"Кровавым" объединение вузов в эфире Латвийского радио назвал бывший министр образования Роберт Килис. По его мнению, против этого процесса будут и сотрудники, и ректор, получающие немалую зарплату (PDF). Поэтому, по мысли Килиса, демократическим способом проведение таких реформ невозможно. "Это было бы возможным только при наличии больших денег, но денег нет, — заявил он. — Поэтому все происходит кровавым образом, по закону джунглей".

Происходит сейчас, и будет происходить в обозримом будущем. Объедение RPIVA и LU, а точнее, поглощение академии университетом — это только первый шаг в истории, которая обещает стать очень громкой. Министерство образования собирается продолжать в том же духе. На повестке дня, например, стоит объединение Морской академии и Рижского технического университета.

"Я вам не ночной сторож. Полыхаев"

История RPIVA началась в 1946 году с создания Рижской педагогической школы работников дошкольного образования. К началу 1990-х эта школа превратилась в довольно внушительную структуру — Рижскую педагогическую школу с отделениями во многих городах Латвии. Тогда ее штат превышал 250 человек (и еще 50 вне штата), сегодня — в два раза меньше.

Рижская педагогическая высшая школа была создана в 1994 году, в 2002 году она получила бессрочную аккредитацию, позволяющую ей ни о чем не волноваться. Нынешнее название и титул "академия" у нее с 2015 года. RPIVA считает себя лидером педагогического образования Латвии и, со ссылкой на данные Минобразования, приводит вот такой график — количество поступивших в 2014/2015 годах на программы, связанные с образованием:

В нынешнем году, согласно отчету Минобразования, эта цифра даже выше — 1318 студентов. Правда, не все из них поступили на педагогическое (RPIVA готовит и управленцев, защитников природы, психологов и т.д.). Интересно также, что 1135 из них учатся за плату, 81% — на заочном или вечернем, лишь 180 хотят стать магистрами или докторами. И это не аномальные, а вполне стандартные цифры для RPIVA — всего в вузе учатся 3514 студентов, 2949 из них за плату, 81% на "не дневном", 320 (менее 10%) готовятся стать магистрами или докторами.

Динамика числа учащихся и выпускников видна на этом графике:

В сухом остатке мы имеем следующее: в RPIVA ежегодно поступает, учится и выпускается действительно много педагогов. Но подавляющее большинство учатся на платных условиях, заочно или по вечерам. Ни о какой научной работе со студентами в таких условиях говорить не приходится и это, как мы увидим выше, является главной претензией к вузу.

Кстати, о дипломах. Можно вспомнить историю четырехлетней давности, когда вскрылось, что RPIVA незаконно выпускала докторов наук (одним из которых стала даже депутат Рижский думы Байба Бригмане ("Единство"). Впрочем, это характеризует не столько вуз, сколько бардак в латвийской системе высшего образования в целом. Ведь тогда нарушения нашли и в других вузах, в том числе и LU.

"Что они там, с ума посходили? Полыхаев".

В Минобразования явно не считают нормальным, что RPIVA, будучи государственным вузом, занимается успешным бизнесом. Причем успешным предприятием RPIVA назвала не кто-нибудь, а председатель Сената самого вуза Гуна Свенце, которая в интервью передаче "900 секунд" заявила о том, что "глупо избавляться от успешного предприятия из-за каких-то интриг". Она также заявила о готовности вести диалог "с заинтересованными сторонами", хотя это было неделю назад. На 10 января позиция RPIVA была иной, воистину полыхаевской.

Минообразования утверждает, что процесс начался еще в 2013 году. Действительно, об объедении вузов говорил еще министр образования Вячеслав Домбровский. На этом фоне странно выглядят как заявления представителей RPIVA о том, что их заранее не поставили в известность, так и официальное поручение нынешнего премьер-министра Мариса Кучинскиса к Карлису Шадурскису в пятидневный срок доложить о планах объединения латвийских вузов "если таковые имеются". Но они имеются уже минимум четыре года!

Мы все, конечно, привыкли к наличию определенного бардака в госуправлении Латвии, но иногда его уровень оказывается просто-таки достойным перьев Ильфа и Петрова.

