Foto: Shutterstock
"Латвия — моя родина, с которой связаны самые ценные воспоминания детства, но я убедился, что мои теплые чувства к стране совершенно ей безразличны", — с горечью говорит Денис Суханов. Он покинул Латвию почти 20 лет назад, выучился и сделал карьеру в сфере IT в Канаде, Австралии, на Бермудах, а последние четыре года живет и работает в налогово-офшорном раю — на Каймановых островах. Пытался часть денег вложить в Латвию, открыв смежный бизнес, но разочаровался — на чужой земле он чувствует себя своим больше, чем на родине.

Портал Delfi продолжает проект "Поуехали" — о том, как наши бывшие соотечественники живут в разных городах и странах мира. Почему покинули родину? Как выбрали новую гавань? С какими трудностями столкнулись? Что им помогает и мешает? Чем отличается менталитет и порядки новых сограждан? И что должно произойти для того, чтобы они вернулись в Латвию?

C начала века Латвию покинуло около 270 тысяч жителей — это чистые потери "уехавшие минус вернувшиеся". По официальным данным, в период с 2000 по 2015 год в Канаду въехало 2107 человек с латвийскими паспортами. За тот же период 1531 бывший латвиец получил канадское гражданство. По Каймановым островам статистики нет.

Foto: Из личного архива
Латвию Денис Суханов покинул в 17 лет в 1998 году, сразу после окончания средней школы. Сначала поехал учиться в Канаду — особых денег в семье не было, а эта страна оказалась на тот момент самой доступной из англоязычных по ценам на образование. В итоге прожил в Канаде 15 лет, с небольшими перерывами на Бермудские острова (около года) и Австралию (около двух). За это время побывал во многих концах земного шара. В его семье — три гражданства: канадское, австралийское (которое, помимо Австралии, дает право жить и в Новой Зеландии) и родное, латвийское.

Четыре года назад cемья Дениса сменила Канаду на налогово-офшорный рай — Каймановы острова, которые находятся в Карибском бассейне, но формально считаются заморской территорией Великобритании. Именно на Кайманах большинство богатых и знаменитых людей мира хранят свои сбережения и совершенно не платят налоги. Денис — партнер и соучредитель компании, фокусирующейся на облачных решениях и программном обеспечении в финансовой сфере. У него "уютный дом в шаге от пляжа, прекрасная семья (жена-рижанка, сын, собака) и абсолютная свобода".

Место: + 30 градусов круглый год, без СГД и боязни государства

Foto: No privātā arhīva
- Несколько лет назад в Канаде я написал программное обеспечение, которое было замечено в компании Microsoft — оно послужило базой для создания компании, в которой сегодня работают около 30 человек. Отчасти благодаря этому ПО, компанию выкупил венчурный фонд. В итоге жизнь в Канаде была легкой и сытой, но захотелось приключений — решил сменить канадский холод на австралийский зной. В какой-то момент мы временно оказались на Кайманах — на острове Гранд Кайман, в местечке Seven Mile Beach. Формально это заморская территория Британии.

Почему именно Кайманы, если честно, я сам понял не сразу. Позвал меня на остров бывший коллега, с которым когда-то работали на Бермудах. В тот момент это было не более, чем любопытство и побег из обледенелого Торонто на пару месяцев — так мы тогда думали. Сейчас я могу сказать, что этот остров — одно из немногих практически идеальных мест для таких сфер деятельности, как информационные технологии и финансовое управление.

Формально на Кайманах "нет налогов": нет традиционных подоходного, корпоративного налогов, нет налогов на недвижимость, на прирост капитала, на добавленную стоимость, на переводы родственникам, на дождь, и прочую пургу. Нет номеров налогоплательщиков, нет налоговых деклараций, нет собственно и аналога VID/СГД. Нет строгой слежки, нет отчетности, нет чувства боязни и незащищенности перед государством. В глобальном пространстве IT-технологий, Кайманы — сказочное место для штаб-квартир, держания патентов, удаленного предоставления консалтинговых услуг, работы в "облаке", управления проектами, сбора доходов с продаж программного обеспечения, и т.д.

