Foto: Reuters/Scanpix
Вспомнят ли староверы, что когда-то сами были в Латвии беженцами? Будут ли местные имамы сотрудничать с латвийскими властями в выявлении радикалов? Проявят ли православные христианское сострадание? Потребуется ли Рижской синагоге дополнительная охрана? Портал Delfi опросил представителей религиозных общин, чего они ждут от беженцев и готовятся ли они к их приезду.

Папа римский Франциск призвал католические приходы по всей Европе приютить у себя хотя бы по одной семье вынужденных переселенцев. По мнению понтифика, это был бы лучший жест при подготовке к Священному году. В Ватикане призыву Папы вняли два прихода, которые объявили о готовности принять две семьи.

Как рассказал порталу Delfi социолог Пал Тамаш, в эпицентре страстей по беженцам Будапеште церкви не спешат открывать двери приезжим сирийцам, а местный кардинал в ответ на призыв Папы христианского пыла не проявил — заявил: мы посмотрим, что сможем сделать.

Лидеры латвийской католической и лютеранской церквей объявили, что готовы призвать паству принимать у себя беженцев. В интервью Lsm.lv рижский архиепископ-митрополит Римской католической церкви Збигнев Станкевич признал, что местные жители в отношении беженцев кривят душой: с одной стороны, если их самих жизнь вынуждает куда-то уезжать, они считают, что там их должны принять, но сами принять нуждающихся не готовы. Он призвал быть солидарными и быть, как сказано в Библии, "мудрыми, как змеи, и открытыми, как голуби".

Архиепископ лютеранской церкви Янис Ванагс указал, что Латвии надо стараться принимать христиан, у которых будет наиболее близкая местным жителям система ценностей, а значит их будет легче интегрировать. Глава объединения латвийских баптистских общин Петерис Спрогис сравнил прием беженцев с усыновлением детей: прежде, чем ребенка принять, семья должна подумать, где он будет жить, в каких условиях… Так же он призвал побольше дискутировать, а не осуждать местных жителей за неприятие беженцев.

Несколько иных позиций придерживается священник Юрис Цалитис. Он высказал мнение, что церквям и приходам надо быть более открытыми, нежели интеллигенции и остальному обществу: "Нам назначена работа целителей. Если церкви и общины не могут сказать большего, чем любой интеллигентный человек, зачем мы вообще нужны?". По мнению Цалитиса, настоящий христианин не должен делить чужестранцев по религиям, ведь христианство учит быть открытыми ко всем, кому стало плохо.

Портал Delfi выяснил, что на сей счет думают представители других религиозных общин Латвии.

Староверская община: пусть сначала свое слово скажет государство

Foto: LETA
Латвийская староверская община появилась на этих территориях после Никоновских церковных реформ в 1666 году, когда тысячи староверов, не принявших нововведения, скрываясь от репрессий, бежали в Ливонию. Теперь бы они считались классическими беженцами. В наши дни староверы — коренные жители Латвии. Казалось бы, они должны понять новых искателей убежища, как ни одна другая конфессия…

Илларион Иванов, председатель правления Старообрядческого общества Латвии:

- С христианских позиций, конечно, надо всем помогать. В том числе и нынешним беженцам, чье появление здесь спровоцировано военными действиями на их родине.

Думаю, сравнение нынешних беженцев со староверами, которые бежали на территорию сегодняшней Латвии более трехсот лет назад, не совсем корректно. Они не были экономическими беженцами, а страдали за свои религиозные убеждения. В те времена здесь свирепствовали страшные эпидемии, которые унесли много жизней и оставили пустовать большие территории. Староверы прибывали со всем своим скарбом, расселялись на этих землях, осваивали их, строили моленные и жили довольно обособленно, таким образом, сохраняя свои обычаи и не мешая жить другим. Они старались зарекомендовать себя доброжелательными, работящими и уважающими местные законы.

Сегодня решение вопроса беженцев надо начинать с устранения причин, по которым они бегут сюда. И раз уж так случилось, что они сюда приезжают, разработать конкретную программу приема. Разобраться, кто конкретно сюда едет — их образ жизни, уровень образования, психологические и иные особенности, а не давать безосновательные обещания, что они будут работать с первого дня. Не будут — для этого не создано никаких условий.

Мы видим на примере Швеции, как организовываются подобные дела. И только после этого государство может обратиться к религиозным общинам: мол, этим мы можем помочь так, другим — по-другому, а вот с этими просим заняться вас по таким-то причинам. И тогда мы со всей христианской душой будем стараться идти навстречу. В общем, требуется государственный подход. В ближайшее время состоится заседание Центрального совета церкви, где будет рассматриваться этот важный вопрос.

Мусульманская община: нельзя спать сытым, если сосед голоден

Foto: stock.xchng
"Появление беженцев на территории Латвии будет способствовать росту сексуального насилия со стороны непрактикующих мусульман", — сообщил в эфире радио Baltkom представитель Исламского культурного центра Латвии Ахмед Роберт Климович. По его словам, если беженцы действительно исповедуют ислам, они не будут нападать на женщин, даже если они в откровенной одежде, однако непрактикующие мусульмане, привыкшие видеть женщину в закрытой одежде, могут стать насильниками.