"Знаю я ваши штучки. Полыхаев"

Минобразование приостановило дискуссии по поводу сокращения количества школ (это не означает, что планы забыты — ждите возвращения через четыре года в виде готового решения!) и сосредоточилось на давней идее реформы высшего образования и науки. Точнее, сначала науки, затем — высшего образования. Суть реформы — сокращать и объединять, убирая "дублирующие" программы, одновременно давая деньги наиболее жизнеспособным.

Основная официальная претензия Минобразования к RPIVA — вуз не занимается наукой, а значит ему нет места в латвийской системе высшего образования. В специально подготовленном документе (PDF) министерство пытается доказать, что в научном мире PRIVA, выражаясь по простому, никто. В международные рейтинги не входит, научных работ почти нет, а если и есть, то их не цитируют (цитируемость — важный, если не важнейший, показатель качества в научном мире). При этом вуз и не планирует решать эти проблемы.

В качестве обратного примера приводится LU, где с наукой все как раз хорошо, создаются научные центры именно по педагогике и вообще, диплом Латвийского университета, по словам директора Департамента высшего образования науки и инноваций Министерства образования Агриты Киопы, "просто престижнее". Она также считает, что подготовка учителей — "это не бизнес".

По версии Минобразования, заказ на педагогов в Латвии обеспечивает исключительно государство. Агрита Киопа полагает, что стране их нужно не более 400 в год. В этом учебном году, например, работу нашел 381 молодой специалист, а все вузы страны выпускают ежегодно около тысячи. Остальные пополняют биржу труда, находят работу не по специальности или же покидают Латвию. Как минимум часть из них при этом училась на деньги налогоплательщиков.

Насколько большая часть? В прошлом учебном году на бюджетные, оплаченные налогоплательщиками, места в RPIVA были приняты 185 студентов (из 1057). Остальные за учебу платят, и платят немало — например, будущие учителя начальной школы и воспитатели детских садов, учась в Риге, должны отдавать 1280-1480 евро за учебный год (в провинции в 1,5 раза меньше). Все цифры можно найти в годовом отчете вуза.

Но успешность бизнеса RPIVA Минобразования не интересует. Вся реформа системы высшего образования крутится вокруг научного потенциала страны. Мол, "ремесленников" могут выпускать колледжи, а государственные университеты должны быть, прежде всего, центрами науки. Те вузы, которые с этим согласны, получат вливания не только из бюджета, но и из европейских фондов. Конкретно в сфере подготовки педагогов "избранными" стали Латвийский университет, Даугавпилский университет и Лиепайский университет. Специальное педагогическое образование продолжат давать Латвийская педагогическая академия спорта и Рижская академия технологий. Так что, если кто-то хочет стать учителем — ему туда.

Правда, будет ли кому учиться и кого учить? Как свидетельствует свежая статистика ЦСУ, в долгосрочной перспективе Латвия, равно как и ее соседи, вымирает. За 11 месяцев 2016 года в стране родились 20 140 человек, а умерли 25 961. Это значит, что через семь лет в школу пойдет еще меньше детей, чем сегодня, а через 18 лет меньше будет и потенциальных студентов.

И понятно, что чем меньше желающих учиться в вузах, тем ниже к ним требования при поступлении. А это, в свою очередь, означает, что деньги налогоплательщиков на бюджетных местах будут получать все менее и менее талантливые студенты. Поэтому Минобразования всерьез намерено снизить число бюджетных мест, причем не только в "педах", но вообще. Для этого наименее эффективным и наукоемким надо кануть в Лету.

Это должно насторожить абсолютно всех студентов, которые поступают или собираются поступать в государственные вузы и колледжи. В Минобразования уверены, что 36 вузов и 30 колледжей для Латвии — слишком много, поэтому в ближайшие годы часть из них объединят.

Четких критериев, как это будет происходить, пока нет. Но уже очевидно, что слабая научная база — это приговор для любого государственного вуза.

"Бросить на периферию. Полыхаев"

Что сейчас выгодно отличает RPIVA от конкурентов, так это разветвленная сеть филиалов, работавших там, где у желающих стать педагогом нет альтернативы: в Вентспилсе, Кулдиге, Тукумсе, Бауске, Цесисе, Алуксне, Мадоне и Екабпилсе. В 2015 году во всех филиалах RPIVA вне Риги вместе взятых учились 998 студентов, а в Риге их было 2222 человека. Тысяча студентов в регионах — это много!