За счет чего живет государство, спросите вы? Правительство Каймановых островов получает доход от гербовых сборов, таможенных сборов и ежегодной платы за поддержку компаний в активном состоянии. Скажем, минимальная регистрационная подать и ежегодная подать для того, чтобы поддерживать офшор на Кайманах в активном состоянии — более 732 доллара в год, регистрация международной бизнес-компании на Кайманах — 3000-5000 долларов… (подробная информация).

К отсутствию налогового и административного бремени, добавьте полное отсутствие зим — у нас примерно +30 градусов каждый день в году, отличные транспортные и коммуникационные связи с материком. В общем, здесь есть все для бизнеса и для качественного жизненного баланса.

Работа: среднемесячный заработок Латвии — за 3 дня на Кайманах

Foto: Shutterstock
- Латвию я покинул со средним образованием — в Канаде начал жизнь с чистого листа. Впрочем, профессия была ясна еще до отъезда — информационные технологии. Хотя формального высшего образования у меня нет до сих пор, но 20 лет назад были актуальны разные IT-сертификаты, которые я тогда коллекционировал. Сейчас в моей сфере деятельности все меняется так часто, что опыт в создании инновационных решений и довольные клиенты ценятся гораздо выше официального диплома любой давности.

Есть случаи, когда диплом нужен для формальностей — например, иммиграция. Однако, жить в Канаде, Австралии, на Бермудах и на Кайманах моей семье это не помешало, в силу всеобщей нехватки IT-специалистов. Например, в Австралии вид на жительство раньше можно было получить без образования с хорошим резюме, а на обоих островах перед наймом экспата требуется подать объявление и доказать, что подходящих местных кандидатов на эту позицию попросту нет.

Тут не принято говорить о своем уровне дохода, и спрашивать, сколько зарабатывают другие — это общепринятое табу. Но раз уж вы спрашиваете, могу поделиться статистикой, и расценками, которые я рекламирую потенциальным клиентам. До отъезда на Кайманы, безо всякого образования в Канаде я зарабатывал как шесть среднестатистических канадских домохозяйств и по уровню доходов входил в так называемый "золотой 1%", что неплохой показатель для иммигранта. Разговор об оплате с потенциальным клиентом шел в рамках 120-150 долларов в час, в зависимости от длительности проекта. Причем практически все время я работал самостоятельно.

На Кайманах моя сфера деятельности та же, да и доходы — сопоставимые. К тому же отпала необходимость платить налоги (которые в Канаде зашкаливали за 50%) и появилась доля от быстрорастущего бизнеса. Вообще, на капиталистическом Западе у вас есть выбор: либо работаешь на кого-то и довольствуешься тем, что дают, либо берешь ответственность за свою судьбу в свои руки и живешь, как сам хочешь. Выбор каждый делает сам — тут нет никаких трудовых книжек, которая должна физически лежать у одного работодателя. Никто не ограничивает и ваши заработки.

Не владею точно информацией по Латвии, но по моим прикидкам, среднемесячная зарплата программиста среднего звена в Латвии — это приблизительно 3-дневный заработок за тот же труд на Кайманах. Семья с двумя работающими иммигрантами из сферы IT, бухгалтерии, аудита, юриспруденции, корпоративного планирования может рассчитывать на 200-300 тысяч долларов в год с подоходным налогом 0%. И это далеко не предел. Например, мой знакомый, партнер в адвокатской фирме, за год снимает кассу в 500-600 тысяч в год.

Безработица тут есть, но только среди местных — порядка 4-5%. Если вы безработный экспат (человек, приехавший на работу, потерявший ее, но еще не получивший вид на жительство), то у вас 30 дней на сборы вещей. Налоговые гавани типа Кайманов не интересуют соискатели лучшей жизни, им нужны умные люди для развития собственной индустрии. Такой вот прагматичный симбиоз.

