Даугавиньш: В КХЛ интересно, но сложнее получать удовольствие от игры
Foto: hctorpedo.ru

Нападающий нижегородского "Торпедо" Каспар Даугавиньш дал обширное интервью официальному сайту КХЛ, в котором рассказал, почему сжег в детстве хоккейные карточки, о своем хобби и татуировке, вспомнил скандальное высказывание о "бомжах" сборной Латвии, а также выразил мнение, что в КХЛ играть труднее, нежели в НХЛ.

Каспар Даугавиньш за свою карьеру успел пройти через драфт отказов по обе сторона океана, поиграть в разных лигах мира на разных ролях, а сейчас 28-летний латвийский хоккеист является одним из лучших бомбардиров нижегородской команды, которую тренирует его соотечественник Петерис Скудра.

Для начала Каспар рассказал, как собирал поначалу хоккейные карточки: "Каждый год конец апреля и начало мая было хоккейным временем. За месяц до начала чемпионата мира все дети в школе знали каждого игрока и собирали хоккейные карточки, которые тогда были в том числе и в чипсах. У меня было три полных коллекции! Отец работал в мебельной компании, и к ним приходила мебель из Италии, в коробках с которой были упаковки с хоккейными карточками. Папа забрал коробку с карточками домой, а там оказалось уже три одинаковые собранные коллекции. Одну я сжег после того, как Озолиньш в полуфинале Кубка Стэнли проиграл. Психанул. Вторую держал, чтобы меняться на хоккейные наклейки. А третью — обменял на хоккейную форму. У меня был сосед на четыре года старше, и он уже занимался хоккеем. Потом я каждый день надевал форму, летом и зимой. Летом на роликах играли в полной амуниции".

Пока не было формы Даугавиньш каждую зиму играл в хоккей около дома на пруду. Все просто — только коньки и клюшки. "Собиралось много детей. Раньше зимы были холоднее, поэтому за толщину льда мы не переживали, играли всю зиму. У деда в огороде был пруд небольшой глубины. Пару раз проваливались под лед одной ногой, но ничего серьезного. Могли весь день в хоккей играть", — рассказывает Каспар.

Ощущения, что он родился в СССР у Даугавиньша нет, хотя это и произошло еще в 1988 году, когда вот-вот Советский Союз должен был окончательно развалиться. "Наверное, неправильно, если меня будут называть русским. Я не русский, я — латыш. "Чистый латыш", если можно так сказать", — отмечает Каспар.

Из нынешних увлечений Даугавиньша можно выделить гольф. "Спорт недешевый, — признает Каспар. — В Латвии у Озолиньша есть свой гольф-клуб, где я играю. Клюшки для гольфа у меня есть еще со времен моей игры в Северной Америке, где моим спонсором была одна фирма, которая помимо хоккейной экипировки выпускали и клюшки для гольфа. Мне их выдавали бесплатно. В Нижнем Новгороде я не знаю площадок для игры. А когда играл в "Динамо", то там рядом была поляна для гольфа, на которой несколько раз получилось поиграть. В Северной Америке каждый хоккеист играет в гольф. Там когда заканчивается предсезонная работа, есть турниры с участием хоккеистов, фанатов и спонсоров. В Латвии играем в гольф вчетвером: Карсумс, Масальский, Дарзиньш и я. Каждый год ездим в Эстонию семьями на трехдневный турнир".

Даугавиньш дебютировали в юношеской сборной Латвии еще в 15 лет, а в 17 уже играл за три национальные команды сразу: до 18 лет, молодежную и главную. "Самая большая разница в том возрасте — скорости. С весом у меня всегда было все в порядке, я весил больше, чем некоторые игроки на три года старше меня. Немного помогло то, что я тренировался не только со своим 1988-м годом, но и с 1986-м. В Латвии не так много игроков, и если ты обратил на себя внимание, то тебе обязательно дадут шанс в сборной. Даже если ты на два или три года младше остальных", — отмечает хоккеист.

Давно известно, что у Даугавиньша на всю спину татуировка в виде герба Латвии.

