В СОТРУДНИЧЕСТВЕ С МИНИСТЕРСТВОМ БЛАГОСОСТОЯНИЯ
ВМЕСТЕ РАСТЁМ
Ты больше не один
Гундега Болштейна
Foto: F64
Гундега Болштейна в настоящее время возглавляет отдел социальных услуг муниципального агентства «Социальная служба» Салдусского края. Она называет себя динозавром социальной работы, потому что работает в этой сфере 21 год – почти столько же, сколько профессия «социальный работник» вообще существует в Латвии. Однако это не дало Гундеге закостенеть в профессии, совсем наоборот: она занимала разные должности, связанные с социальной работой, и перепробовала себя в самых разных направлениях этой сферы: стартовала в Риге, в столичном детском доме, затем работала как в социальной службе, так и в качестве поставщика социальных услуг. В конце концов вернулась в родные края под Салдусом, где совсем недавно вместе с коллегами внедрила одну из самых полных и эффективных систем специализации для социальных работников в Латвии. Что мотивирует ее, что поддерживает на этом пути?
Еще в далеком 1999 году мы, три медсестры – коллеги по больнице – решили, что хотим учиться. Поскольку еще одна наша коллега изучала социальную работу в высшей школе Attīstība, и то, о чем она рассказывала, нам показалось очень круто, мы выбрали этот вуз. Еще во время учебы я начала работать социальным работником в Рижском детском доме на улице Капселю, а по окончании учебы последовали десять лет в Рижской социальной службе, где я работала с семьями. Это была моя юность – время, когда тебе позарез нужно как можно быстрее и как можно лучше. Но со временем приходит опыт и понимание, что в прошлом ты просто-напросто сжигал себя и что можно работать по-другому.
Моя трудовая деятельность после учебы пришлась на время, когда социальная работа в Латвии фактически только зарождалась. В то время сам социальный работник был главным и фактически единственным исполнителем и ресурсом. Конечно, впоследствии помощь поставщиков услуг постепенно увеличивалась и расширялась все больше и больше. Помню тот момент, когда поняла, что я больше не являюсь единственным ресурсом для своего подопечного, что я уже могу управлять ситуацией.

Это самое большое изменение и самый большой прогресс в развитии, которые произошли в содержании, понимании и объеме социальной работы. Теперь спектр услуг значительно расширился, это дает ощущение надежного тыла и уверенность в том, что ты не один, что тебе всегда помогут. Это и есть главная поддержка для социальных работников.