Вообще, надо отметить, что на Кайманах есть специальная экономическая зона, где любой желающий, за 18 000 долларов в год, может легально жить и работать на свой частный бизнес, который обслуживает клиентов за границей острова, в сферах IT, финансов, медицинских патентов и некоторых других. Кайманы открыты для всех, в ком есть потребность, и у кого есть свои идеи. Безработным придется себя как-то реализовать.

Кроме вышеперечисленных финансовых работ, тут востребованы в основном люди, связанные с налоговой сферой. Структурирование международных компаний, траст-фонды, штаб-квартиры банков (более 600), организация и управление хедж-фондами, организация публичного предложения акций на фондовых биржах, и так далее. Инженерные работы, планировка, механики, учителя, врачи, пилоты, диспетчеры службы спасения, даже полицейские — тоже все, в основном приезжие.

Образование: системы две — британская и американская, выбирайте

Foto: Shutterstock
- Поскольку государство с вас ничего не дерет, оно же не спешит вам помогать в частной жизни. Бесплатное среднее образование здесь есть, но оно доступно лишь детям коренных жителей. А для детей таких приезжих, как я — есть школа частная, которая стоит порядка 10 000 долларов в год. Дорого? Сравнивайте с доходом. К тому же там и образование, насколько мне известно, лучше, да и знакомства интересные можно завести.

Систему среднего образования родители выбирают сами, в зависимости от того, в какой вуз и в какой стране они потом собираются отправить ребенка. Вариантов два. Если вы видите будущее ребенка в Северной Америке, отправляете его в школу с преподавателями из Канады и Штатов. Если вы предпочитаете британское направление — отправляете в школу с учителями из Соединенного Королевства. Поскольку системы заточены под страны, то программы и возраст тоже соответствуют их требованиям. Например, в британской системе сдаются GCSEs и A-levels, что требуется при приеме в вуз Англии.

Детские сады — частные (по системе Монтесори). В качестве альтернативы или дополнения — филиппинские няни за 15 долларов в час.

Университетов, достойных упоминания, на острове с населением 55 000 человек, разумеется, нет. Выпускники средней школы, как правило, едут учиться в Британию, Америку, Канаду.

Социальная система: государство не вмешивается, но и не помогает

Foto: No privātā arhīva
- На Кайманах нет налогов, но нет и социальных программ. Общество построено по принципу невмешательства государства в частную жизнь. Пособий нет никаких. Систем социальной защиты населения тоже, по сути, нет. Если вы приехали работать, и у вас не сложилось — уезжаете в обратном направлении. Если сложилось, то работаете, пока не пропадет необходимость в доходе. Деньги без налогов копятся на счету очень быстро.

По закону, частные пенсионные взносы снимаются за вас — это 5% от вашей зарплаты. Плюс еще 5% добавляет работодатель. Но эта практика касается только первых заработанных 100 тысяч долларов в год. Управляющая пенсионным фондом компания инвестирует эти деньги за вас в выбранные вами инвестиционные инструменты. Все.

Накопленную сумму вам выплатят в полном объеме, если вы покинете остров с намерением не возвращаться. Ну а если останетесь, то по наступлению 65 лет эта сумма начинает выплачиваться вам по стандартным пенсионным таблицам. Какая у меня будет пенсия, меня не интересует по двум причинам. Первое: я знаю, что никогда на нее не проживу, какая бы она ни была. Второе — к тому времени практически все пенсионные системы запада развалятся. Так что раcсчитываю только на себя и собственные стратегии инвестирования.

Система принудительной медицинской страховки смоделирована по принципу США — очень недвусмысленные правила, куча исключений и море бюрократии. Возврат расходов за визиты к врачу иногда занимает месяцы. Это реально раздражает, после Канады — там практически нигде не платишь сам и "все бесплатно" (если закрыть глаза на 50-процентные налоги). Здоровый и относительно молодой парень без особых болезней платит 200 долларов в месяц, еще столько же за него доплачивает работодатель. Семье из трех человек страховка обходится примерно в 1500 долларов в месяц. Дорого? Смотрите параграф с зарплатами.

