Sandis Ozoliņš, Ozo: Cilvēks uz ledus
Foto: Mango

Самый титулованный латвийский хоккеист, экс-капитан рижского "Динамо", а ныне игрок мытищинского "Атланта" Сандис Озолиньш дал большое интервью порталу Championat.com. Из него выяснилось: не прояви он характер еще в дошкольном возрасте, может и не было бы такого хоккеиста Озолиньша вообще.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

В самом начале разговора Сандис рассказал интересную историю о том, как еще в детстве настоял на том, чтобы его отдали заниматься хоккеем: "Родители сначала решили, что мне нужно заниматься фигурным катанием, а я же мальчишка, мне это не слишком нравилось. Мне хоккей был интересен. Но мне тогда было 5 или 6 лет, не мог я сильно возмущаться. Поэтому, когда мама предлагала мне сходить на каток, чтобы позаниматься там дополнительно, я соглашался, но при одном условии: "Буду кататься, буду делать "ласточки" и "пистолетики", но только если потом ты встанешь в ворота и я будут пробивать тебе буллиты". В итоге в один прекрасный момент ей надоело стоять в воротах, и она отвела меня в хоккейную секцию".

Пытаясь сравнить свои молодые годы с интересами и ритмом жизни нынешней молодежи, Озолиньш ни на что не жалуется: "80-е годы, на которые пришлось мое детство, были сумбурным временем. Поэтому это нельзя сравнивать. Мы с ребятами, как и многие, собирали бутылки, чтобы купить себе лимонад или какую-нибудь булочку. Тогда была совсем другая жизнь, другие деньги. Нынешняя молодежь живет по-другому. Это нормально. Я сам никогда не говорил своим детям, мол, ой как мне было тяжело в детстве: ни мобильников, ни компьютеров. У нас были свои увлечения, и нам было интересно и весело.

Я всегда любил покататься на велосипеде после школы. А так с ребятами много времени проводили на улице. Старались как-то занимать себя: играли в футбол, в хоккей. По стройкам тоже лазили. Какой-то недостроенный дом, а ты там по нему лазаешь и тебе интересно. Только сейчас вот думаешь: что в этом интересного? Но тогда в этом была своя романтика".

Свою первую машину Озолиньш купил в Америке, когда ему было всего 19. "Я был очень доволен этой покупкой. Первое время чуть ли не напрашивался кого-нибудь куда-то отвезти, лишь бы побольше времени проводить за рулем. Уже началась независимая жизнь и, казалось, что ты уже взрослый, нашел ответы на все вопросы в этой жизни. Обычный максимализм молодого человека. Приходилось учиться на чужих, а в больше степени на своих ошибках", — вспоминает Сандис.

А самое большое впечатление по приезду в США на Озолиньша произвели… пальмы: "Приехал туда сразу после молодежного чемпионата мира, и на второй день команда играла в Сан-Диего. Я пальм никогда в жизни не видел, а тут январь, на улице народ в легкой одежде, вокруг пальмы, да еще и в хоккей играют. Для меня это были необычные впечатления".

Единственный латвийский хоккеист — обладатель Кубка Стэнли — вспоминает, что на первых порах за океаном его поддерживал Артур Ирбе: "Он уехал туда на полсезона раньше и сильно помогал мне как в быту, так и в команде. Он знал английский, а я только некоторые фразы. Тренер давал установку, а я мог понять из его пятиминутной речи только два слова. Поэтому мне было важно иметь рядом человека, который мне помогал. Ведь в НХЛ у игрока нет много времени, чтобы привыкнуть к новым условиям. Нужно показывать себя здесь и сейчас — конкурентов у тебя предостаточно".

Сандис вспомнил еще один любопытный эпизод из своей долгой заокеанской карьеры, когда еще только начинал играть по-настоящему: "Нужно быть психологически устойчивым, сохранять уравновешенное состояние, хотя, честно признаюсь, это не всегда удается. Бывают дни, когда к тебе кто-нибудь так залезет под кожу, что остается только признать: ему это удалось. Со мной произошел один такой невинный эпизод. На разминке перед игрой рядом присел игрок из другой команды. Мы поздоровались, а затем он сказал: "Молодой, на самом деле ты не так хорош, тебе просто везет. — Я ответил — "да-да", и мы разъехались. Но затем весь матч я хотел доказать ему, что умею играть в хоккей (смеется). В итоге перестарался. Потом уже после матча признал: как же он зацепил меня. Вроде бы ничего особенного не сказал, но я думал об этом всю игру".

Озо также поговорил о своем хобби — гольфе и признался, что очень не любит змей: "Обычно встречаюсь с ними, когда играю в гольф. Если вижу их — обхожу стороной".

Помимо гольфа Сандису нравится кататься на мотоцикле. "Я всегда стараюсь развиваться. Например, три года назад я решил научиться вейкборду и сейчас в свободное время катаюсь. Но все это в свое удовольствие. Я ведь раньше хотел научиться классно играть в гольф, но потом понял: если нет возможности заниматься им постоянно, то не нужно тратить свои нервы. Конечно, нужно стремиться к лучшему, но не до такой степени, чтобы переставать получать наслаждение от того, чем ты занимаешься", — поясняет Озолиньш.

Тоже самое касается и хоккея, уверен самый именитый латвийский хоккеист: "Бывают разные периоды. В том числе и тяжелые, которые нужно прожить, и ты потом обязательно получишь удовольствие от того, что есть. Знаете, я и в 25 лет иногда мечтал работать пять дней в неделю с 9 до 17. Такие мысли появляются, когда что-то не получается, твоя команда проигрывает и накапливается психологическая усталость. Но за каждой черной полосой идет белая, и ты понимаешь, что ни на что в жизни не променял бы свою работу. Она приносит радость и огорчения, иногда злость, но я ее люблю. Юным хоккеистам желаю получать удовольствие от игры и постараться отдать ей всего себя. В хоккей нужно играть с душой и сердцем, а потом уже будет виден результат. И не всегда он — самое главное".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Артур Ирбе Атлант Динамо НХЛ Сандис Озолиньш
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form