Очень помогают коллеги. До сентября я возглавляла отдел социальных работников и социальных реабилитологов и всегда говорила коллегам – если что, звони мне, и едем к клиенту вместе, идем вместе, пишем письмо вместе, звоним во все эти институции тоже вместе. Потому что при всем своем мастерстве в одиночку ты в какой-то момент так запутаешься, что голова идет кругом. В какой-то момент попросту впадаешь в ступор и не знаешь, что делать дальше и как из всего этого выбраться. А поддержка коллег дает отличные результаты.
Мне нравится работа с людьми, личное общение с клиентами. Обследования, встречи, беседы. Честно говоря, мне всего этого сейчас не хватает, потому что мне как руководителю структурного подразделения приходится больше работать с документацией, отчетами, а также заниматься методической работой. Да, мне очень не хватает личного общения с клиентами. Потому что оно позволяет держать руку на пульсе, быть в курсе ситуации. Это основа социальной работы.
Социальный работник однозначно стоит на страже интересов клиента — по сути является его адвокатом, в том числе и в буквальном смысле. Работая в Риге, я этого особо не чувствовала, потому что юридическая помощь там была более доступной. Но здесь, в сельской местности, мы, социальные работники, являемся главным ресурсом: мы сами копаемся в законодательстве, обнаруживаем недостатки и недочеты, а затем от имени клиентов пишем письма и заявления во всевозможные учреждения.
После работы в Государственном центре социальной опеки, где я сожгла себя так, как вообще можно было сжечь, я поняла, что что-то в жизни снова нужно изменить. До меня случайно дошла информация, что в моем родном Салдусском крае ищут социального работника. Почему бы нет? Я пришла в Салдусскую социальную службу, начала работать заведующей отделом. Отличается ли работа в Салдусе от работы в Риге? По динамике — очень: в Риге все происходит очень четко и быстро, у тебя нет никаких возможностей для маневра. Когда переехала сюда, мне здешняя неторопливость поначалу казалась какой-то совершенно невероятной. Неужели действительно нужно так долго думать над само собой разумеющимися вещами? Но, наверное, именно так все и должно было быть. Я прошла через тот период, мы постепенно вводили модель со специализацией социальных работников и сейчас стабильно работаем в таком формате.
Специализация в социальной работе очень ценна. Мои коллеги также признают, что работать в одной области лучше, чем делать все подряд. Работая в какой-то одной области, ты можешь в гораздо большей степени сосредоточиться на проблемах конкретного человека, искать и предлагать любую поддержку, которая только доступна. Можно помочь урегулировать, к примеру, вопрос получения группы инвалидности, привести в порядок какие-то юридические дела, которые подчас тоже очень важны. В конце концов ты видишь, что действительно помог человеку что-то изменить в его жизни, а не просто выделил пособие. Важно также и то, что в процессе специализации сотрудника нельзя заставить работать в той области, где он не хочет работать. Те коллеги, которые хотели работать в сфере помощи, там и остались, и чувствуют себя отлично. Те, кто хотел работать с семьями или совершеннолетними лицами, работают в этой сфере. Просто нужно сделать правильный выбор.
В каждой работе необходимо удовлетворение. Мне в социальной работе доставляет удовлетворение то, что есть результат. Моя первая профессия – медсестра, и работая в медицине необходим немедленный результат. Здесь и сейчас. Вот и в этой профессии мне до сих пор нужен быстрый результат. Я становлюсь нетерпимой, вредной и, возможно, острой на язык, что мои коллеги уже ощутили. Но если в итоге есть результат, и он положительный, успешный и помогает людям, – что еще нужно?
Эмпатия, сопереживание – вот главное качество, которым нужно обладать, чтобы стать социальным работником. А также выдержка. И умение не пропускать все через себя, чтобы не вредить своему физическому и психическому здоровью. Помнить, что главный – это ты сам. Если эти качества есть и нравится работа с людьми, то социальная работа – отличный выбор будущей профессии, которая гарантирует работу на всю жизнь. Потому что социальные работники нужны везде и всегда, и каждый может найти и свою нишу, и сферу деятельности по душе.
Поддержать человека, помочь найти лучшее решение в сложной жизненной ситуации, – это то, чем занимается социальный работник. Но что чувствует он сам, ежедневно, ежечасно подставляя плечо другим? Что его мотивирует, что помогает не перегореть? Проект "Вместе растём" – это 8 фотоисторий, которые раскрывают личности разных социальных работников. Восемь рассказов об их жизни, об их повседневной, нелегкой и ответственной работе, о профессиональных вызовах и многом другом.

"Вместе растём", потому что социальная работа – это работа общая, и необходимым условием для ее успеха являются обоюдное доверие и взаимоуважение, которое испытывают друг к другу социальный работник и его клиент. Итак – "Вместе растём", развиваемся и идем дальше. Каждый – своим собственным путем. Каждый.

Над проектом "Вместе растём" работали: Министерство благосостояния, фотоагентство "F64" и коммуникационное агентство "LEAD. Korporatīvā komunikācija" (содержание) , Наталия Шиндикова (дизайн) , Кaрлис Симановис (разработка), Кристине Мелне (редактор), Eрикс Раджелис (руководитель проекта), Анта Акантева-Уммере (руководитель по коммуникациям с публичным сектором (публичный сектор/НГО/PR-агентства)


"Вместе растём" реализуется в рамках проекта ESF "Развитие профессиональной социальной работы в самоуправлениях" №9.2.1.1 / 15 / I / 001.

DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.