Поставить коронку на Кайманах стоит 1300 евро, из них половину вернут, но это исчерпает годовой лимит возврата по стоматологии. Такая же процедура в канадском Торонто обошлась бы в 850 евро. Сколько это стоит в Латвии, вы знаете лучше меня… Визит к семейному по любому вопросу — около 120 долларов, из которых по страховке 80% вернут. Визит к специалисту — еще больше, все зависит от сложности вопроса.

Неотложные процедуры, особенно если они возникли в результате несчастного случая, страховка покрывает почти полностью, но, как правило, возвращают вам уже потраченные деньги. Сложные операции все делают в Америке — есть медицинские самолеты для эвакуации в Майями. Лично меня пока бог миловал, но однажды, при подъеме с глубины 20 метров, я допустил ошибку и поднялся на поверхность океана слишком быстро. Для профилактики пришлось лечь в барокамеру на три часа, заплатил 2000 долларов, из которых вернули лишь половину, но на что ушло пять месяцев: это было бесчисленное количество звонков, а мой конверт с документами вообще потеряли на почте. Не знаю, как такая система вообще может существовать, но так оно и есть. Как я и сказал, копия американской — и это не комплимент.

Жилье: можно за 2,5 тысячи в месяц, а можно и за 40 миллионов

Foto: No privātā arhīva
- Это вопрос личного характера — он зависит от большого числа факторов. Новые иммигранты снимают жилье: квартира с тремя спальнями обойдется в районе 2 500 долларов в месяц. Но раз уж вы на Кайманах, то имеет смысл снять квартиру в более фешенебельном районе, куда за четыре-пять тысяч в месяц, но туда будут включены тренажерные залы, теннисные корты, членство в гольф-клубе и обслуживание на пляже (шезлонги, полотенца).

При съеме жилья нужна целая библиотека бумажек — копия статуса, договор на аренду, справка с работы, депозит. Тут много недвижимости принадлежит зарубежным инвесторам, но вся сделка проходит через агента. В договоре очень часто присутствуют запреты на животных и маленьких детей, и эти права защищены законом о контрактах (еще одно свидетельство верховенства принципа невмешательства государства). В Канаде за такие дела хозяин оказался бы в суде, а на Кайманах вы были бы вынуждены покинуть снимаемое помещение, если вдруг решитесь на ребенка или кошку. После комфортной жизни в своей недвижимости в Канаде, эти договорs быстро привили желание не задерживаться в снимаемом жилье.

Можно купить жилье, которое потом продать или сдать. Домик с тремя спальнями в двух шагах от пляжа будет стоить порядка 500 000 долларов за 150 кв. м. Распространена практика строительства своего жилья — полмиллиона участок рядом с водой, еще 800 000 — строительство, в результате получается объект с рыночной стоимостью около полутора миллионов. Есть дома и по 40 миллионов. Тут все зависит от вашего воображения и доходов.

Жизнь на острове — это жизнь на воде. И воды тут две: либо пляж (дети, собаки, сноркелинг, серфинг, ром), либо канал (яхта, вэйкбординг, дайвинг, рыбалка, ром). Мы остановили свой выбор на пляже.

Цены: ресторан всемирно известного шеф-повара — это 680 долларов на двоих за ужин

Foto: Reuters/Scanpix
- Цены на продукты высокие. Ведь в основном все импортируется из Латинской Америки, США и Канады. 12 яиц — 6 долларов. Более-менее качественный хлеб — 5-6 долларов буханка. Неплохой стейк — 12 долларов. Помидоры — 5 долларов за фунт (около полкило). Но разве это так важно, если у тебя шестизначная зарплата и нулевой подоходный налог?

