В этом году Швецию признали первой среди стран ЕС по равноправию полов, Латвия — семнадцатой — такие данные недавно огласил Европейский институт. При этом половина жителей Латвии убеждены, что с равноправием полов в стране все в порядке, а 40% думают обратное (опрос SKDS).

Для Швеции это важная победа, ведь ее власти провозгласили себя "первым феминистским правительством мира". Даже суровый шведский министр обороны Петер Хульквист в интервью Delfi подчеркнул, что он — феминист. Но останавливаться на достигнутом никто не собирается: до полного равенства полов даже в Швеции далеко. Подсчитано, что если все пойдет по плану, полного равноправия можно достигнуть в 2052 году.

+6% к прибыли, -20% к риску банкротства. Краткий путеводитель по шведскому феминизму
Foto: DELFI

В Швеции подсчитали разницу в зарплатах за жизнь между средними шведом и шведкой.

Между тем многие не понимают, что такое полное равенство и зачем оно нужно стране викингов. Распространено заблуждение, что равноправие — это когда женщины уподобятся мужчинам, а мужчины — женщинам. Это не так. Речь идет совсем о других вещах. Например, о том, чтобы за один и тот же труд люди, вне зависимости от половой принадлежности, получали равное вознаграждение — до этого далеко даже в Швеции: разрыв в зарплате среднего шведа и шведки — около 900 евро (3300 - 2420).

Чтобы заблуждений было как можно меньше, а симпатизирующих феминизму и его последователей — больше, Институт Швеции организовал тур для журналистов из 13 стран, в том числе — Замбии и Перу. От Латвии пригласили представителя портала Delfi.

Со шведской стороны группу принимала этническая итальянка Ливия Подеста, которая сообщила, что живет в Стокгольме 11 лет и ни разу не пожалела, что переехала на север: "Я в абсолютном восторге от того, как тут относятся к людям. В Италии женщина в добрых католических традициях должна всегда быть в тени, при этом детей рождается меньше, чем в Швеции, плюс глубокий экономический кризис. Единственное, чего мне здесь не хватает — солнца, за этим я трижды в год езжу в Италию, но возвращаться насовсем — ни за что. Я ведь не с погодой живу, а с людьми!"