Тэд Нолан: сборная Латвии — волк, готовый к нападению
Foto: DELFI

53-летний Тед Нолан является новым главным тренером сборной Латвии по хоккею. Скоро ему предстоит официальный дебют с латвийской командой на турнире в Норвегии. В преддверии нового для себя вызова Нолан побеседовал с порталом Delfi.

- Вы нашли Латвийскую федерацию хоккея или ЛХФ вышла на вас?

- Все произошло очень быстро. Мой друг связался со своим знакомым, а тот с ЛХФ, которая в этот момент искала главного тренера для национальной команды. Я был очень в этом заинтересован, и тогда они позвонили. Через пару дней я уже оказался в Латвии. Это одна из лучших возможностей в моей карьере, поскольку я работал с юношескими командами, был тренером в НХЛ, но никогда не работал с национальной сборной. И за эту выпавшую мне привилегию я очень признателен.

Ведь, как часто у людей имеется возможность отправиться на чемпионат мира по хоккею? Думаю, не слишком часто. Вряд ли бы и у меня была такая возможность в ближайшее время. Но если она появилась, то я полностью воспользуюсь ею. Не могу дождаться, когда начнется этот турнир.

- Контракт с ЛХФ вы подписали еще в августе. Насколько успели познакомиться с культурой Латвии?

- Мне здесь очень нравится. Каждое утро я просыпаюсь и иду на прогулку. Мне нравится здешняя архитектура и люди, у которых теперь большие шляпы и пальто. С другой стороны летом люди здесь одеваются как-то беднее. При этом они очень открыты и дружелюбны, но многие не понимают английский и могут запросто пройти мимо меня.

В отеле, где я живу, отличная еда, правда, порции меньше, чем дома. Может быть поэтому американцы слишком большие. Кофе здесь всегда отличный и свежий. Своим сыновьям говорю, если они когда-либо приедут в Европу, то обязательно должны посетить Латвию. Мне нравится здешняя культура.

- Чем вас успел удивить латвийский хоккей?

- Тем, что такая маленькая страна способна на протяжении многих лет сохранять место в элите мирового хоккея. При этом у нее не очень много игроков, из которых можно выбирать. И это впечатляет! Теперь новое поколение смотрит на игроков сборной и учиться у них. Сейчас мы ответственны за то, чтобы у молодой смены был правильный пример. Это поколение хоккеистов училось на примере Артура Ирбе, Сандиса Озолиньша. Теперь из латышей в НХЛ играет Каспар Даугавиньш, мог бы там выступать и Мартыньш Карсумс. Микелис Редлих тоже очень хороший игрок, поэтому у меня есть материал, с которым можно работать.

- Работа с ЛХФ отличается от вашего прошлого опыта и от работы за океаном, в частности?

- Конечно, и это интересно. Я жду не дождусь первой игры, которая пройдет скоро в рамках турнира Euro Ice Hockey Challenge в Норвегии. Там попробуем многих молодых игроков. Всех кандидатов я тщательно изучил, и теперь они начинают подготовку в первому турниру.

Посмотрев игры рижского "Динамо", молодежной сборной (U-20) на МЧМ и поучаствовав в тренировках команды, я заметил, что здесь тенденция на комбинационный хоккей: игроки часто меняются позициями, стараясь переиграть соперника. В Северной Америке мы играем только "с севера на юг". То есть, главное — вбросить шайбу в зону, сделать бросок и попробовать помешать вратарю его отразить. Все очень просто. Я хочу объединить оба стиля.

Североамериканский стиль игры — единственный, который мне знаком, и он дает результаты. Но, конечно, это не только вброс шайбы в зону и незамедлительный бросок по воротам. Еще это и постоянное давление на оборону противника со стороны всех игроков при поддержке высокого темпа. Никогда нельзя полагаться только на одного-двух игроков. Это моя философия игры, и я надеюсь, что команда сможет приспособиться к моему пониманию.

- Что будет первым, что вы скажете игрокам на первой тренировке?

- Прежде всего подчеркну, что каждый должен гордиться за предоставленную ему возможность сыграть за свою страну.

- Вы специалист из Северной Америки. Будут ли у хоккеистов, играющих за океаном, преимущества в вашей хоккейной системе?