Главная беда, что основной поток местной продукции — откровенное генетически-модифицированное фуфло, напичканное американскими антибиотиками. Надо внимательно следить за источником продукции, по возможности избегать американских продуктов. Пожалуй, это единственный значимый проигрыш Кайманов перед Латвией — о нашей еде мы до сих пор вспоминаем с трепетом.

Промтовары… После покупки жилья, мы выбросили абсолютно все, что в нем было, и купили всю новую мебель, электронику и бытовые приборы на amazon.com. Все это добро грузится в контейнер, а через неделю появляется в порту на острове. Это самый эффективный способ купить товары самого широкого ассортимента по самым конкурентным ценам. Если что-то похожее и есть в местных двух или трех магазинах, то с наценкой в 30% или выше.

Никаких эконом-вариантов на острове нет, как и льгот на что бы то ни было кому бы то ни было. Не то это место! Зато есть гостиницы с тарифом 1300 долларов за ночь и рестораны со звездами Michelin и трапезой из семи блюд со счетом 680 долларов на двоих за ужин. Средний же ужин на двоих в более-менее обычном ресторане стоит порядка 150 долларов. Кухня карибская — так себе: острая копченая курица, дары моря (включая больших морских черепах) и рис с бобами. Морепродукты, это пожалуй самое лучшее, что тут есть — как правило, все свежепойманное. Есть итальянские рестораны, ирландские пабы, японские суши бары, и далее по списку.

Транспорт. Несколько маршруток курсируют по двум улицам вдоль Seven Mile Beach (один взгляд на карту западного берега Grand Cayman поможет понять эту фразу). Билет, по-моему, стоит три доллара. Ими пользуется гостиничный персонал, няни, уборщицы — словом те люди, кто не в состоянии позволить себе личный транспорт. Если ваша машина в ремонте, то день уходит в основном на то, чтобы понять, как до этого автосервиса добраться, предпочтительно не пешком по 30-градусной жаре.

Личный транспорт тут абсолютно необходим, если вы не работаете из дома. Автомобиль дешевле всего купить в Японии или Канаде, и послать его контейнером на остров. При этом пошлина на импорт — 30%. Не дешево, но смотрите параграф с зарплатами. Движение левостороннее, но строгих требований относительно стороны руля в машинах нет.

Самый лучший способ проникнуться островной жизнью, не вылетев в трубу, это заняться водным спортом. Свой серф-борд стоит порядка 1500 долларов. Маска с ластами — 100. Урок кайт-бординга на школьном оборудовании — 200. Погружения с аквалангом: 600 долларов — сертификация, плюс 50 за каждые два погружения. Тут вообще нет беготни и суеты. День на пляже с серф-доской, или на волнах с кайт-бордом, или на яхте с ромом — неплохой день. Работа не убежит. Я тружусь по большей части из дома, периодически навещая клиентов в Канаде, при этом офис на Кайманах у меня тоже есть.

Язык-статус: самый короткий языковой экзамен в жизни

Foto: Shutterstock

- Официальный язык страны — английский, но представители 160 стран на острове с населением 55 000 говорят на своих языках в своих группах. Если человек за прилавком знает испанский, он вам с удовольствием ответит на нем, если так легче общаться. Вот оскорбительное общение тут буквально противозаконно, тем более в адрес женщины, а язык — дело второе.

Год назад на Кайманах ввели тестирование знаний английского при получении разрешения на работу — мне пришлось ехать в аэропорт, в загадочный офис, набитый какими-то коробками, чтобы поговорить с иммиграционным офицером. Она должна была записать мои ответы. Спросила меня, что я ел на завтрак. Я решил поиздеваться, сказал, что съел круассан… Она растерялась — не знала, как написать это слово. Это был самый короткий экзамен в моей жизни.

