Foto: LETA

Утро 24 февраля этого года повергло в шок весь мир — Россия вторглась в Украину. За минувшие три месяца многое изменилось в самой Латвии. Расширение военного присутствия НАТО, необходимость решать проблемы украинских беженцев, рост цен и стремление стать энергонезависимыми от России, что чревато повышением тарифов на коммунальные услуги, а также обострение межэтнических отношений — это то, к чему пришло наше государство за 90 дней. Ситуация усугубляется тем, что фактически в стране уже стартовала кампания в 14-й Сейм — выборы назначены на 1 октября.

Расширение военного присутствия НАТО

Требования увеличить военное присутствие НАТО в регионе — такой была первая естественная реакция стран Балтии и Польши на начало войны в Украине. Латвия уже неоднократно заявляла, что готова увеличить до 2,5% от ВВП оборонный бюджет страны.

До саммита НАТО в Мадриде в конце июня этого года необходимо договориться об установлении постоянного оборонного присутствия в странах Балтии. Такую позицию уже выразил министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич ("Новое Единство"). 23 мая министр обороны Артис Пабрикс (Attīstībai/Par!) на встрече с представителями Конгресса США призвал Вашингтон к увеличению военной поддержки Латвии.

С 18 апреля по 27 мая на всей территории Латвии проходят масштабные военные учения Namejs 2022 с участием техники союзников, в том числе боевых вертолетов США. Общее количество военнослужащих, представляющих страны союзников, составляет около 3000 человек.

Украинские беженцы: до и после 90 дней

Впервые в своей истории Латвия — в отличие от других "старых" стран ЕС — столкнулась со столь большим притоком беженцев. Сейчас общее число беженцев из Украины в нашей стране приближается к 30 000, из них более 4000 — это дети школьного и дошкольного возраста. С учетом того, что, по данным Центрального статистического управления (ЦСУ), в Латвии проживает 1,89 млн человек, за три месяца населения страны возросло не менее чем на 1,5%.

В первые 90 дней пребывания в Латвии беженцам оказывали и по-прежнему оказывают так называемую "безусловную" поддержку: помощь, в первую очередь, услуги питания и проживания, предоставлялась абсолютно всем прибывающим из охваченной войны Украины.

Однако начиная с 24 мая 2022 года ежедневно у десятков и сотен украинских беженцев будет истекать 90-дневный срок пребывания в Латвии: это означает, что с 91-го дня социальная помощь им будет оказываться им на тех же условиях, что гражданам и негражданам нашей страны. Беженцы уже сталкиваются с проблемами поиска жилья и трудоустройства. Не исключено, что многие — пожилые люди, мамы маленьких детей — не смогут найти работу по объективным причинам. Впрочем, в правительстве уже обсуждается возможность продлить оказание первичной поддержки украинским беженцам еще на 30 дней.

Подробно, на какие механизмы поддержки государства, украинцы смогут рассчитывать в Латвии можно почитать здесь.

Перед украинскими беженцами стоит выбор: возвращаться на родину, оставаться в Латвии, вписываясь в местный рынок труда и иные реалии, или же двигаться дальше, "вглубь" ЕС, рассчитывая на более благоприятные социальные условия в других европейских странах.

Латвия же вынуждена "с колес" принимать решения, формирующие миграционную политику. А ведь до войны наше государство было достаточно закрытым: даже очевидный дефицит рабочей силы на рынке труда не приводил к существенной либерализации законодательства, в частности, в сфере требований к знанию государственного языка.

Дорожает все, государству придется помогать жителям

Война в Украине способствует новому витку роста цен на энергоресурсы, продукты питания и некоторые виды сырья, нарушает цепочки поставок и безопасность инвестиций, приводит к резкому торможению экономики и росту инфляции — таковы тенденции для Европы. Больше всего пострадают Центральной и Восточной Европы — то есть, в том числе, и Латвия. Об этом на брифинге в Брюсселе сообщил в мае еврокомиссар по экономике Паоло Джентилони.

Латвия стремится побыстрее стать независимой энергетически от России. Уже с 22 мая в Латвию более не поступают электричество из России, идут споры о том, с какой даты страна может отказаться от поставок российского газа, где в этом случае закупать газ и каких вложений потребует создание энергетической инфраструктуры (включая строительство терминала для сжиженного газа) новой реальности.

