Foto: DELFI

Надеемся, что сможем с ним снова поговорить. История 22-летнего Кристапа, рассказанная его отцом

"После такого жизнь меняется полностью – как для самого человека, так и для тех, кто его окружает. Как раньше, уже не будет никогда. Это абсолютно ясно", - говорит Каспар Ясинкевич. Три года назад его 19 летний сын Кристап упал с большой высоты и получил серьезную травму головы. Теперь он не может двигаться и разговаривать. За это время семья приспособилась к новому укладу жизни, а также смогла добиться улучшения состояния Кристапа – сейчас он улыбается, смеется, грустит. Семья верит, что с помощью специальной компьютерной программы в будущем он сможет общаться с близкими. 

Дита Виновска

Кристап не может сам двигаться, поэтому большую часть времени проводит, лежа в кровати. Парень не разговаривает, но может общаться с помощью улыбки, смеха, движений глазами. Он издает разные звуки и показывает разные эмоции, что семья считает большим достижением, так как сразу после несчастного случая он вообще не реагировал на окружающий мир. "Сначала была полная тишина", - рассказывает отец юноши. 

Каспар не углубляется в детали, что именно произошло с его сыном три года назад. Говорит, что Кристап увлекался музыкой и был очень активным молодым человеком. Он играл в группе на гитаре, пел. Случившееся полностью изменило жизнь и мировоззрение близких. Каспар вспоминает, как они с женой Ингой дежурили у кровати сына в больнице, но все же старается концентрироваться на чем-то положительном. "Это очень непросто. Нелегко. Если раньше человек был активным, пел, у него была своя группа, то сейчас все совсем по-другому. Это эмоционально очень сложно... И я думаю, что брату и сестре тоже очень непросто". 

Каспар говорит, что именно в такой ситуации понимаешь, кто настоящий друг: "Я четко видел, что вокруг меня много хороших людей"

Каспар очень ценит, что брат и сестра заботятся о Кристапе, потому что внимание близких для него очень важно. Отвечая на вопрос, есть ли такие люди, чье присутствие действительно радует Кристапа, отец юноши отвечает: "Брат и сестра". По словам мужчины, заботясь о человеке, которому необходимо особое внимание, очень важно не причинить боль другим детям. Когда с Кристапом произошел несчастный случай, его сестра и брат были уже достаточно взрослыми, поэтому особых проблем в этом плане не было. "Я думаю, что этот случай с Кристапом... Он изменил всех. Он изменил нас, тех, кто был рядом с нами, изменил друзей, тех, кто нас знает… Изменились все". 

И хотя это непросто, Каспар подчеркивает, что хочет вдохновить остальных не бояться брать заботу о своих близких. В их семье ни на минуту не задумывались над тем, чтобы отдать сына в специализированное учреждение. "Слава Богу, у нас есть возможность работать, - говорит Каспар. - Конечно, это непросто, это очень сложно, но я бы хотел, чтобы люди, в жизни которых произошли такие повороты, чтобы они обязательно старались быть вместе со своими близкими. Это все возможно. В Латвии так много хороших людей. Так много друзей, которые действительно очень, очень хорошие люди». Каспар говорит, что именно в такой ситуации понимаешь, кто настоящий друг: "Я четко видел, что вокруг меня много хороших людей". 

Семья старается не слушать тех, кто говорит, что ситуация Кристапа безнадежная. Это отнимает надежду и вредит. По словам Каспара, уже сейчас достигнут прогресс, и он продолжается. «Возможно, Кристап больше никогда не сможет заниматься музыкой на таком же уровне как раньше, но это не значит, что он не поправится", - уверен отец молодого человека. На данный момент нельзя сказать, насколько большим может быть прогресс в будущем, но семья довольна тем, чего уже удалось достичь.

"Кристап в какой-то мере вернулся. Он грустит, радуется, беспокоится, боится, он может выражать какие-то эмоции", - о положительных переменах рассказывает его отец.