- Да, может быть так и будет. Каждый игрок чем-то отличен, и тренер должен найти его лучшие специфические качества, чтобы с максимальной пользой включить его в командные действия. Нет какого-то конкретного стиля игры, над которым мы только и будем работать. Как сказал один мудрый тренер: "Тебе надо выиграть с тем, что у тебя есть!". Вот и будем работать с тем, что имеем, бороться теми силами, которые у нас есть.

Я успел ознакомиться с играми сборной Латвии на последнем мировом первенстве. Скажу так: то, что я увидел и то, что я ожидаю увидеть — две большие разницы. В прошлом году кондиции сборной были удовлетворительными, но нам необходимо играть по-другому. Нам предстоит отвоевывать шайбу в чужой зоне, лучше играть у бортов и очень жаждать победы. Когда играешь против таких грандов, как Россия, Канада, США, тогда нужен высокий дух борьбы.

- Кто-то из игроков молодежной сборной Латвии и ХК "Риги" готов уже бороться за место в главной национальной команде страны?

- Перейти из юношеского хоккея во взрослый нелегко, но я вижу много талантливых ребят. Главное отличие между Северной Америкой и положением дел здесь в том, что там у игроков с 12 лет уже имеется персональный тренер по физподготовке. У них по 60-70 игр за сезон. В Латвии, когда хоккеист становится физически зрелым, он уже намного старше. Но есть вещи, которым нельзя научить — пониманию игры или талант.

- В СМИ проскользнуло ваше заявление о желании видеть в сборной Озолиньша и Ниживия, которые с ней уже простились. Удалось ли вам переговорить с ними?

- Еще нет. Но я планирую. Нам необходимы все лучшие силы, потому как здесь не так много игроков, из которых можно выбирать. Я им хочу сказать, насколько я буду счастлив, если бы они согласились нам помочь. Эти хоккеисты — пример молодым. Когда Микелис Редлих и Мартыньш Карсумс станут ветеранами, тогда и они будут примером для молодежи. 

- В прошлом году капитаном сборной был Херберт Васильев, но он принял немецкое гражданство. Вы уже прикидывали, кто бы мог теперь стать новым капитаном команды?

- Я разговаривал с Артуром Кулдой, который является уже зрелым, пусть и молодым игроком. Лидер команды не тот, кто является лучшим в игровом плане, а тот — кого высоко ценят партнеры по команде. Пока я не знаю, кто будет капитаном.

- Что вы сделаете, если заметили, что на тренировке у игрока нет огонька в глазах, или почувствуете, что он не особо мотивирован играть за сборную?

- Есть много причин, по которым игрок может так себя вести. Например, быть усталым. Но у профессиональных спортсменов есть привилегия, согласно которой они два часа в день тренируются, а в остальное время могут спать. Поэтому у них нет оснований для усталости. Атлеты заботятся о своем теле сами. Вот у тех, кто работает по 12 часов в день, может быть усталость. Если кто-то не хочет играть, я найду таких, кто обладает желанием делать это. Если придется играть в две или три смены, или в четвертой придется обороняться — пусть так и будет.

- Говоря о вашей личной жизни, работа здесь не влияет на отношения в семье, которая за океаном?

- Нет. Мы с женой вместе с 17-летнего возраста. Она выросла со мной в хоккейной среде. У меня два сына и оба — хоккеисты. Младшего выбрал на драфте "Лос-Анджелес Кингс" и я надеюсь, что он заиграет там уже в этом сезоне. При условии, что продолжит развиваться.

Второй сын выступал за "Каролину Харрикейнз", но три года назад получил сотрясение мозга и ему пришлось завершить карьеру игрока. Мы все в семье привыкли к хоккею и это прекрасно, что здесь я могу быть две недели, а потом лететь домой. Правда, теперь я задержусь подольше, поэтому ко мне в гости приедет жена.

- Что болельщики могут ожидать от сборной во главе с вами?

- Я никогда не обещаю результатов, но могу обещать, что наша команда будет бороться и играть в каждом матче. Фаны будут гордиться нашей командой. Я больше беспокоюсь в отношении подготовительного процесса, а не результата. Результат в конечно счете, рано или поздно, будет. Я верю, что мы заработаем то, чего заслуживаем.