Повышение цен на газ неизбежно ведет и к росту затрат на теплоснабжение: в разных самоуправления доля тарифа, которую формирует контъюнктура цен на природный газ — отличается. По каким-то регионам будет нанесен очень сильный удар, какие-то — за счет более ранней диверсификации рисков, перехода на биоресурсы, включая древесную щепу — чуть менее драматичный. Уже месяц многие жители Резекне живут в целях экономии без централизованной горячей воды, а Рига допускает трехкратное увеличение тарифа на теплоснабжение этой осенью.

Показатель инфляции с апреля 2021 года по апрель 2022 года составил 13%. Это рекорд за 20 лет. Дорожает все: продукты питания, топливо, коммунальные и транспортные услуги, одежда, обувь, жилье.

Прогнозы Еврокомиссии на рост ВВП Латвии в этом году снизились с 4,4% до 2%. Инфляция за год достигнет 9,4%. Правда, у соседей прогнозы еще плачевнее: в Литве, - 12,5%, в Эстонии - 11,2%. Намерение Латвии прекратить импорт российского газа с 2023 года, как ожидается, будет удерживать цены на высоком уровне до второй половины 2023 года, в то время как в Западной Европе тарифы на тепло снизятся уже следующей весной.

Латвийские власти оказываются в сложной ситуации. После затратных с точки зрения оказания социальной поддержки двух лет пандемии Covid-19 государству нужно не только помогать украинским беженцам, но и в ближайшее время неизбежно задействовать механизмы поддержки своих жителей.

Рост цен происходит на фоне набирающей обороты кампании в 14-й Сейм — выборы назначены на 1 октября. Относительно хорошая новость — политические партии уже активно конкурируют в социальной сфере: выступают с инициативами, направленными на оказание поддержки тем или иным группам населения. Плохая новость — вероятно, самым большим шоком для жителей станет середина осени, когда получены коммунальные счеты за первый месяц отопительного сезона. Вероятно, это произойдет уже после 1 октября.

От политической нации до межэтнического напряжения

24 февраля почти каждый русскоязычный житель Латвии задумался — как изменится отношение к нему из-за российского вторжения в Украину? О настроениях в русскоязычной части общества принято судить по мартовскому опросу SKDS: 22% русскоязычных жителей Латвии поддерживают в военной конфликте Украину, 21% — Россию, 46% — не определились: не могут выбрать ни одну из сторон.

1 марта премьер-министр Кришьянис Кариньш ("Новое Единство") обратился к жителям с призывом в это сложное время не пытаться взвалить вину за вторжение России в Украину на русскоязычное население. 23 марта министр иностранных дел Эдгар Ринкевич ("Новое Единство") заявил, что нужно продвигать концепцию политической нации, отказавшись от устаревшего, исчерпывающего себя понятия "общественная интеграция", которое не вызывает доверия у латышей и русскоязычных. В какой-то степени идея политической нации, построенной на общих идеологических принципах, была противопоставлена идее этнической нации.

Однако национал-консервативное крыло Кабинета министровНациональное объединение и "Консервативные" — почти сразу начало активную деятельность по продвижению идей, традиционно вызывающих недовольство русскоязычной части общества: дальнейший (и ускоренный) перевод школ нацменьшинств на латышский язык обучения, призывы лишать подданства Латвии и высылать из страны нелояльных граждан.

В предвыборный период голоса "ястребов" во власти зазвучали громче голосов "голубей". И "ястребы", и "голуби" единодушно выступают за снос памятника в Пардаугаве, события в парке Победы 9 и 10 мая наиболее четко демонстрируют уровень межэтнического напряжения в обществе.

20 мая политолог Юрис Розенвалдс охарактеризовал происходящее сейчас как "триумф черно-белого мышления". По его словам, многие политики "быстро забыли, что говорили в первые дни после 24 февраля, что это наши русскоязычные. Все это начисто забыто". А экс-президент Валдис Затлерс в открытой лекции студентам РСУ отметил, что если 50% русскоязычных не говорят, кого поддерживают, значит , они "боятся латышей, других русских или самих себя. Но если кто-то в демократическом обществе боится озвучить свои взгляды — это очень тревожный сигнал".

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!