"Еще когда в 15 лет играл в юниорской сборной, мне очень нравилась майка нашей национальной команды, и в голове сидела мысль, что хочу татуировку именно в виде герба Латвии, — вспоминает Каспар. — Но боялся, что моя мама с ума сойдет, если я это сделаю. Решился только в Америке. Познакомился там с тату-художником, который помогал нашей команде раскрашивать кружки для благотворительных акций. Я очень плохо рисую, и он подходил и помогал мне, попутно рассказывая, кто он и чем занимается. Оказалось, что он один из лучших тату-художников Америки. Наш вратарь сделал у него девять татуировок за один сезон".

Каспар также признался, что у него уже давно есть мысль сделать вторую тату — для семьи: "Она будет в виде семейного дерева. Но это надо долго думать. Имя жены, имя дочки — все это надо красиво оформить. Ну и весомый повод всегда, если что-то выиграешь. Будет Кубок Гагарина — подумаю. Но сначала надо выиграть".

Несмотря на свою патриотичность, Даугавиньш прошлой весной как-то заявил, что сборная Латвии живет "как бомжи". Вот что теперь сказал капитан этой самой сборной на последних двух чемпионатах мира: "Я из тех людей, которые считают нужным высказать свое мнение. Последний год у нас действительно были проблемы в сборной. Мы приходили в раздевалку, а там было все разбросано и не убрано, как в любительской лиге. Понятно, что Латвия не может себе позволить шикарные условия для сборной или отдельный ледовый дворец. Но есть вещи, которые не стоят много денег. Сделать так, чтобы в раздевалку сборной было приятно приходить, вполне по силам. И хорошо, что ситуация изменилась. После того интервью мне сразу позвонил президент федерации хоккея Латвии (экс-глава ЛХФ Киров Липман — Прим.), обиделся на меня. Но я ему объяснил, что не называл сборную Латвии бомжами, а сказал, что живем, как бомжи. Сейчас у сборной есть и сушилка для формы, и стол в раздевалке. Отношение поменялось".

По-настоящему широко известен в хоккейном мире Даугавиньш стал после исполнения своего буллита с ведением шайбы на кончике крюка.

"Думаю, ажиотаж стал бы больше, если бы я тогда забил. Первый раз подобный буллит я исполнил в АХЛ во время товарищеской игры. Весь хоккейный интернет после этого обсуждал меня. А началось все с того, что по понедельникам мы пробивали буллиты на приз "деревянной майки", для того, кто дольше остальных не сможет забить. Я раз проиграл, второй раз остался вторым с конца и решил придумать что-то особенное. Попробовал исполнить этот трюк и вратарь вообще уехал из ворот. Два раза одному и тому же голкиперу, понятное дело, так не забьешь, но другим вратарям с первого раза забивал. Не было желания устроить шоу — хотелось забить", — вспоминает Даугавиньш.

А, вообще, заокеанский период Даугавиньша был тернист. В основу "Оттавы", несмотря на свою результативность в фарм-клубе "сенаторов", он попадал редко.

"Если ты игрок молодежной или юниорской канадской сборной, то тебе могут дать второй шанс, потому что там любят победителей. И конечно, особое внимание уделяют хоккеистам, которых задрафтовали в первом раунде. Клубы НХЛ будут глупо выглядеть, если первый раунд драфта использовали впустую. Но в общем и целом, в НХЛ можно играть. Только вот для меня на 99 процентов поезд уже ушел. Надо быть реалистом, — считает Даугавиньш и продолжает. — Там важно попасть в нужное время в нужную команду и получить доверие тренера, а дальше все зависит от того, как покажешь свою игру. Если спортсмен поднял свою планку высоко, то не надо ее опускать. У меня в Риге было так. Все ждали, что я приеду из НХЛ и забью 50 голов. И вроде у меня было много сил, много играл, моменты создавал, но уверенности было — ноль. В том сезоне болельщики морально меня съели.

На самом деле, большинство игроков, способных каждый день играть на стабильном высоком уровне, находятся в НХЛ. Это самое важное качество спортсмена — достичь своего максимума в игре и удерживать его".

