Foto: Valsts kanceleja

Восемь из четырнадцати членов Кабинета министров Кришьяниса Кариньша ("Новое Единство") сообщили Латвийскому телевидению, что не говорят в публичном пространстве по-русски. Принципиально не общаются по-русски министры от Национального объединения и "Консервативных".

Некоторые министры владеют русским языком, но не говорят принципиально — после военного вторжения России в Украины. Есть и те, кто просто не настолько хорошо владеет русским языком. Например, сам премьер-министр Кришьянис Кариньш, который вырос в США.

"Ну тут уже две причины, одна — мое знание русского языка не самое лучшее. Иногда мне кажется, что если бы я знал такие более сочные слова, то, наверное, время от времени использовал бы их. А если серьезно, то я думаю, что мы правительство, представители государства, у нас есть государственный язык, в общении с медиа нашей страны, я считаю, должны использовать государственный язык", — пояснил свою позицию Кариньш.

По-русски с обществом кроме премьера не коммуницируют министры — культуры, экономики, земледелияя (министры от Национального объединения), образования и науки, юстиции и благосостояния (министры от "Консервативных"). Не коммуницирует также самый молодой член правительства — 30-летний глава Министерства защиты окружающей среды и регионального развития (VARAM) Артурс Томс Плешс (Attīstībai/Par!).

"Аргументы очень просты", — сказал министр культуры Наурис Пунтулис (Национальное объединение): "В нашей стране государственным языком является латышский. И в настоящее время я представляю наше государство этой должности. Все просто".

У министра образования и науки Аниты Муйжниеце ("Консервативные") — аналогичный аргумент: "Занимая должность министра, я действительно не использую этот язык, как бы хорошо я его ни знала. Но в Латвии, Латвийской Республике есть один государственный язык, на котором должны общаться должностные лица".

Глава VARAM Артурс Томс Плешс признался, что не хочет, чтобы его неправильно поняли: "Аргумент по сути один. Я достаточно критично отношусь к своему знанию русского языка и не уверен, что могу свободно изъясняться по-русски, поэтому и не делаю этого, потому что иначе сообщение тоже может быть неправильно понято. Если бы мое знание этого языка было лучше, я бы обязательно коммуницировал на нем".

Большинство министров от "Нового Единства" и Attīstībai/Par! русский язык в публичной коммуникации используют.

"Вирусы и болезни говорят абсолютно на всех языках, вирусам и болезням все равно, на каких языках мы говорим, они пересекают границы, и проблемы общественного здоровья не знают такой установки", — сказал министр здравоохранения Даниэль Павлютс: "Следовательно, во время пандемии и вообще — это вопрос общественного здоровья, если необходимо, чтобы информация дошла до людей, то мы используем те языки, которые есть в нашем распоряжении и понятны людям".

Глава МИД Эдгар Ринкевич ("Новое Единство") обосновывает свою позицию спецификой работы своего ведомства, ведь необходимо разъяснить позицию Латвии. Но называет и ряд других причин.

"Я считаю, что знание языка — это вообще большой плюс, если мы сможем объяснить свою позицию на как можно большем количестве языков, это только на пользу нашей стране и тому, какие новости мы предоставляем", — подчеркнул Ринкевич. "Таким образом, я не стыжусь того, что владею и английским, и русским на хорошем, свободном уровне, и если журналисты спрашивают меня по-русски, я этого не скрываю и тоже отвечаю по-русски".

С мнениями всех министров можно ознакомиться здесь.

Как уже сообщалось, летом все официальные сайты латвийских министерств закрыли свои русские версии. Лишился русской версии и сайт президента Латвии.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!