Foto: DELFI

"Не было бы кнопки у Вовы Путина — сценарий Сирии и Ливии на 200 процентов повторился бы и в России… Никто не хочет, чтобы война была, но чтоб ее не было, надо бряцать железом!", — уверен один из основателей группы "Чайф", гитарист и автор песен Владимир Бегунов, который приехал в Латвию, чтобы вместе со своей группой спеть по случаю Дня Победы у памятника Воинам-освободителям. В интервью порталу Delfi он рассказал о своем героическом деде, а также, что думает о войнах прошедших и настоящих, как относится к страстям вокруг памятников и дат, какие настроения царят сегодня в России.

В Ригу Владимир Бегунов прибыл накануне 9 мая. После саундчека "Чайфа" у памятника Воинам-освободителям он нашел время, чтобы встретиться со старым приятелем — лидером латвийской группы "Цемент" Андреем Яхимовичем, с которым знаком еще с рок-клубовских времен — и ответить на вопросы.

Foto: DELFI
На фото: Андрей Яхимович и Владимир Бегунов.

- Это ваше первое 9 мая в Европе?

- Даже не помню. Но какая разница? Хоть вы и отодвигаетесь старательно в сторону НАТО, праздник-то все равно важный и значимый. Сегодня Вовка (Шахрин) разговаривал с вашим мэром Нилом, который рассказал, как тут все правильно сделали: убрали политическую составляющую и отмечают. Это снимает много проблем. Дата ведь и вправду непростая, страсти до сих пор не утихли… Лет пять назад наблюдал в Крыму такую сцену: немецкие ветераны-туристы кинулись с нашими ветеранами брататься — еле с ментами их разняли, буквально костыли об башку ломали.

- В Крыму-то как раз проблема решена — немецкие ветераны теперь туда вряд ли поедут…

- Давай, сразу эту тему разберем. Захотят — поедут, и никакие новые правила им не указ. Меня очень веселит это заявление: Россия — страна-агрессор! Да в стране-агрессоре интереснее жить, чем в стране дебилов. То, что сейчас происходит на Украине, даже не смешно. При этом я знаю миллион нормальных украинцев, которые не имеют ко всему этому никакого отношения.

Помню, когда первый Майдан был, нам звонили с Украины: приезжайте, вы же наши, оранжевые! Мы тогда отказались, хотя гонорары предлагали страшные. Наш финальный концерт большого тура по Украине, по случаю юбилея освобождения от немецких захватчиков, мы сыграли за две недели до второго Майдана. Долго ездили по стране, смотрели в разных городах украинское телевидение, слушали, что люди говорят — уже тогда все эти настроения были: на хрен нам московска мова, фашисты-нацисты… В итоге через две недели шарахнуло так, что до сих пор люди гибнут. Но разве отдельные люди кого-то интересуют? Мы — статистика.

Скорей всего, мне на Украину въезд запрещен — я в Крыму был. Но как они могут забрать у меня родину? Я военный ребенок — родился в Симферополе, жил в поселке Гвардейский. Помню, когда жену привез в Крым, мы там много где поездили, а потом я спросил ее: ну что, много украинской речи слыхала? Ни разу! Это все искусственная проблема. Решить ее невозможно — скорей всего, купим. Поутихнет, забашляем денег и разбежимся. Мы любим платить — они любят получать.

- Но вернемся ко Дню Победы: для группы "Чайф" это особая дата?

- Она особая для любого человека на Земле. И пусть сегодня она тут нивелировалась немного, но по большому-то счету… сидели бы мы тут с вами, если бы не День Победы?!

- Тем не менее, в Латвии к ней отношение совсем не такое однозначное!

- И я это понимаю. Допустим, служил бы мой дед в какой-нибудь зондер-команде, что я, не любил бы его? СССР в первые дни войны — это же были сплошные присоединения — Белоруссия, Украина, прибалты — чего им в окопах сидеть?! Конечно, они бежали и попадали в разные неприятные команды — полицаи, легионеры… В этом смысле на меня сильное впечатление произвел снятый немцами трехсерийный фильм "Наши матери, наши отцы" — очень честный взгляд на войну: история шестерых друзей, немцев и еврея, которых война разметала в разные стороны…

Хоть и прошло уже 70 лет, давно никто не держит зла на немцев, но все равно тема сложная — многих ответов нет. Вот жил ты себе не тужил, работал, конторка у тебя была, дети народились, и вдруг выясняется, что ты еврей, кровь у тебя неправильная, а значит, надо тебя гондошить, как сивую кобылу. Страшнее Кампучии! Я недавно копнул, как там все было — тоже уму непостижимо! Приходили деревенские к городским: чтоб завтра все в сельское хозяйство хренячили пешком, а кто не слушался — стреляли. Полмиллиона уложили…

- В СССР долгое время День Победы был не праздником с военными парадами, а днем памяти — сидели, выпивали, вспоминали…

- Праздновали — всегда! Просто денег тогда особых не было. Из своего детства я хорошо помню широкие семейные застолья с приглашением соседей… Кстати, ты знала, что почти все русские военные марши написаны в миноре. Так что, как мы не радуемся, а грусть — всегда рядом. Вовка (Шахрин) недавно снял шикарный документальный фильм "Не передовая…" — про жизнь уральской деревни во время войны. Жуть! В одном селе Коптелово в 1942 году от голода умерло 44 ребенка — люди отсылали хлеб на фронт.