Когда Даугавиньш оказался в НХЛ на драфте отказов, то неожиданно оказался этому рад.

"Мы с агентом спрашивали про такую возможность. После окончания локаута я большинство матчей смотрел с трибуны, а когда выходил на игру, то проводил по 3-4 минуты на льду. Я хотел перейти в другую команду. На самом деле "Оттава" не верила, что меня кто-то заберет с драфта отказов — статистика в том сезоне у меня была неважная. Не совсем повезло, что с драфта меня забрал "Бостон". Они тогда шли к чемпионству, и состав у них тоже был забит под завязку. Наверное, свою роль сыграло, что я забил победный гол в игре с "Бостоном". В том матче я провел на льду около 17 минут, а на следующий день опять оказался вне состава.

Попросить в этой ситуации обмен? Трудно обменять игрока, который не забивает. А для игры в меньшинстве в каждом клубе есть много "проспектов", которые готовы играть. Хоккеистов меняют под определенные цели. А менять игрока, который сидит на трибуне…. Если только на сувенирные кружки", — заключил латвийский хоккеист.

Но не только в НХЛ Даугавиньш пережил попадание на драфт отказов. Потом такое с ним случилось и в КХЛ, когда Каспара попросили из московского "Динамо".

"Я так и не понял, почему это произошло, — вспоминает хоккеист. — Могу лишь предполагать, что не устраивала моя игра. Мне никто ничего не объяснил. "Динамо" — знаменитый клуб. Сыграл плохо три-четыре матча и сразу ищут другого игрока. В НХЛ все понятнее. Если ты забил 30 голов, то тебя хотят видеть все команды. Если потом провел плохой сезон, то тебя пытаются обменять, чтобы дать шанс в другой команде и у тебя опять было 30 голов. И стараются получить максимальную выгоду за такого игрока. А в КХЛ порой просто выставляют на драфт отказов игрока, которого можно было бы выгодно обменять. Хотя логичнее получить что-то взамен, чем отпустить игрока просто так. Так что мне трудно объяснить, почему так со мной произошло. Я потом восемь дней сидел и думал, почему так случилось. Очень много вопросов себе задавал. С одной стороны, это хорошо — есть возможность взглянуть на свою игру критично и подметить, где и в чем надо прибавить, чтобы больше такого не повторилось. А с другой стороны, когда много думаешь, то забываешь, что в хоккей надо играть с удовольствием. Повезло, что я в итоге оказался в "Торпедо".

О своем тренера-соотечественнике Каспар говорит так: "Скудра, как и большинство тренеров, максималист. Он хочет результата. И игроки тоже хотят показывать свою лучшую игру постоянно. Но бывают неудачные дни. Главное, чтобы таких дней не было много. Я знаю, что если сыграл плохо, то завтра мне дадут шанс доказать, что это был временный спад. В "Торпедо" я хочу быть лидером команды. Но при этом для меня однозначно — лучше играть хоть в третьем звене, чем сидеть на трибуне. А если для пользы команды надо будет — готов играть и в четвертом".

"Я считаю, что в КХЛ сложнее даже играть физически, чем в НХЛ. Большие площадки, стиль игры, много переездов. Сам по себе сезон в КХЛ намного тяжелее, нежели за океаном. Здесь более суровые условия, тяжелее перелеты, рваный график игр. Наконец, здесь более тактический хоккей, у каждого тренера есть свои "домашние заготовки", а в НХЛ больше скорости, больше борьбы и почти все команды играют по одной тактике. В КХЛ иногда играешь весь матч и не можешь создать ни одного момента, потому что соперник играет грамотно "в откат". Надо много думать, чтобы обыграть такую команду. Это интересно, но при этом сложнее получать удовольствие от игры", — считает Каспар Даугавиньш.

Tags

АХЛ Динамо Каспар Даугавиньш Киров Липман Кубок Гагарина КХЛ НХЛ Петерис Скудра сборная Латвии по хоккею
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form