Foto: LETA
В начале прошлого века Площадь победы должна была символизировать мощь русского оружия. Не случилось. Через 30 лет ее хотели превратить в символ величия Карлиса Улманиса. Не успели — началась война. Символом советской власти это место тоже не стало — началась перестройка и развал СССР.

Только в XXI веке Парк Победы стал "местом силы", которое объединяет одну часть общества Латвии и в то же время разделяет страну в целом. Историк Каспар Зеллис рассказывает, как на протяжении 110 лет Парк Победы превращался в "красную линию" между двумя самыми большими национальными общинами Латвии.

1909 год — Рижский Петровский парк открылся на месте эспланады Коброншанца (названной в честь полковника шведской армии Коброна) в канун масштабного празднования 200-летия присоединения столицы Лифляндии Риги к Российской империи после изгнания шведов. Рижская дума выделила на это 400 000 рублей. На официальную церемонию годом позже приезжал на яхте Николай II с семьей. Император посадил дуб, который большевики уничтожили в 1919 году. Зато высаженная через пять лет липовая аллея благоухает в мае до сих пор.

Foto: Vēsturiskais plans
Таким видел Парк победы главный садовник Риги Георг Куфальдт, который собирался низину отдать под народные гуляния, а верхнюю часть — под дорогие особняки. Бульвар победы должен был завершаться небольшим павильоном.

Каспар Зеллис: "Парк строили в честь победы Российской империи над шведами, но для местных жителей он такой смысловой нагрузки не нес. Если что в то время и можно было назвать символами Российской империи в Риге, так это православные церкви. А Парк таким символом изначально не стал, ведь в целом Рига на тот момент была немецкой, а ее Дума — немецко-латышской. Примерно та же история повторилась в ульманисовские времена, когда Парк победы пытались сделать символическим местом для латышей — не успели".

1923 год — место переименовали в Парк Победы, в честь победы в 1919 году над добровольческой Западной армией под командованием Бермондта.

Foto: arhitektu Frīdriha Skujiņa un Georga Dauges projekts Uzvaras laukuma pārbūvei 1938. gadā
Проект перестройки Площади победы 1938 года от архитекторов Фридриха Скуиня и Георга Дауге.

1936 год — начали процесс перестройки Парка Победы, чтобы превратить его в значимое для латышей место. Проект предусматривал праздничную площадь на 200 000 посетителей, стадион-амфитеатр на 25 000 зрителей, Дворец для собраний на 10 000 мест. Башню победы высотой 60 метров с мемориалом народным героям. Аллею победы шириной в несколько десятков метров.

Государство выделило на 1935-36 годы 19,6 млн латов, 1937 — 29,5 млн латов, к концу 1938 года для постройки площади было пожертвовано и получено из специальных лотерей 5,5 млн латов, в 1939 — более 8 миллионов. В 1938 году на площади провели Праздник песни. Но реализовать проект не успели.

Каспарс Зеллис: "Средства на застройку Площади Победы собирались добровольным порядком. Это место должно было стать вторым монументом, символизирующим победу духа независимости в 1918-1920 годах. Но конечно, в то время все подобные объекты возводились в большей или меньшей мере во славу авторитарного режима. Понятия вождь и народ шли неразрывно.

Мания строить грандиозные новые здания и создавать "новый образ Риги" очень характерна для того времени. Наглядный тому пример — здания министерства юстиции, министерства финансов, Кабинет министров — они не подходили к первоначальным замыслам архитекторов города, но были символами силы и вечности той власти. То же замышляли в близком к центру месте Задвинья — Парке победы. Там должны были проходить военные парады, вошедшие тогда в моду народные праздники, праздники песен и т. д. Но до войны не успели".

1946 год — на Площади Победы привели в исполнение смертный приговор военного трибунала Прибалтийского военного округа обергруппенфюреру СС Фридриху Еккельну, генералу полиции СС на оккупированных территориях Балтии, и четырем руководителям нацистской администрации в Латвии — их повесили на глазах у огромной толпы. В послевоенные годы на площади проходили праздничные демонстрации и парады

Каспарс Зеллис: "Не думаю, что в выборе места в данном случае был некий символизм. Главным было, что место находилось недалеко от центра, чтобы можно было быстро собрать людей и превратить казнь в мероприятие пропаганды и демонстрация силы новой власти".

1961 год — Рижский горисполком переименовал место в Парк имени XXII съезда КПСС. Через три года парк пережил масштабную перекройку ландшафтного дизайна, посреди него вырыли пруд, изменив русло речки Марупите, что позволило избавиться от заболоченности территории.

Каспарс Зеллис: "Уже в конце 70-х было ясно, что это место определят для памятника освободителям — подобные после войны строили в каждом большом городе и во всех странах соцлагеря. Например, в берлинском Трептов парке уже в начале 50-х возвели монумент в виде советского солдата, спасающего немецкого ребенка. Поскольку места, связанные с реальными боевыми сражениями в Латвии (Виетлава, Приекуле) были далековато от центра Риги, на них было затруднительно проводить торжественные мероприятия, Парк имени съезда просто напрашивался на эту роль".

Foto: LETA
1985 год — закончено сооружение Памятника воинам Советской Армии — освободителям Советской Латвии и Риги от немецко-фашистских захватчиков: монументальная 79-метровая колонна с золотыми звездами, по бокам — символические скульптурные изображения Матери-Родины и воинов-освободителей. На всю работу потратили шесть лет. Месту вернули название Парк Победы.

1994 год — правительства Латвии и России подписали договор, в котором есть пункт о сохранении мемориальных построек. С этого момента любая инициатива по демонтажу памятника чревата серьезными международными разбирательствами.

1997 год — Игорь Шишкин с единомышленниками из организации "Перконкрустс" пытались взорвать памятник. Попытка оказалась неудачной — двое подрывников погибли, Шишкин был осужден и провел в тюрьме 2 года и 9 месяцев.

Каспарс Зеллис: "Народная реакция тогда была довольно слабой. Пресса информировала о случившемся теракте, ничего особо не интерпретируя и не расшифровывая. В русских СМИ не звучала мысль, что это покушение на святое место, а в латышских — что "давно пора".

В то время еще никакие большие празднования там не проходили, а теракт рассматривался скорее как желание политического маргинала радикальными средствами изменять пространство памяти. В то время не было даже ощущения, что бурная дискуссия вокруг памятника еще впереди. Просто тихое место поминовения усопших. Конечно, если бы подрыв случился на десять-двадцать лет позже, реакция была бы совсем иной. Попрошу это ни в коей мере не рассматривать в качестве призыва к подрыву памятника".

С начала XXI века вопрос "сносить нельзя оставить" не раз ставился на повестку дня страны и ее столицы. До сих пор специалисты по охране памятников и МИД решительно ставили запятую после второго слова.

С 2009 года празднование Дня Победы собирает у Памятника воинам-свободителям более 100 000 человек. Не меньшее число жителей Латвии негодует против этого празднования.

По просьбе портала Delfi, историк Каспар Зеллис и политолог Юрис Розенвалдс взялись отследить процесс рождения "символа русских Латвии" и дать свои предложения, как умиротворить историческую память. Читать — ЗДЕСЬ.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!