Фото: IMAGO/Scanpix/LETA

По улицам Варшавы неспешно проезжает фургон. На его кузове — огромная фотография кровавого месива, в котором с трудом угадываются фрагменты человеческого тела. Надпись "аборт убивает" рядом с ужасной картинкой не позволяет усомниться, что именно на ней изображено. Не заметить появление этого автомобиля рядом невозможно: из прикрепленного на его крыше громкоговорителя несутся лозунги вроде "прерывание беременности — это убийство нерожденного ребенка".

"Я не могу назвать себя горячей сторонницей абортов, но появление этой машины меня каждый раз напрягает. Иногда она проезжает возле школ, на глазах у детей. Громкие звуки привлекают их внимание, я сама слышала, как учителя и родители возмущались тем, что эта кровавая картинка может травмировать детскую психику", — говорит "Би-би-си" жительница польской столицы Евгения.

Впрочем, для многих полек и поляков сам факт существования этого и подобных ему фургонов — это лишь половина проблемы. Гораздо больше их возмущает то, что Польша остается государством с самым строгим в Европе законодательством об абортах, несмотря на то, что уже несколько месяцев назад к власти в стране пришли силы, обещавшие изменить эту ситуацию.

Поэтому фургоны с кровавыми картинками, продолжающие ездить по улицам польских городов, — это лишь символ того, что польские женщины, которые хотели бы прервать беременность, до сих пор вынуждены проходить через бюрократический ад, рисковать своим здоровьем, свободой или даже жизнью.

Не похоже, что в ближайшее время эта ситуация изменится. Дискуссия о репродуктивных правах в Польше превратилась в чисто политический вопрос, и это не несет польским женщинам хороших вестей.

Эхо "черных протестов"

Немало польских экспертов убеждено, что поворотным моментом в восьмилетнем периоде правления правоконсервативной партии "Право и справедливость" (ПиС) стали не проигранные ею парламентские выборы в октябре прошлого года. На самом деле сильнейший удар по ее позициям нанесли "черные протесты" конца 2020 — начала 2021 годов.

Тогда польский Конституционный суд принял решение, фактически запретившее в стране проведение абортов. Судьи признали не соответствующим конституции положение законодательства, разрешавшее женщине прерывать беременность в случае обнаружения у плода тяжелого и необратимого дефекта или неизлечимой болезни, угрожающей его жизни. Этим положением обосновывалось около 98% абортов, которые легально провели в Польше в 2019 году.

Ответом на это решение стали многотысячные протесты, которые несколько месяцев сотрясали большие и маленькие города Польши и даже вышли за ее пределы — на демонстрации солидарности с польками выходили активисты в десятках стран мира.

Фото: AP/Scanpix/LETA

Те события имели и другие последствия. Многие в стране окончательно убедились, что тогдашняя власть имеет своеобразное видение будущего государства, превращая Польшу, по выражению журналиста Витольда Гловацкого, в "первый халифат Европы".

Поэтому на парламентских выборах в октябре прошлого года вопрос о репродуктивных правах полек хоть и не был доминирующей темой кампании, но незримо присутствовал в предвыборной дискуссии. Главной объединяющей идеей коалиции противников "Права и справедливости" было возвращение в Польшу "нормальности", и частью этой нормальности, несомненно, была отмена репрессивного законодательства об абортах.

В результате участие в выборах 2023 года приняло почти три четверти женщин, имеющих право голоса, — рекордный для Польши показатель. Особенно активными на выборах были польки младшей возрастной категории. Эти цифры дали основания утверждать, что приходу к власти нынешняя команда во главе с премьером Дональдом Туском в огромной мере обязана именно польским женщинам, участницам и сторонницам "черных протестов".

Казалось бы, это налагало на новую власть четкие обязательства: как минимум, немедленно либерализовать законодательство об абортах. Однако реальность оказалась сложнее.

Четыре проекта

Еще до прошлогодних парламентских выборов польские наблюдатели прогнозировали, что законодательство об абортах станет камнем преткновения для противников ПиС, если им удастся прийти к власти. Слишком разные взгляды по этому поводу исповедовали партии, которые объединились против бывшей власти.

Так оно и произошло. Через несколько месяцев после победы представители новой власти зарегистрировали в Сейме сразу несколько законопроектов на эту тему. Проекты "Гражданской платформы" Дональда Туска и левых из "Левицы" предлагают разрешить польским женщинам прерывать беременность на сроке до 12-й недели без указания причин этого шага. Блок спикера Сейма Шимона Холовни "Третий путь" предлагает более умеренный проект: он возвращает ситуацию в Польше к состоянию перед принятием Конституционным судом решения о недопустимости абортов по причине тяжелого поражения плода. Кроме того, еще один законопроект "Левицы" предусматривает отмену уголовного наказания за содействие женщине в проведении аборта.