Тяжелая работа, помощь близких и первая улыбка 

В частном доме, где проживет семья Ясинкевичей, после несчастного случая все поменялось. Сейчас он приспособлен для нужд Кристапа. "У нас есть целая комната, полная разных приспособлений и устройств, - рассказывает Каспар. - Приспособить дом под нужды Кристапа оказалось не так уж сложно, нам не потребовались какие-то большие дополнительные вложения". Создан относительно простой съезд для инвалидной коляски, кровать парня находится в гостиной, чтобы он не был изолирован от близких. А еще Кристапу купили собаку. Присутствие домашнего животного помогает достичь похожего результата как в случае канистерапии.

Для транспортировки Кристапа семья купила микроавтобус. Это стало возможным благодаря помощи неравнодушных людей. В поддержку Кристапа состоялся благотворительный концерт, на котором выступили друзья парня и его товарищи по группе. Для Кристапа это очень важно. "Он может на коляске заехать в бусик и съездить, например, на концерт, или в церковь, или в театр. Благодаря возможности быть мобильными, мы можем делать многие вещи", - говорит Каспар. 

День Кристапа начинается довольно рано - в полседьмого утра. "Примерно 20 минут мы делаем с ним гимнастику, - рассказывает Каспар. - Потом есть разные гигиенические процедуры, которые ему делаю я, а потом за дело берется жена - она моет его, меняет постельное белье, чистит зубы. Это то, что мы делаем каждое утро, потому что большую часть дня сыну приходится проводить в кровати". По словам Каспара, этот ежедневный ритуал позволил избежать пролежней. 

"Год после несчастного случая он даже не реагировал, а сейчас стал намного эмоциональнее. Процесс постепенно идет, и это дает нам надежду, что мы добьемся того, что он сможет общаться"

В полдевятого приходит нянечка, и мы уходим на работу", - продолжает Каспар. Мама Кристапа приходит с работы в 15.00, а Каспар - около 18.00. Услуги нянечки семья оплачивает из своего кармана. Пока родители на работе, Каспар лежит в кровати и вместе с нянечкой рисует, занимается музыкой, рассматривает фотографии, книги. Придя с работы, мама усаживает сына в инвалидную коляску и идет с ним гулять. После обеда они вместе работают над улучшением физической формы Кристапа, используя имеющиеся дома тренажеры. Несколько раз в неделю парня посещает физиотерапевт и музыкальный терапевт. Вернувшись с работы, отец помещает сына в вертикализатор. "И это для нас тоже достижение. Если сначала он мог проводить в нем всего 10-15 минут, потом начинала кружиться голова и так далее, то сейчас он может стоять 50 минут и при этом хорошо себя чувствует". 

Кристап еще не может есть самостоятельно, поэтому необходимо специализированное питание, которым его кормят через зонд. Все занятия заканчиваются около 10 вечера. "И тогда мы постепенно готовимся ко сну", - говорит Каспар. Ночью Кристапа нужно пару раз переворачивать, чтобы не образовывались пролежни. Отец парня неоднократно подчеркивает, что состояние сына улучшилось и поэтому уход за ним стал легче. Сразу после несчастного случая за Кристапом требовался постоянный контроль, ночью его нужно было переворачивать каждый час. 

"Спустя год после несчастного случая, он даже не реагировал, а сейчас стал намного эмоциональнее", - о положительных переменах рассказывает Каспар. Кристап стал выражать эмоции – например, когда смотрит телевизор или когда приходят гости. "Процесс постепенно идет, и это дает нам надежду, что когда-нибудь он сможет общаться". Это может стать реальным благодаря компьютеру, управляемому с помощью глаз. "Эта динамика, эти маленькие шажки вперед дают нам эту надежду", - говорит Каспар. 

Фото: DELFI

"Сначала у нас вообще не было никакой реакции. Примерно через полгода появилась улыбка. Это было огромным событием! Сейчас его улыбка для нас обычные дело - Кристап улыбается и смеется, когда смотрит телевизор или когда происходит что-то забавное", - говорит мужчина, добавляя, что, возможно, для кого-то это достижение может показаться незначительным, однако, для семьи оно является очень важным. За три года появилась не только улыбка - стал снова появляться страх и способность кушать. "Все свидетельствует о том, что динамика развития возможна", - говорит Каспар. 

