Минуло пять лет с того времени, когда улицы городов Латвии, страницы газет и экраны ТВ заполнял слоган "Русской школе быть!". В те дни мне довелось не только ходить на митинги, но и смотреть в глаза Президента страны, сменявших друг друга министров образования, а также руководителей Совета Европы и депутатов Европарламента. Сегодня, когда в Латвии все яснее видно, что "верхи не могут, а низы не хотят", настало время вспомнить и проанализировать то, что случилось пять зим назад.
Как все начиналось
?

К весне 2003 года в Латвии нарастали протестные настроения против закона об образовании, предусматривавшего обучение в старших классах русских школ в основном на латышском языке. Русская Латвия бурлила. Собирались родительские конференции, организовывались пикеты, собирались подписи под протестом. Кульминацией этого процесса явились многотысячные митинги 23 мая и 4 сентября 2003 года. На первый же митинг правительство отреагировало даже с некоторым упреждением. Придумало пропорцию 60/40 и купило водомет.

Кто все это начал?

Как и у известного идеологического течения, у Школьной революции три источника: ЛАШОР, созданный рядом общественных организаций Штаб защиты русских школ, стержнем которого являлся ЗаПЧЕЛ, и родительская общественность русских школ, особенно 34-й.

События развиваются стремительно. Сразу за митингом 4 сентября проходят конкурс карикатур и рок-концерт против реформы, а также конкурс эссе «Почему я хочу учиться на русском языке».

Как Революция стала школьной?

Осень 2003 года. Лидеры протестного движения поставили перед собой задачу вовлечь в работу Штаба молодежь, сделать движение еще более массовым, прийти в каждую школу. Первую акцию такого рода провела 72-я средняя под руководством Насти Сырицы — ученицы 12-го класса. Все действо заняло не более 15 минут. На одной из перемен большинство школьников высыпали на улицу, надев белые штабные майки и скандировали «Руки прочь!». Заранее приглашенные журналисты разнесли весть о случившемся во все концы планеты.

Эстафету приняла 32-я средняя. Администрация школы, прознав о готовящейся акции, заперла с первым звонком школьную дверь. Около сотни старшеклассников покинули алма-матер через окна и в традиционных майках отправились к дверям Министерства образования и науки излагать свое мнение о реформе. По сути, это была первая школьная забастовка.

Но обе эти акции носили точечный характер. Школьная революция начала разгораться 22 и 23 января 2004 года. В четверг, 22 января, Штаб организовал предупредительную забастовку, в которой приняло участие до тысячи старшеклассников нескольких рижских школ. Во второй половине дня, после окончания акции, события развивались лавинообразно. Одна за другой, до позднего вечера, в Штаб обращались делегации рижских школ с просьбой об участии в акции протеста на следующий день. Штабисты быстро распределили своих активистов по этим школам и на следующий день, неожиданно для всех, число бастовавших увеличилось в разы. Через короткое время стихийно вспыхнули протесты русских школьников Вентспилса. Волна забастовок и протестов покатилась по зимней Латвии 2004 года, нарастая, подобно лавине в заснеженных горах.

Акции следовали одна за другой. Наиболее яркие из них: Вселатвийский съезд защитников русских школ, забастовки и митинги протеста, собиравшие десятки тысяч участников. Крупнейший прошел первого мая, в день вступления в ЕС. Тогда у памятника Освободителям Риги собрались около 50-ти тысяч человек. Это была самая большая акция протеста за всю историю независимой Латвии. Огромный международный резонанс получила трехдневная осада нашей молодежью Европарламента в момент проведения в нем исторической первой сессии после присоединения десяти стран восточной Европы.

Одевайтесь потеплее!

А ровно пять лет назад, 11 февраля, под окнами Президента прошел многотысячный пикет бастующих школьников, который на всю жизнь врезался мне в память.За пару дней до этого, в составе делегации протестующей молодежи, мне довелось более часа объяснять руководителю страны Вайре Вике-Фрейберге очевидный вред «реформы» и суть требований русских школьников. Именно тогда Президентом мне в глаза была произнесено издевательское «Одевайтесь потеплее!». Что же, мы оделись и вышли к президентскому дворцу. Теперь это уже история.

Подводя итоги

Девять месяцев, с января по сентябрь, бушевала Школьная революция. Что она выносила за этот срок? Что стало ее результатом?

Первое и главное — реформа русских школ пошла по гораздо более мягкому варианту, нежели задумывался властями изначально. Изуверским планам не суждено было сбыться — русский язык не удалось полностью вытеснить из сферы среднего образования.

После 1 сентября 2004 года основные усилия правительства были сосредоточены на PR-поддержке «реформы». В сознание общества вбивалась мысль о том, что защитники русских школ проиграли. Генерал Ее Величества, назначенный руководить латвийской контрразведкой, хвастливо заявил: «То, как мы справились с защитниками русских школ, войдет в учебники истории».

Прошло пять лет. По русским школам нанесен чувствительный удар, но они выжили. Русский дух не сломлен. А правящая элита, идеологию которой в значительной мере определяют бывшие эмигранты и кураторы из «обкома», завели Латвию в тупик жесточайшего экономического кризиса. Их ложь, вред, наносимый ими стране, их полная бесполезность и беспомощность сегодня очевидны и для русской, и для латышской части общества.


Александра Малашонок — председатель правления Ассоциации русской культуры, образования и науки "АРКОНА". С 2003 года активно выступает в защиту русского образования. Автор нескольких проектов, направленных на повышение качества образования на русском языке в Латвии. Образование — МГИМО, факультет международных экономических отношений.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!