Главный тренер баскетбольного клуба "Донецк" Игорь Миглиниекс дал обширное и интересное интервью изданию "Салон Дона и Баса". В нем 44-летний латвийский специалист, олимпийский чемпион Сеула 1988 года, поведал о своем непростом карьерном пути.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

- В жизни любого человека не маловажное значение играет случай. Об этом можно рассказывать часами и писать книги. Приведу лишь один пример, когда мне было 15 лет и, открывались радужные перспективы, произошел эпизод, едва не стоивший мне карьеры. Наша сборная возвращалась из Алма-Аты. Рано утром часть делегации должна была отправиться первым рейсом, а остальные улетали попозже. Незадолго до регистрации, мне понадобилось разменять деньги на мелкую монету - медяки. Я обратился к женщине лет 50-ти, торговавшей поблизости. Она только начинала рабочий день и у нее в металлической банке из-под конфет меди было с горой. Но в ответ на мою просьбу она выпалила в мой адрес тираду нехороших слов, лейтмотив которых сводился к настоятельной просьбе поменять их в другом месте. Мы разменяли деньги неподалеку. А, проходя мимо, возможно в силу молодости, просто вытянули руку с мелочью, дабы показать ей: что же ты, уважаемая такая несговорчивая. Она же... буквально набросилась на меня, вцепившись когтями в щеку! В общем, скоро был мой самолет, и я улетел в Ригу. Потом товарищ по команде мне рассказывал, что она пришла в аэропорт с милиционером, и искала меня, а потом...На страницах крупной газеты - кажется, это была «Комсомольская правда» - появилась заметка об инциденте в аэропорту, резонанс был обеспечен. С подачи продавца, корреспондент (в преддверии 9 Мая) чудесно обыграл историю в нужном русле. Я оказался изгоем, посмевшем поднять руку на участника войны и женщину. Не разобравшись в ситуации, меня лишили капитанства, отстранили от баскетбола. Но - спасибо родителям, в тот момент поверившим мне! Приложив сверхусилия (Ригу от Алма-Аты отделяет не одна тысяча километров), они сумели распутать этот клубок. Выяснилось, что виновница скандала - бывший педагог, в свое время была лишена права преподавать в школе. Скорее всего, у нее были какие-то проблемы с психикой. Справедливость восстановили, опровержения не напечатали, но это не так важно. В конечном итоге решили не зацикливаться на этом - важнее было вернуться в баскетбол.

- Мне мать всегда говорила: «Я удивляюсь и радуюсь, что ты не начал пить». Ведь есть очень много примеров, когда спортсменов жизнь бросает, и они не выдерживают, находя решение проблем в алкоголе. В моей карьере было очень много несправедливости. Не могу назвать это испытанием или закалкой трудностями - потому что их было чрезвычайно много! Но сейчас я даже рад этому. Их было много, и они не давали мне расслабиться. Чего стоит «валютная» история в 86-м! Все знают, тогда спортсмены возили валюту и это была распространенная практика. Я попал в сборную СССР, стабильно был игроком первой пятерки. «Атланта Хоукс» вызвала пять человек на драфт: Тихоненко, Волкова, Сабониса, Бирюкова и меня. Скорее всего, не без подачи земляков латышей, обиженных за то, что уехал в Москву и выступаю за ЦСКА, появился донос в органы. Шмонали на границе по-настоящему, пока не нашли эти доллары. И получается в год, когда моя игровая карьера достигла пика - я объективно в 1986 году был лучшим разыгрывающим СССР - произошла вся эта история. Благодаря которой удалось побывать в настоящем погребе, с лампой в лицо. И что главное? То, что я не сломался! Эти органы держались на крови людей, на страхе! Люди искали себе легкий заработок, для слабых духом стукачество было нормой жизнью. Но я выдержал это, не предал людей, которые мне эту валюту продали - потому, что им ... Вы понимаете - им сразу бы впаяли 12 лет. Тогда ведь отношение к валютчикам какое было? Это сейчас считается нормальным обыденным бизнесом, а тогда это была статья.

А меня подвергли суровой дисквалификации, запретив даже тренироваться. Но я сумел найти в себе силы жить дальше. Спустя год я оказался в составе олимпийской сборной, фактически набрав форму за 4 месяца. Для этого пришлось еще будучи в роте, потихоньку заниматься (обычно с часу ночи и до утра). Договорился с ротным - речь шла о небольших презентах. Но самое главное я получил возможность работать, потихоньку восстанавливать физические кондиции. Один из больших начальников центрального спортклуба армии, задержавшись однажды на работе, увидел свет в спортзале. Понаблюдал несколько минут за тем, что делаю, ничего не сказал и удалился. Скорее всего, большие чины в погонах тоже кое-что понимали - и прощали.

Потом была Олимпиада-1992 в Барселоне. С мировой карты исчез СССР, остались бывшие республики огромной страны...

- За три месяца до Олимпиады в Испании говорят: Латвия свободная. А я перед этим три года готовился к Играм. Я говорю президенту федерации баскетбола Латвии: «Я капитан сборной СССР по баскетболу. Три с половиной года готовился к этому турниру. Сейчас если даже есть возможность заявить на турнир сборную независимой Латвии, то это максимум три игры - мы отыграем квалификацию и вернемся домой». После консультаций мне предложили выбор: либо я еду в составе команды независимой Латвии, либо в составе объединенной команды, но представляю в ее рядах именно свою страну. Я выбрал последнее. Потому, что не мог подвести тех ребят, с которыми так долго вместе играл. Но буквально спустя пару дней все политики устроили на меня «охоту», норовили через публикации в газете, использовав в качестве ярлыка фамилию Миглиниекс и поливая меня помоями, вылезти наверх. Те, кто несколько лет назад говорили мне, что я предал социалистическую Латвию, теперь твердили, что я предал идеалы свободной Латвии. В тот момент им был нужен козел отпущения, и моя персона подходила для этого лучше всего.

Когда меня в газетах пронесли, родители не могли по городу идти. Это я только малую толику рассказываю, как обстояли дела. После Олимпиады была возможность заключить трехгодичный контракт с израильским клубом «Хапоель» (Иерусалим) на миллион долларов, но выдвигалось непременное условие - принять израильское подданство. Все в то время брали в разных странах подданство - греческое, израильское. Но я не мог, потому, что знал: моих родителей в Латвии «уничтожат». Я подписал контракт в Германии, в финансовом плане это была 1/10 от того, что предлагали в Иерусалиме. Но зато избавил родителей от давления.

Какой бы ты ни был закаленный и приученный к трудностям, каждая новая из них - это укол в твое здоровье или, выражаясь боксерской терминологией, удар под печень. Если ты не дергаешься и находишься в своей сфере - занимаешься любимым делом (как я, к примеру, баскетболом) - это дает какую-то надежду на будущее. Потому что я считаю: спорт, медицина и искусство - три вещи которые прежде всего людям нужны. А остальные - этот бизнес. Спорт - в него заложены законы бизнеса, но сама сущность в спорте - соревнование: честное и объективное, где побеждает сильнейший. Медицина - идти шаг в шаг с жизнью. Искусство - вообще вечное. Эти три сферы для людей, я считаю, изначально стоят выше всего остального.

Полный текст интервью Игоря Миглиниекса можно прочитать здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form