Преуменьшать значение этого проекта нельзя. Сегодня тысячи поляков следят за процессом 30-летнего каменщика Гжегожа В. из села Пиньчув под Кельцами. В марте прошлого года его сожительница, узнав о своей беременности, попросила Гжегожа достать ей медикаменты, которые могли бы вызвать аборт. "Я люблю ее. И это повлияло на меня, я принял ее решение не рожать ребенка", — объяснял Гжегож в суде. Мужчина попросил у своего знакомого рецепт на сильное болеутоляющее, среди побочных действий которого значилась возможность выкидыша, и передал таблетки своей подруге.

Спустя два месяца Гжегожа сдала в полицию сестра его сожительницы. Суд над ним начался в ноябре. Поначалу заседания переносили, так как участники процесса ожидали, что после смены власти статья, по которой судят Гжегожа, будет вычеркнута из Уголовного кодекса. Но время шло, ситуация не менялась, процесс тронулся с места, и сейчас, если Сейм и дальше будет бездействовать, мужчине грозит до трех лет лишения свободы.

Так или иначе, сегодня замысел коалиционных партий состоит в том, чтобы рассмотреть все проекты на тему абортов в первом чтении, а потом при подготовке ко второму чтению выйти на единый документ, вокруг которого можно было бы консолидировать максимальное число депутатов.

Проблема состоит в том, что разные части коалиции по-разному видят то, когда именно должно пройти это первое голосование. Потому что вопрос об абортах стал частью кампании в преддверии местных выборов, которые пройдут в Польше 7 апреля.

"Пошел ты со своим спокойствием"

С одной стороны, либеральная часть коалиции — "Левица" и часть "Гражданской платформы" — настаивала на том, чтобы рассматривать законопроекты об абортах немедленно. Их логика была простой: власть должна как можно скорее и как можно более полно выполнить предвыборные обещания, чтобы не допустить разочарования своих избирателей. Ведь если электорат, который своей активностью в прошлом году "сковырнул" ПиС, разуверится в новой власти, он не придет на местные выборы, и партия Ярослава Качиньского получит шанс на реванш.

Консервативная часть коалиции смотрела на происходящее по-другому. "Третий путь" Шимона Холовни хотел бы перетянуть на свою сторону часть избирателей, которые раньше голосовали за "Право и справедливость". А этот электорат настороженно относится к попыткам либерализовать законодательство об абортах. Эта часть коалиции выступала за то, чтобы рассматривать эти законопроекты как можно позже, лучше всего — после местных выборов.

Холовня, от которого зависело, когда именно будут рассматриваться законопроекты, сначала заявил, что Сейм возьмется за них в первую неделю марта. Потом — неожиданно поменял точку зрения, заявив, что он не хотел бы, чтобы дискуссия об абортах стала частью предвыборной кампании (как будто этого уже не произошло), поэтому парламент приступит к рассмотрению законопроектов 11 апреля, то есть спустя четыре дня после первого тура местных выборов.

Фото: Reuters/Scanpix/LETA

Это решение привело к открытому противостоянию внутри коалиции. 9 марта Холовня на встрече с активом "Третьего пути" в городе Тыхы аргументировал свою позицию словами: "Нужны спокойствие и терпение, чтобы, борясь за добро, не сотворить большее зло". Ему немедленно ответила глава фракции "Левица" в Сейме, одна из самых заметных парламентских активисток в борьбе за права женщин Анна-Мария Жуковская. "Пошел ты […] со своим спокойствием", — написала она в соцсети Х, тэгнув Холовню.

Сторонники Жуковской объясняют ее отчаяние просто. Если сейчас в угоду политической целесообразности согласиться на перенос рассмотрения чувствительного и чрезвычайно важного для многих женщин вопроса на "после местных выборов", то завтра условный Холовня может решить, что "ради общественного спокойствия" эту дискуссию можно провести и "после выборов в Европарламент", а то и "после президентских выборов 2025 года" и так откладывать ее до бесконечности.

Референдум об абортах?

Впрочем, у противников немедленного рассмотрения законопроектов об абортах есть аргументы, с которыми сложно спорить. Они утверждают, что принимать их прямо сейчас нет никакого смысла, ведь на любые изменения почти наверняка наложит вето президент Анджей Дуда, известный своим консервативным мировоззрением. А голосов на преодоление президентского вето у коалиции не набирается даже теоретически.

Представители "Третьего пути", во-первых, настаивают на том, чтобы коалиция поддержала именно их, самый умеренный из всех зарегистрированных законопроект — мол, если и есть шансы, что Дуда подпишет хоть что-нибудь, то скорее это будет именно их документ. А во-вторых, говорят они, неплохо было бы провести референдум, заручиться на нем широкой общественной поддержкой, а после этого давить результатами всенародного волеизъявления на Анджея Дуду.