Семьи не готовы к плохому и реальности

"Нельзя называть положение человека безнадёжным. Мы не можем знать, что является безнадёжным, а что нет", - подчеркивает Каспар. Время от времени он встречает людей, которые утверждают, что прекрасно знают, «что такое безнадежный случай, а что нет». "Мне кажется, в том то все и дело - мы не знаем, как все будет развиваться, каким будет результат. Есть очень много случаев, много историй, в том числе с людьми, с которыми мы общаемся, которым сначала говорили, что их случай однозначно безнадежный и единственный выход - это специализированное учреждение по уходу. Это отбирает силы, убивает надежду и изначально лишает возможности улучшить состояние человека, - рассказывает Каспар. - Конечно, нужно прислушиваться к прогнозам. Однако, это не единственный сценарий развития событий. Если мы не будем верить в чудеса, которые в реальной жизни тоже случаются, то мы остановимся уже в самом начале пути". 

Каспар пытается понять, откуда берутся такие негативные прогнозы: "Можем быть эти люди сами столкнулись с такими ситуациями, они видят эту боль и страдания и пытаются таким образом уберечь остальных. Мне кажется, это неправильным, потому что никто не может знать, что ждет впереди. Возможно, это частично касается и нашего случая, но мне кажется, что очень важно не делиться такими прогнозами и не рушить надежды, когда речь идет о маленьких детях или новорожденных". В такие моменты человек находится в шоковом состоянии, поэтому готов слушать все, что ему говорят специалисты. "Очень сложно понять, в какой момент нужно слушать, а в какой нет, потому что эмоционально это очень напряженный момент - все меняется и эмоционально ты уже совсем другой человек". Он уверен, что в рамках здравого смысла, людям все же необходимо давать надежду. 

Очень важно, чтобы в больнице или реабилитационном центре родственники научились всему самому важному. Чтобы не было такой ситуации, что они в шоковом состоянии привозят родственника домой и не знают, что с ним делать

Каспар уверен, что именно присутствие рядом родных – папы, мамы, брата, сестры - поможет Кристапу выздороветь. Отец не скрывает, что заботиться о сыне не всегда легко, при этом семьи, которые сталкиваются с подобными ситуациями, не всегда достаточно подготовлены. Так как Каспар социальный работник, а мама Кристапа - врач, то для них происходящие перемены были более понятны. Также помогло то, что они много времени проводили рядом с сыном, пока он был в больнице. 

"Кристап долго был в больнице. Все это время мы были рядом и учились, как за ним нужно ухаживать. Именно поэтому, когда мы привезли сына домой, мы уже были уже своего рода профессионалами в плане ухода», - поясняет Каспар. По словам мужчины, несмотря на их с женой образование, забота о сыне стала для них большим вызовом: "Конечно, это непросто, но это возможно. Всему можно научиться и очень важно дать эту возможность тем людям, которые могли бы заботиться о своих близких". Каспар считает, что очень важно, чтобы родственники пострадавшего научились в больнице или реабилитационном центре всему самому важному. Чтобы не было такой ситуации, что они в шоковом состоянии привозят родственника домой и не знают, что с ним делать. 

Каспар понимает, насколько сложно это может быть, поэтому призывает людей не бояться просить совета – если потребуется, он готов поделиться своим опытом. Он уверен: очень многим помогло бы, если бы в процесс реабилитации людей, пострадавших в результате разных несчастных случаев, было включено обучение для их близких. "В какой степени это уже происходит, но было бы хорошо, чтобы это происходило активнее. Потому что обычно это шок, и человек просто не понимает, что, у кого спрашивать и что делать", - говорит мужчина.

Уход дома помогает сохранить надежду

"Чрезвычайно важны разные мелочи", - о поддержке близких рассказывает Каспар. - То есть когда близкий не спрашивает, чем он может помочь, а чувствует, что нужна помощь и помогает". Мужчина вспоминает, что когда Кристап еще находился в больнице и родители не могли оставаться с ним, с сыном сидел их друг. Специальную функциональную кровать для Кристапа тоже купил друг семьи. "В эмоциональном плане это имеет гораздо большее значение, чем материальная помощь. Она, безусловно, тоже важна, но очень важно чувствовать, что кто-то о тебе позаботился, помог". По словам мужчины, похожие эмоции вызывает поддержка незнакомых людей, сделавших пожертвования. 