Самая же сильная акция на 9 мая — "Бессмертный полк". Это круто, когда люди идут целыми деревнями и городами и несут портреты своих дедов. Но у нас опять бухтят: политики перехватили инициативу, набирают себе на этом очки… Да какая мне разница? Мы с мамой и сестрой несем нашего деда, и мне плевать, что где-то там висит "медведь" (символ "Единой России") или "Справедливая Россия"! И когда мне говорят, что ветеранов скоро не останется, а меня ничего не связывает с этой победой, я не согласен! Это мой дед. И по каждой семье война прошлась широким плугом.

Foto: DELFI
- Можете рассказать про своего деда?

- Мой дед по маминой линии Гуляев Константин Артемьевич участвовал в первых боях на литовско-германской границе, воевал в Первом гвардейском краснознаменном истребительном противотанковом артиллерийском полку армии Рокоссовского. Дед был ранен, но дошел до конца войны. Погиб же глупо — под копытами любимой лошади. Работал конюхом, и как-то кобыла его лягнула, а поскольку с медициной у нас всегда было хреново, он три дня прождал в очереди к врачу и умер.

До меня только его ружье дожило — на глухарей с ним ходил. По детской глупости я растащил все дедовы красивые медальки, а орден Красной звезды поменял на солдатиков. Спустя много лет, восстановил справедливость — ездил на развалы коллекционеров и покупал по списку все дедовы награды, восстановил набор. Для меня это важно.

- Военная песня вашей группы "Для себя, для него, для меня" писалась под впечатлением от истории с переносом памятника "Бронзовому солдату" в Таллине, которой в этом году исполнилось 10 лет. Шахрин в интервью "Вечерней Москве" говорил, что в той ситуации неправы были обе стороны — в чем?

- Это Вовка просто старается быть толерантным. Но представь, что ты стоишь весь в броне с щитом и поднятым забралом, в руках дубинка, сзади — автоматчики… А с другой стороны — безоружные ребята, которым не нравится вся эта история. И как тут говорить, что оба одинаково неправы? По-моему, так с костями воевать глупо. Я понимаю, что этот памятник — символ той страны, которой больше нет, а тут строится новая, но вся эта борьба с памятниками выглядит так же пошло, как Олимпийские игры в детском саду устраивать.

- Наш памятник Воинам-освободителям, возле которого вы 9 мая поете, тоже периодически предлагают снести. Для многих латышских семей — это символ оккупации.

- Эта политическая манипуляция людьми отвратительна. Ведь историческая правда — очень хитрая штука. У нас тоже есть исторические обиды к латышам. Стрелки-то ваши, латышские, что творили в 1917-1918 годах? Зачистками занимались именно они с чехами. И это что, повод кому-то в харю дать? А в моем любимом Екатеринбурге кто укокошил царскую семью?

Впрочем, в России на эту тему ситуация не легче — свои против своих. Одни празднуют, другие кричат, что это праздник на костях и трупах. То же и среди артистов: есть Сашка Скляр, который орет свою позицию на всю Россию, а есть Миша Ефремов, у которого своя песня. При всей демократии, никто не желает слышать другого мнения.

Или возьмем эту историю с георгиевскими ленточками. Зачем такой шум поднимать? Ну кого может напугать кусок тряпки?

- Так можно и про свастику сказать!

- Она, конечно, запрещенный символ, но меня, например, и свастика не пугает. Для индусов это, вообще, древний символ… Все такие обидчивые вдруг стали — слова не скажи, сразу обидел целый народ. Истерика какая-то беспрерывная. Впечатление такое, что сидит где-то компания людей и старательно вбивает клинья, чтобы нас всех перессорить. Надоело. С другой стороны, благодаря всей этой истории, мне стало интересно больше времени проводить с семьей, с детишками. Все в семье должно начинаться: вырастил доброго сына — молодец. Я двух выращиваю.

- А доброго сына надо учить обращаться с оружием?

- Я считаю, что надо. Не понимаю я всех этих песней, что у ребенка не должно быть пола, что мальчику необязательно с пистолетиками… Мы кого растим-то? Мальчик должен наслаждаться эстетикой оружия — это красиво, сказочный дизайн, эргономика. При этом надо вбить ему в голову, что оружие — оно убивает, надо понимать, для чего оно и к чему может привести. Мне безумно не понравилось, когда меня забрали в армию, но теперь я сторонник того, что года мало, за это время только метлу изучишь — надо минимум два-три. Да, тебя там гнут-ломают, но ты мужиком приходишь, ответственным за свои решения и поступки. Так что пистолетики парням нужны — не должны они в Барби играть!

- Вы много ездите по России. Есть там агрессивные настроения в глубинке?

- Если честно, не до того людям. Мы сейчас довольно трудно живем, глупо скрывать! Моя сестра — школьный учитель, жена — медсестра… Меня бы не было — не знаю, как бы они выживали. В Екатеринбурге-то московские цены, а зарплаты — нет. Санкциями обложили, назначили тварями кончеными, и никто нас не слушает… А правда в том, что при всех проблемах, в России никогда так хорошо, как при Путине, не жилось. Этот кремлевский забор никак нам не мешает делать свое дело. Хочешь делать — делай, а не болтай. Г..на всегда и везде можно найти кучу, а как из него выйти!?

- По-вашему, что надо делать, чтобы не было войны?

- Увы, не верю я в пацифизм. Что можно доказать человеку, который тебя даже не слушает? Войны может не случиться лишь тогда, когда ты в состоянии кому-то надавать по ушам. Не было бы кнопки у Вовы Путина — сценарий Сирии и Ливии на 200 процентов повторился бы и в России. Это мы, простые люди, можем дружить друг с другом, а так называемые лидеры — они почему-то дружить не могут. У кого кнопки нет — тот подсирает провокациями. Только не обижайтесь, я не имею в виду никакую конкретную страну… В общем, никто не хочет, чтобы война была, но чтоб ее не было, надо бряцать железом!

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!