Цинично, но правдиво: это счастье, когда женщина рано умирает

Нежный оккупант. Александр Васильев о латвийских иконах стиля, волосатых колготках и костюме Путина
Foto: Kadrs no filmas "Purva bridējs"

На фото: Вия Артмане - одна из латвийских икон стиля в версии Васильева.

- Поясните название вашей лекции, чем женщина на все времена отличается от простой женщины?

- Думаю, женщины на все времена… они попросту не существуют! (Смеется.) Это изобретение журналистов. Ведь каждый период времени, страна и континент задают свои критерии женщине. Женщина в Кувейте — совсем не то же, что женщина в Латвии, а женщина в Аргентине — совсем не то, что женщина в Японии… Да, детородная функция у всех одна… пока, но мера домашних работ, степень подчинения мужчине, каноны красоты, продолжительность жизни, мода на вес и экономические составляющие жизни у всех очень различны.

Так что совсем уж на все времена и народы одной иконы быть не может, поэтому в рижском семинаре 10 июня мы будем говорить только о женщинах второй половины 20-го века, только из развитых стран (США, Франция, Италия, Германия, Россия) и только одной расы — они все белые. Это яркие типажи, но останутся ли они таковыми для живущих в конце 21-го века и сохранят ли актуальность в 22-м веке — вопрос. Так или иначе, мы постараемся выяснить, что делает женщину особенной, исключительной и важной для ее современников.

- С чем чаще связана особенность женщины — с ее внешними данными или внутренними качествами?

- Чаще всего это связано с ее образом и стилем. Все же внешние запоминающиеся аспекты публику интересуют больше, чем человеческие качества, о которых окружающие, кроме близких членов семьи и друзей, толком ничего не знают, а догадаться им трудно. Ведь женщина — это хамелеон, который за день меняется пять-шесть раз — переодевается из домашней хозяйки в управляющую банком, из доброй мамочки в соблазнительную леди, из строгой жены в пафосную светскую львицу… У женщины всегда много масок — она не будет одинакова с разными людьми.

Особенной и непохожей на других женщину делают черты ее характера — настойчивость, упорство, сила воли, злость или добродушие… Есть и еще один важный момент для памяти: цинично, но очень правдиво думать, что это счастье, когда женщина рано умирает. Тогда остается место для легенды.

Недавно мы справили 90-летие Мэрилин Монро — 100-процентной женщины на все времена. Но, не дай бог, она дожила бы до нашего времени — мы бы ее раскритиковали в пух и прах. Посмотрите на ее конкурентку Брижит Бардо — она жива до сих пор, но ее в грош не ставят и говорят о ней с усмешкой: какая она старая, морщинистая и ужасная. Понятное дело, что она не может быть в 87 лет такой же, как в 25! Да и Мэрилин была бы такой же, а если бы они начала делать бесконечные подтяжки — это было бы еще ужаснее. Но мы не можем смириться со старением — седыми волосами, морщинами…

- Вы уверены, что когда Бардо уйдет, то не будет глорифицрована?

- Конечно, на ее имени будут наживаться, но эксплуатируя лишь образ молодой Брижит — называть ее именем трусики, лифчики, фестивали…

Нежный оккупант. Александр Васильев о латвийских иконах стиля, волосатых колготках и костюме Путина
Foto: Publicitātes foto

На фото: Лайма Вайкуле - одна из латвийских икон стиля в версии Васильева.

- Можете назвать латвийских красавиц, которые могли бы претендовать на звание женщины на все времена?

- Охотно. Если рассматривать звезд прошлого, то совершенно неотразимая красавица — Вия Артмане, которая была иконой стиля для всего пространства СССР.

Из современниц мне мила певица Инесе Галанте — привлекательная, талантливая, стильно одевается. Всегда радует главный редактор журнала Officiel Юлия Румянцева — она безукоризненно одета в роскошные платья от Кирилла Гасилина, придерживается определенного типа макияжа и прически, которые производит на меня сильное впечатление.

Мне очень импонирует жизнелюбие Лаймы Вайкуле, которая, несмотря на годы, которые не проносятся мимо нее, не теряет дара завораживать публику — это редкий и большой дар. Я приветствую ее фестиваль Laima Rendez Vous. Это очень правильный ход с ее стороны, ведь после ухода "Новой волны" из Юрмалы, осталась публика, которая имеет в Латвии дома и квартиры и которой хочется развлекаться. Уверен, фестиваль будет пользоваться успехом.

В свою эпоху иконой стиля Латвии, безусловно, была и ваша президент Вайра. На нее все смотрели, она была очень прилично одета, хорошо причесана. В общем, держала марку.

Юлия Румянцева
Foto: Publicitātes foto

На фото: одна из латвийских икон стиля главный редактор журнала L'Officiel Latvija Юлия Румянцева в парижской квартире Александра Васильева.

- В вашей коллекции есть платья всех латвийских "икон"?

- Нет. Вайра мне только однажды одолжила свой наряд на выставку, а потом забрала. Слышал, что она собирается продавать свои платья через аукцион eBay. Если так случится, то я буду одним из первых покупателей — записываюсь в очередь. Особенно хотел бы приобрести одно-два платья, созданных для Вайры моим другом Александром Бибергалом.

Лайма мне подарила несколько своих знаковых костюмов. В том числе знаменитое платье "Перестройка" и наряд "Пикадилли". Дочь Вии Артмане Кристиана подарила мне платья мамы — два из них сегодня можно увидеть на ВДНХ на выставке "Кино и мода" в павильоне N 64. Московская публика смотрит на них с огромным пиететом.

А вот Юля Румянцева пока мне своих нарядов не дарила. Она любит останавливаться в моей парижской квартире, надеюсь…

- …что она когда-нибудь забудет свое платье у вас?

- Да. Но пока не забыла ничего. Жаль.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Александр Васильев Брижит Бардо Вайра Вике-Фрейберга Вия Артмане Владимир Путин Жаклин Кеннеди Карла Бруни Лайма Вайкуле Мэрилин Монро Одри Хепберн Принцесса Диана Рената Литвинова СССР Хиллари Клинтон Юлия Тимошенко
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form