Судьба писательницы Андры Манфелде складывается почти по Бродскому: "…как будто жизнь качнется вправо, качнувшись влево". Ее мать в два года была сослана со всей семьей в Сибирь. Впоследствии Андру назвали в честь дяди (брата матери), умершего в землянке маленьким мальчиком. Став писательницей, она рассказала эту историю в книге "Дети землянки". Отец Андры — тоже бывший ссыльный. Он ушел из семьи едва родилась дочь. Его место занял отчим-алкоголик, который маму бил, на падчерицу кричал.

Постепенно жизнь Андры унеслась под откос. "Первый стакан вина, водка — и вот уже кто-то тебя насилует в кустах…" — вспоминала она. Дело дошло до тяжелых наркотиков. От беды спас Каспарс Димитерс (сын Вии Артмане, — прим. Ред.), который тогда организовал в Кримулде реабилитационную группу Krusta skola, куда входили наркоманы, алкоголики, вышедшие из тюрьмы…

Последовательно Андра перешла из лютеранства в католицизм, а оттуда — в православие, в котором ее привлекла строгость, так необходимая в то время — конкретные инструкции и предписания, как бороться со своими грехами, как жить, как держаться от соблазнов: пост, причастие, исповедь…

Встав на ноги, Андра неожиданно начала писать стихи. А свою историю описала в книге Adata ("Игла"), по которой в Национальном театре был поставлен успешный спектакль. Ее роман Dzimtenīte, которому помогла увидеть свет евродепутат Инесе Вайдере, номинировали на литературную премию "Лучшая проза года". И вообще Андра была невероятно успешна для провинциальной девушки без громкой родословной и пробивного характера. На отсутствие работы и признания грех было жаловаться. Ну разве что в личной жизни все складывалось непросто. Но у кого просто.

На момент, когда четыре года назад продюсер Юрис Миллерс предложил Андре стать автором мюзикла "Цукурс. Герберт Цукурс", она знала про главного персонажа лишь то, что он на самодельном самолете пролетел под мостом в Лиепае — это место находилось недалеко от ее дома. Миллерс рассказал ей биографию летчика, убедив, что тот не только не стрелял в евреев (во всяком случае, тому нет документальных подтверждений), но даже спас четверых у себя дома, рискуя жизнью семьи. В итоге Андра начала оформлять в стихи заданные Миллерсом наброски.

Чем дальше она углублялась в тему, тем яснее осознавала, что больше работать не может. Свой отказ она сформулировала в открытом письме: "Информация о готовящейся постановке появилась в прессе накануне 16 марта. Наложилась и ситуация на Майдане. В такой атмосфере, мюзикл о жизни и смерти Цукурса опасен и непристоен, он лишь увеличит хаос исторических трактовок и обострит межнациональную рознь. Это совершенно не то, чего бы мне хотелось. К тому же, я осознала, что жанр мюзикла априори создает слишком позитивный настрой, что несовместимо с неоднозначностью этого человека".

В конечном счете текст к мюзиклу написал поэт Петерис Драгунс, премьера состоялась и вызвала скандал. А Миллерс подал на Андру в суд, требуя вернуть уплаченный аванс 500 евро. Единственным юристом, который согласился представлять писательницу в суде, оказался активист товарищества "Русская ЗАРЯ" Илларион Гирс, о чем Андра тоже написала в открытом письме: "В борьбе против нацизма объединяются народы и страны. Я, Андра Манфелде, являюсь латышкой. Илларион Гирс является русским. Мы тоже объединяемся".

Гирс настаивал на том, что продюсер заплатил Андре за написание текстов песен для будущего мюзикла из материалов, которые были в концепции видения истории Миллерса. Дело проиграли. Андра, которая к тому моменту только родила ребенка, оставшись без денег и возможности работать, активного сопротивления оказать не могла. В какой-то момент она просто растворилась в туманной дымке Лиепаи, из которой выплыла только в этом году — совершенно триумфально, с новой книгой "Офицерские жены" (отрывок из романа, повествующий про Каросту 70-х — здесь). И надо признать, новый скачок ее жизненного маятника оказался не менее удивительным, чем предыдущие…

25 марта в 13.00 Андра Манфелде вместе с писательницей Ингой Абеле представят свои книги на Большой сцене Книжной ярмарки на Кипсале. Приглашаются все интересующиеся.