Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга дала интервью российской газете "Известия", в котором рассказала об изменениях в отношениях между Россией и Латвией, Пыталовском районе, Украине, Грузии и Борисе Акунине.
"Я рада видеть позитивные изменения, которые произошли в наших отношениях за прошедший год. В следующем году мы можем надеяться на улучшение. В то же самое время существуют вопросы, в которых не наблюдается прогресса. Это означает, что нужно продолжать говорить, дебатировать, искать компромиссы, — заявила президент в "Известиям". — Возьмем хотя бы межправительственную комиссию, которая является механизмом сотрудничества между нашими странами. Мы были бы очень рады, если бы эта комиссия работала и в ее рамках можно было решать целый ряд ключевых вопросов. От Латвии в эту комиссию всегда был назначен свой представитель, и мы долгие годы ждали, пока и Россия назначит своего представителя, чтобы переговоры могли двигаться вперед. В середине этого года Министерство иностранных дел Латвии выступило с предложением к коллегам из России с тем, чтобы возобновить работу правительственной комиссии. Насколько мне известно, ответ до сих пор не получен. Встречаясь в сентябре в Нью-Йорке с президентом России Владимиром Путиным, я у него спросила, в чем проблема. В свою очередь, он также спрашивал у Сергея Лаврова и рекомендовал ускорить решение этого вопроса. Если бы комиссия возобновила свою работу — это был бы очень положительный шаг".

По словам президента, весной 2006 года возможен визит премьер-министра Латвии в Москву, во время которого "можно было бы подписать хотя бы один из семи договоров между нашими странами".

На вопрос о том, претендует ли Латвия на Пыталовский район, президент ответила так: "В любом случае де-факто эта территория с 1945 года находится в управлении России. Если бы нам удалось подписать и ратифицировать существующий договор о границе, то так бы это и осталось, потому что у Латвии нет претензий на возвращение этого региона. Мы по-настоящему этого не хотим".

Отвечая на вопрос об "антироссийском фронте государств" — бывших республик СССР, президент сказала: "Я хотела бы успокоить россиян: никто на Россию нападать не собирается. Разговор скорее о том, что по сравнению с Балтийскими странами в этих государствах задерживается либерализация экономики, задерживаются процессы демократизации. Для того чтобы вступить в НАТО, Латвии необходимо было провести ряд глубоких и достаточно болезненных реформ, которые, тем не менее, позволили нам интенсивно развиваться. Что касается Грузии и Украины, то эта задача у них стоит впереди, и если они желают ознакомиться с нашим опытом, то мы готовы с ними поделиться".

Президент полагает, что интеграция общества — вопрос нескольких лет: "Наступит тот момент, когда к минимуму будет сведено число людей, которые не говорят на государственном языке в Латвии. Скорее всего это будут пожилые люди, которые просто не чувствуют в себе достаточно сил, чтобы выучить язык. Что касается детей, родившихся уже после восстановления независимости, экономически активного населения среднего возраста, то с каждым годом драматически снижается процент людей, которые не знают государственного языка".

Сама же Вике-Фрейберга признает, что на изучение русского языка у нее не хватает времени: "Надеюсь, что когда я освобожусь от исполнения своих обязательств, если Господь даст здоровье, то очень хочу выучить русский язык. Может быть, не на таком уровне, чтобы прочитать все огромные классические романы, как "Война и мир", но хотя бы ознакомиться в оригинале с русской поэзией… Иногда, переключая каналы, останавливаюсь и на русских мультиках, и на кинофильмах. Я все-таки отмечаю, что там есть свой особый стиль, свой особый русский юмор, с которым я хотела бы гораздо глубже ознакомиться. Сейчас я читаю в переводе детективы Акунина о Фандорине и хотела бы познакомиться с этими книгами в оригинале".

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!