- Лучший результат сборной Латвии на чемпионатах мира 7-е место. По вашему мнению, команда способна подняться выше?

- Я действительно считаю, что это возможно. В самом деле. Не могу сказать, что в команде собраны великолепные хоккеисты, но они достаточно мастеровиты. У нас хорошая сборная, с которой можно достигнуть высоких результатов. Мне она нравится, даже без суперзвезд. Не всем дано быть Овечкиным, Кросби или Лемье. А сборную Латвии я рассматриваю, как волка, притаившегося в засаде и собирающегося напасть.

В заключение Тэд Нолан произнес монолог, в котором рассказал подробнее о себе.

"Скажу честно, мне нравится такая работа, когда маленькое государство борется против больших стран. В своей карьере я всегда был таким маленьким, сталкивающийся с большими.

Я вырос в индейской резервации Оджибви (канадская провинция Онтарио). В моей семье было шесть братьев и пять сестер. У нас много чего не было. Электричество, например, появилось, когда мне было шесть лет. Мои первые коньки были слишком большие и я их заполнял их внутри, чтобы они не слетали. Я не играл в юношеской команде, у меня не было возможности пойти в хоккейную школу. Я рос слабым и мне негде было тренироваться. Тогда я натаскал в наш сад воды и появилась хоккейная площадка, где я и тренировался на протяжении пяти или шести лет подряд.

Считаю, что все в своей жизни надо заработать. И всю свою жизнь я работаю, чтобы оказаться там, где я есть. Я вышел из малой общественной группы, сумел дойти до НХЛ и поиграть за "Детройт Ред Уингс". Был на льду вместе с Уэйном Гретцки, Стивом Айзерманом и Марио Лемье. А в 26 лет получил тяжелую травму спины и пришлось карьеру завершить. Тогда я вернулся в школу, где бывший тренер предложил мне помочь ему поработать с командой колледжа. Я согласился, а через месяц меня назначили главным тренером. Наша команда играла ужасно. Два года мы были в лиге последними, но в меня продолжало верить руководство. Наконец, меня вызвали и сказали, что я плохой тренер. И они были правы: я не знал, что делать.

Следующим летом я встретился с шестью своими бывшими тренерами и провел с ними неделю. Я учился. Читал много литературы, среди которых была книга главного тренера баскетбольного "Лос-Анджелес Лейкерс" Фила Джексона. Учился как сумасшедший, а на следующий год мы стали чемпионами и оставались ими на протяжении трех лет подряд.

Потом у меня появилась возможность поработать в НХЛ в системе "Баффало Сейрбз". Спустя год я стал тренером команды НХЛ. Позже у меня появились проблемы с подписанием нового контракта. Я оставался без работы десять лет и уже особо не верил, что когда-то еще буду тренировать. Пока мне не позвонил Робер Ирвинг из команды "Монктон Уайлд Кэтс", выступающей в юниорской канадской лиге Квебека (QMJHL). Там еще играли молодые Бартулис и Карсумс.

Ирвинг предложил мне снова попробовать тренерское ремесло. И хотя я не был стопроцентно уверен в своих силах, я согласился. Мы выиграли чемпионат, а я вернулся в НХЛ. В жизни все происходит очень быстро, и я ценю эти моменты. Я верю, что я хороший тренер. Надеюсь, что когда-то у меня снова будет возможность поработать с клубом НХЛ. Ну а если нет, то так тому и быть.

Я горжусь тем, кто я. Горжусь историей индейской культуры, культурного наследия и языка, которого мы лишены. Мы никогда не сдавались и не отступали, но нас зажали. Тем не менее, мы никогда не переставали быть теми, кто есть на самом деле. Моя мать, которая погибла в автомобильной аварии, всегда говорила мне, чтобы я гордился своим происхождением. Думаю, всем странам и всем расам есть чем гордиться в этом плане.

Отец скончался, когда мне было 14 лет, и всегда учил меня заслуживать причитающееся только работой, а не брать то, что тебе не принадлежит. Советам своих родителей я всегда придерживался. Именно поэтому я стал тем, кем и являюсь.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Тед Нолан
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form