Разумеется, это заявление не могло настроить жителей Латвии в поддержку беженцев. Впрочем, глава Центра Янис Луциньш считает, что его соратник по общине несколько преувеличил опасность…

Хамза Янис Луциньш, председатель Исламского культурного центра Латвии:

- Наша община пока очень маленькая — несколько сотен человек. Но она единственная реально действующая на данный момент. Наш культурный центр — это и мечеть, и офис в одном месте. Никаких особых ресурсов для приема беженцев у нас нет. У нас есть небольшое помещение, где два-три гостя могут остаться на несколько дней. Но на длительный срок мы никого принять не можем. Мы — бесприбыльная организация, которая содержится только за счет пожертвований, так что никаких излишков финансов у нас нет.

В нашей религии принято подавать милостыню, если есть возможность. Причем не важно, какой религии придерживается просящий: раз он в трудном положении — надо помогать. Это неотъемлемая часть нашей религии. В Коране это отмечено во многих местах, в том числе — в описании жизни пророка Мухаммеда. Он говорил: если человек идет спать сытым, а его сосед — голодным, то он не настоящий верующий. И это должен каждый решить для себя индивидуально — никого нельзя заставить. И Всевышний нас за это спросит.

24 сентября у нас праздник жертвоприношения. Мусульмане, которые могут себе это позволить, делают ритуальный забой животных (коровы или барана). Это мясо делят — часть себе и родственникам, а часть — нуждающимся. После священного месяца Рамадан мы также собираем еду и раздаем тем, кому не хватает. Если беженцы придут к нам — поможем, чем сможем. В том числе, в плане интеграции в наше общество — как соблюдать религию и вместе с тем не преступать закон. Как мы. Но придут ли они и захотят ли участвовать в жизни нашей общины? В Муциниеки каждый год приезжает много мусульман, но до нас добрались всего несколько человек.

Беда в том, что если человек считает себя мусульманином, но не практикует – он непредсказуем. Это будут чужие люди с чужим менталитетом и традициями поведения, к тому же недовольные, что наше государство не дает им столько удобств, как в Германии.
Хамза Янис Луциньш
Также мы готовы разъяснять латвийскому обществу, как может проявляться мусульманская культура. Чтобы не было мифов про изнасилования, терроризм и прочее. Чтобы местные жители не выступали против религии, как таковой. Практикующему мусульманину религия диктует строгие моральные рамки, что он может делать, а что — нет.

Беда в том, что если человек считает себя мусульманином, но не практикует — он непредсказуем. Мы не можем заранее знать, как он будет поступать в разных непривычных ему обстоятельствах европейского общества. Это будут чужие люди с чужим менталитетом и традициями поведения, к тому же недовольные, что наше государство не дает им столько удобств, как в Германии.

То же касается и опасений местных жителей по проникновению в Латвию радикальных террористов. Этим должна заниматься Полиция безопасности. Со своей стороны, если мы увидим у себя людей, которые призывают к чему-то незаконному — мы первые выступим против этого. Провокаций мы не допустим.

Я не могу сказать, что мы приветствуем появление в Латвии беженцев, но раз уж они есть — проблему надо решать.

Еврейская община: хотим верить, что нам обеспечат безопасность

Foto: DELFI
Ранее в интервью порталу Delfi венгерский социолог Пал Тамаш высказал опасение, что приезд мусульманских беженцев может стать реальной опасностью для синагог, как это уже происходит во Франции. "Я не говорю, что сотни тысяч беженцев мечтают о еврейской крови, но мне бы очень не хотелось, чтобы крупнейшую синагогу Европы в Будапеште пришлось бы охранять с войсками", — заявил Пал Тамаш.

Похоже, на сей счет опасения есть и у еврейской общины Латвии.

Мордехай Глазман, раввин Рижской синагоги:

- Хочу верить, что государственные органы будут делать все для того, чтобы в Латвии было также безопасно, как до сегодняшнего дня. Я живу в Риге 23 года. Я еврей и выгляжу, как еврей — борода и шляпа и все остальное, но, слава Богу, меня никто не трогает. Хочу верить, что у меня и членов нашей общины будет возможность и дальше спокойно ходить по улицам. А по поводу того, как мы могли бы помогать беженцам, разговора еще не было — у нас сейчас сезон праздников, мы очень заняты.

Православная община: не обсуждали, не комментируем

Foto: AFI
Как сообщает российское информационное Агентство РИА-Новости, православный монастырь в Германии выявил готовность принять христианских беженцев с Ближнего Востока. По словам игумена Даниила (Ирбита) — бывшего рижанина — который теперь возглавляет Свято-Георгиевскую обитель в Гетцендорфе, это предложение сейчас рассматривают власти Германии. Рядом с монастырем находится пятиэтажный панельный дом времен ГДР, где простаивает часть квартир, в которых предлагают разместить беженцев.

Православная церковь Латвии на тему беженцев пока молчит.

Протоиерей Олег (Пелевин), настоятель рижского Храма Архистратига Божьего Михаила:

- Мы в нашей церкви этот вопрос не обсуждали и не комментируем его.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!