Если такой экзамен не сдать — разговор короткий: 30 дней на сборы. Но, если честно, я не представляю себе такую ситуацию. Смех в том, что, если бы я въехал не по латвийскому паспорту, такого экзамена вообще бы не было. Граждане англоговорящих стран тут не тестируются. Поэтому я не смог отказаться себе в удовольствии, слегка поиздеваться над их бюрократией — со своим круассаном.

Вид на жительство становится реальностью через восемь лет — или ты подаешь документы на этот статус, или должен покинуть остров минимум на год. Еще через семь лет "нарисовывается" гражданство.

Вид на жительство получаешь по балловой системе, по которой за "достижения" в разных категориях начисляются очки: владение недвижимостью, профессия, опыт, какой вклад внес в общество посредством волонтерства, какой страны паспорт (тут латвийцев двое, не включая нас, и за редкие паспорта дают полные баллы, а за канадский, например, половину). Если ты по профессии не подходишь, то статус можно попросту купить, проинвестировав полмиллиона в недвижимость или бизнес. Гражданство здесь дают без экзаменов, по истечении 15 лет законного пребывания. Причем Кайманский паспорт дает все без исключения привилегии британского гражданства (но не наоборот). Я с этим не тороплюсь. Поживем — увидим, нам паспортов пока хватает.

Население острова, в целом приветливое и открытое. Половина — экспаты, такие же иммигранты, как я. То есть, 25-30 тысяч приезжих трудящихся на 25 тысяч коренного населения. Закон позволяет недвижимость купить без вида на жительство, а такое возможно далеко не на всех оффшорных британских территориях (например, на Бермудах — нет). Никакой дискриминации в отношении себя и других экспатов я не ощущаю. Но есть ужасная, медленная, бессмысленная бюрократия. Впрочем, это, скорее, борьба чиновников за сохранение рабочих мест, а не дискриминация.

Каймановы острова приветствуют способных людей со всех концов света. У большинства из приезжих — огромный международный опыт и куча самых интересных историй, как они сюда попали. Конечно, англоязычные страны бывшей британской империи представлены на острове лучше всех. Например, тут живет 8 000 канадцев (на 55 000 населения).

Когда я ходил менять права в дорожную полицию, там "Латвию" не нашли в компьютере — при мне звонили айтишникам, просили добавить. "Латвия" местным населением, как правило, произносится как "Латива", а "Latvijas" в паспорте произнести даже не пытаются. В принципе, в этом и нет необходимости.

Экспаты из бывшего СССР, конечно, географию знают получше. Есть тут люди из Луганска, Одессы, Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Литвы… человек 20-30. Встречаемся, общаемся — они все про Латвию, разумеется, как минимум слышали.

Менталитет: распространено чувство, что им кто-то должен

Foto: No privātā arhīva
- На Кайманах среди местного населения, в силу разных причин, распространен так называемый "sense of entitlement", чувство, что им кто-то должен. Не у всех, конечно — есть талантливые, умные, успешные и трудолюбивые люди. Но это достаточно распространенное явление.

Законодательно у людей с кайманским статусом прав больше. Например, любая фирма, вступающая в коммерческие отношения с другими людьми или фирмами на острове, должна на 60% принадлежать кайманцу. Когда вы подаете прошение на вид на жительство, по балловой системе можете добрать нехватающих очков в категориях типа "спонсировал обучение кайманца" — имеется в виду проплатить их учебу в университете (это несколько тысяч в год). Или, например, при приеме на работу, при прочих равных факторах предпочтение должно быть отдано человеку со статусом. Также их сложнее уволить. В среднем (подчеркиваю, не все!) кайманцы не отличаются повышенным трудолюбием, тягой к образованию, или, тем более, пунктуальностью. Лично сталкивался с ситуацией, когда человек просто не приходил на работу, потому что шел дождь.