"Слава Богу, мы можем работать и многие вопросы решать сами", - говорит Каспар. Это позволяет целый день заботиться о сыне. При этом мужчина указывает, что есть случаи, в которых помощь государства и общества намного важнее. "Например, семья Удриса, где жена и маленький ребенок. Понятно, что там нельзя заработать на все, что необходимо, и требуется поддержка". 

"Существует миф, мол, когда у человека что-то случается, то не надо его беспокоить. Не нужно с ним пытаться разговаривать, не нужно навязываться. Смело могу сказать - это неправда" – говорит Каспар. По его словам, поддержка окружающих была для него крайне важной. "Даже если человек говорит, что ему ничего не нужно, очень важно быть вместе с ним. Чтобы его понимали, помогали выполнить самые простые вещи, чтобы было ощущение, что он не один. Это действительно очень важно". 

"Существует миф, мол, когда у человека что-то случается, то не надо его беспокоить. Не нужно с ним пытаться разговаривать, не нужно навязываться. Смело могу сказать - это неправда"

Говоря о поддержке государства, Каспар указывает: было бы хорошо, если бы компенсировалось специализированное питание. В самом начале расходы на него составляли 300-400 евро в месяц. Сейчас траты стали меньше плюс доступно пособие для оплаты услуг ассистента. Обязанности ассистента выполняет мама Кристапа. Она существенно сократила нагрузку на работе, чтобы можно было попасть к терапевтам и специалистам, поэтому оплата работы ассистента для семьи очень важна. "Наша позиция всегда была такой - несмотря ни на что - будет пособие или нет - все равно мы сами будем заботиться о Кристапе". 

Большую часть расходов покрывает семья, в свою очередь, в 2018 году в сотрудничестве с "Ziedot.lv" был начат сбор пожертвований на покупку для Кристапа специальной компьютерной программы для развития невербальной коммуникации. Также с помощью пожертвований семья может обеспечить услуги физиотерапевта в домашних условиях, оплатить аренду необходимого тренажера и купить специализированное питание. На эти цели в год уходило примерно 7000 евро. Сейчас, по словам Каспара, такая большая сумма уже не требуется, потому что, например, специализированное питание, стало дешевле. 

"Сначала это шок. И очень важно в этот момент не принять какие-то, возможно, "неправильные решения", - говорит Каспар, вспоминая свои первые эмоции, когда узнал о том, что случилось с сыном. Семья даже не рассматривала возможность того, чтобы отдать сына в центр по уходу: "Мысли даже такой не возникало. Просто есть вещи, которые нужно делать, не думая о том, что может быть по-другому. Да, есть какие-то трудности, с которыми ты пытаешься справиться, но ты не думаешь об этом, просто делаешь". Каспар добавляет: "Я бы не хотел говорить о том, что правильно, а что-то нет. Я только могу говорить о нас, о себе… И благодарю Бога, что это так. Я не могу представить себе, что может быть по-другому". По словам Каспара, если бы Кристап находился не дома, то было бы гораздо хуже. 

"Откуда тогда взяться надежде? Если есть возможность ухаживать дома, то нужно это делать, потому что это очень важно для всех".

Вы можете поддержать таких людей не только при помощи пожертвования. Можно позвонить и поговорить, приехать в гости и помочь - своими знаниями, опытом, советом. Просто заметить их, оценить и быть рядом. Даже пара часов вашего времени могут позволить им перевести дух, вырваться из рутины, набраться энергии.

Foto: DELFI
Проект создан при
сотрудничестве с
Над проектом работали: Ингус Берзиньш, Лаура Дзерве, Дита Виновска, Диана Чучкова, Кристине Мелне, Мартыньш Пурвиньш, Карлис Дамбранс, Патрикс Паулс Брикис, Инга Чуевска, Илзе Вановска, Эдгар Давидсонс, Санта Петерсоне, Элисе Быкова, Анатолий Голубов, Ольга Петрова, Дмитрий Висун.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.