Согласно плану объединения, всех студентов-педагогов RPIVA — и в Риге, и в филиалах —получит Латвийский университет (а студенты, по окончании — дипломы LU). Получит он и сами филиалы, однако мы не уверены, что одновременно на него ляжет обязанность поддерживать их бесконечно долго. Вузы, особенно большие, в Латвии довольно самостоятельны в принятии решений. Вероятно, судьба филиалов — и учащихся там студентов — могла бы стать предметом торга и переговоров, вот только в RPIVA от переговоров пока отказываются. Если так пойдет и дальше, решение примут за них и без них.

"Гостиница принадлежит нам — и точка. Полыхаев"

Нет однозначного ответа и на вопрос, выгодно ли объединение Латвийскому университету. Финансовых выкладок, если они вообще есть, никто не предоставляет. Говорится лишь об экономии 5 млн. евро бюджетных денег, которые будут направлены в систему образования педагогов, то есть достанутся в том числе и LU.

Но что известно точно, так это то, что Латвийский университет не сможет свободно распоряжаться полученной от RPIVA недвижимостью. Чтобы сделать с ней хоть что-то, вуз должен составить план, который затем должен утвердить или отклонить Кабинет министров. Так что никакой прямой финансовой выгоды "здесь и сейчас" не просматривается.

А вот проблем будет много. Факультету педагогики, психологии и искусства ЛУ предстоит поглотить вуз, который как минимум не уступает ему по количеству студентов. Проректор факультета Ина Друвиете уже говорит о том, что факультету предстоит пережить "радикальные изменения". Ясно, что существующих преподавателей и профессоров ЛУ не хватит, но и не все, кто преподает в RPIVA, соответствуют требованиям Латвийского университета. Удивительно, но по словам Друвиете, "тяжелый процесс" консультаций начался только сейчас. Почему, если в Минобразовании вынашивали планы слияний и поглощений уже несколько лет?

"Я коммунотделу не подчинен. Полыхаев"

Несмотря на то, что мы пишем о процессе слияния как о чем-то уже решенном, на практике еще ничего не решено. С одной стороны, у Минобразования есть давно одобренный правительством (но неизвестный Марису Кучинскису) план наведения порядка в системе высшего образования. План предусматривает объединение RPIVA и LU, но за стол переговоров стороны приглашены только сейчас.

С другой стороны, руководство RPIVA, видимо, сначала считали, что они "too big to fail", и не слишком серьезно воспринимали угрозу. Теперь они наотрез отказываются обсуждать происходящее и требуют от Карлиса Шадурскиса в лучших полыхаевских традициях оставить их в покое, отозвать "дезинформацию" об объединении и извиниться.

С третьей стороны, похоже, что у Мариса Кучинскиса нет ни малейшего представления об этом плане. А ведь именно Кабинет министров должен утвердить решение об объединении вузов! Хватит ли у премьер-министра и его подчиненных, выражаясь словами Роберта Килиса, "недемократичности" (а попросту — смелости), чтобы решиться на непопулярную меру?

С четвертой стороны, в Минобразования настроены предельно серьезно. Никакого "заднего хода" в шестеренках структуры, возглавляемой самым непопулярным в народе министром, не просматривается. Представители RPIVA проигнорировали приглашение на переговоры и консультации? Все будет решено и без них, а проект решения создадут в любом случае. Создадут и передадут в Кабмин.

В общем, реформу в "европейском" духе затеяли, а объяснить, убедить и договориться забыли. Как там, у классиков? "Как ни старались часто сменявшиеся начальники изгнать из "Геркулеса" гостиничный дух, достигнуть этого им так и не удалось. Как завхозы ни замазывали старые надписи, они все-таки выглядывали отовсюду. То выскакивало в торговом отделе слово "Кабинеты", то вдруг на матовой стеклянной двери машинного бюро замечались водяные знаки "Дежурная горничная", то обнаруживались нарисованные на стенах золотые указательные персты с французским текстом "Для дам". Гостиница перла наружу". Илья Ильф, Евгений Петров, "Золотой теленок".