В общем, представьте себе немца в конструкторском бюро БМВ в Мюнхене… среднестатистический кайманец — это нечто полностью противоположное. Им некуда торопиться и не обязательно чего-то достигать. Причем, есть все шансы, что законодательно это будет укрепляться и впредь. Это крайне позитивный аспект для экспатов — конкуренции на рынке труда, по сути, нет. То есть она есть, но, как правило, с другими экспатами, в ситуации, когда права равны. И выходит, что защищая кайманцев законодательно, они их ставят в заведомо проигрышное положение.

Foto: No privātā arhīva
На фото: самое популярное туристическое развлечение на Кайманах — плавание со скатами.

Что касается организации личной жизни на острове… Если бы я был одинок, то смотрел бы в направлении Восточной Европы, в частности, Латвии и России. Моя пара — рижанка, так что поиск — не в моей повестке дня. На острове завидных девчонок не так много, но есть. В выходные дни друзья часто собираются и выходят в море на яхтах: музыка, ром, солнце… сами понимаете, среда для приключений весьма благоприятная.

На каких условиях вернулся бы в Латвию?

Foto: No privātā arhīva
- Никогда не говори никогда, но в этом случае шансов мало. И дело не в зарплатах… Латвия — моя родина, а чувствовать принадлежность к родине — это мое неоспоримое право. Самые ранние и ценные воспоминания детства связаны с конкретными местами и людьми в Латвии. Мои предки жили на этой земле еще до появления государства Латвия в 1918 году. Эта страна — неоспоримо, мой родной дом. Я не натурализовывался, а автоматически стал гражданином. И никогда не говорил на латышском, при том что сдал его на высшую категорию 20 лет назад.

Но мое теплое отношение к Латвии сильно безразлично самой Латвии. Вместе с автоматическим гражданством мне автоматически добавили две буквы, которых в моих фамилии и имени никогда не было. Я считаю, что это просто унизительно. Потом меня методично убеждали, что мне нужно ехать "обратно" в Россию, где я никогда не жил, откровенно нарушая европейскую Хартию о правах нацменьшинств.

Мне открыто хамили в Коммерческом регистре, когда в 2010 я открывал фирму, желая вернуть в Латвию, где живут мои родные и друзья, часть своего внимания и средств — создать рабочие места, платить какие-то налоги. Отфутболивали документы из-за пропущенной точки, а в ответ на вежливый вопрос на неправильном языке перебивали на полуслове фразой "es neko nevaru jums pateikt krieviski". Я ничего против госязыка не имею, но можно ведь человека, который 20 лет его не слышал, переадресовать знающему русский или английский языки коллеге, как это делают в любой западной стране, где рады приходу бизнеса.

Список можно продолжать, но итог — следующий: как бы громко Латвия не кричала на весь мир о своей приверженности принципам демократии и общечеловеческим ценностям, эти заявления не имеют никакой связи с реальностью, и весьма наивно верить в то, что образованные латвийцы это не осознают в глобальном мире. Мы иммигрировали, интегрировались, получали гражданство и Канады, и Австралии — так что мы знаем о ценностях не понаслышке. В обоих случаях чувствовали себя равнее и свободнее на чужой земле, чем в собственном родном доме. Про ощущения неграждан в родном доме я могу только догадываться…

В результате этой откровенно бездарной и двуликой политики государства, пропало желание думать о возвращении и тем более перевозе своих детей, каким бы робким это желание ни было в контексте нашего интересного образа жизни. А по родине Латвии — ее кухне, природе, архитектуре и людям — мы, конечно, скучаем.

В заключение отмечу, что государства в свободном, цивилизованном мире, куда Латвия так стремится, должны конкурировать за людей, и одними заявлениями этого не достигнешь. Если забыть про заявления и смотреть на реальное состояние дел в пустеющей стране, то тут нашему Сейму хочется пожелать везения в астрономических пропорциях.

Что касается планов на будущее… Моя жизнь закончится, когда станет понятно, как пройдет ее остаток; мне хотелось бы надеяться на новые вызовы и приятные сюрпризы. Я хочу верить, что мне хватит времени и сил в скором времени заняться меценатством и внести свой посильный вклад в общество.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!