм.

Несколько лет назад дрессировщика Артура Багдасарова порвал тигр. Прямо во время выступления, когда тот пытался разнять сцепившихся зверей. Несколько десятков швов ему наложили. И что в результате? Он снова стал работать с тем же самым Цезарем. И подобных случаев немало!

Попробовали бы эти защитники выступить на самом известном Международном фестивале циркового искусства в Монте-Карло – там бы их быстро увели. Потому что монархия. Кстати, я - за. А вот на другом знаменитом фестивале во французском Масси они частенько стоят, но в рамках закона. Помню, когда я туда впервые приехал в командировку, меня спросили: "А вы каких животных представляете?" Я честно ответил: "Людей". А они: "Повезло тебе, парень! Самые тяжелые животные достались…"

- Во времена Юрия Никулина билеты в Цирк на Цветном бульваре достать было невозможно, а сейчас?

- Конечно, сейчас люди не жгут по ночам костры, стоя в очередях с вечера, но через интернет спекулянты быстро все выкупают, а потом продают втридорога. Если кто подскажет, как с этим можно бороться – готов выписать премию.

- Сейчас нередко приходится слышать мнение, что цирк – жанр уходящий, а без животных ему вообще не выжить. Вы как думаете?

- Так не думаю – точно. Наоборот, считаю, что цирк – это такое же высокое искусство, как опера и балет. Цирк – вещь, которая абсолютно требует присутствия – на него даже по телевидению смотреть неинтересно, это абсолютно трехмерное действо. И очень позитивное, чего людям сегодня во всем мире не хватает. Это возвращение в детство. Надеюсь, животных в цирке не отменят. Во всяком случае, в России. Но даже если подобное случится – цирк не умрет, просто станет другим.

Спектакль "Большая Рождественская елочка" от Московского цирка на Цветном бульваре им. Юрия Никулина покажут 23 декабря в 14.00 в Лиепае (Олимпийский центр), 24 декабря в 15.00 в Вентспилсе (Олимпийский центр), 25 декабря в 12.30 и 17.00 в Arena Rīga, 26 декабря в 15.00 и 18.30 в Даугавпилсе (Олимпийский центр).

Tags

Юрий Никулин
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form