С одной стороны, данные соцопросов свидетельствуют, что сторонники либерализации законодательства об абортов имели бы все шансы победить на этом референдуме. Большой опрос, проведенный этой зимой, показал: 57% поляков считают, что женщина должна иметь право прервать беременность по личным причинам без указания этих причин до 12-й недели беременности (более того, 19% считают, что женщина должна иметь такое право до 24-й недели). За полный запрет абортов выступили лишь 9% опрошенных.

С другой стороны, немало активистов выступают принципиально против референдума по этому вопросу. Они считают, что сама идея референдума на тему реализации основоположного права человека, права распоряжаться своим телом, абсурдна. Звучат голоса и о том, что референдум по настолько чувствительному вопросу может привести к новому витку "польско-польской войны", то есть обострению глубоких внутренних противоречий внутри польского общества.

"Таблетка следующего дня"

Вето Анджея Дуды действительно станет препятствием для реализации любых законодательных инициатив, связанных с доступом польских женщин к абортам. И дело тут не только в том, что сам Дуда искренне убежден в правильности своей позиции — поступать именно так ему велит чисто политическая логика. В Польше становятся все более активными дискуссии о том, кто именно может стать лидером правого фланга местной политической сцены после неизбежного ухода на пенсию 74-летнего лидера ПиС Ярослава Качиньского. Дуда, который в следующем году покинет кресло президента, выглядит одним из фаворитов в борьбе за его политическое наследие. В этих обстоятельствах любая позиция по законодательству об абортах кроме твердого "нет" будет выглядеть со стороны правого избирателя как заигрывание с левыми и либералами, а значит, ослабит позиции Дуды.

Фото: LETA

Тем более, что против любой либерализации законодательства об абортах прогнозируемо выступает крайне сильная в Польше католическая церковь. Риторика ее представителей на фоне нынешних политических дискуссий на эту тему заметно обострилась. "Некоторые люди, которые сейчас правят нашей страной, во имя свободы женщин пытаются устроить нашей стране еще один холокост нерожденных детей", — заявил на прошлой неделе в проповеди на Страстную пятницу митрополит Краковский Марек Ендрашевский.

О том, что Дуда не настроен идти на компромисс в подобных вопросах, могут свидетельствовать события вокруг закона о доступе к экстренной контрацепции (его еще называют законом о "таблетке следующего дня"). Речь идет о гормональных препаратах, которые в случае приема на протяжении трех суток после незащищенного полового акта задерживают овуляцию и с вероятностью около 95% ведут к тому, что беременность не наступает.

Во многих европейских странах доступ к таким таблеткам ограничен слабо: в Германии их даже можно купить на кассах в некоторых супермаркетах. До 2017 года приобрести подобные препараты без рецепта можно было и в польских аптеках. Но семь лет назад по инициативе "Права и справедливости" их внесли в список рецептурных. Активисты за права женщин уже тогда предостерегали: сам смысл существования этих медикаментов состоит в том, что их необходимо выпить как можно скорее после незащищенного секса. Приобретение рецепта на них — это часы и дни промедления, особенно если речь идет о провинции. Ситуация становится еще сложнее, если вспомнить, что в Польше закон предоставляет врачу право отказать женщине в рецепте на эту таблетку "по мировоззренческим причинам".

В феврале этого года уже новая власть приняла новый закон, переводивший "таблетки следующего дня" обратно в разряд безрецептурных препаратов. Для того, чтобы он вступил в силу, требовалась лишь подпись Дуды. А он в последний отпущенный на решение день, в прошлую пятницу, наложил на этот закон вето. "Президент не воспользовался случаем, чтобы встать на сторону женщин", — лаконично прокомментировал этот шаг премьер-министр Дональд Туск.

Как читать закон?

Нельзя сказать, что нынешнее правительство бездействует, ссылаясь на то, что позиция президента в любом случае непробиваема. В случае с "таблеткой следующего дня" министр здравоохранения Изабела Лещина, кажется, нашла креативный выход из положения. Она заявила, что уже на днях ее ведомство подготовило приказ, который с 1 мая этого года предоставит право выписывать рецепты на препараты для экстренной контрацепции обычным аптекарям.

В вопросе об абортах власти начали другую, более рискованную игру. 8 марта этого года Дональд Туск заявил, что решение Конституционного суда от 2020 года не изменило польского законодательства, и положение о законности проведения аборта по причине тяжелого поражения плода остается в силе.

Фото: Zuma Press/Scanpix/LETA

Это утверждение на следующий день объяснила Лещина. По ее словам, в правительстве считают, что для того, чтобы решение Конституционного суда вступило в силу, парламент должен был бы провести отдельное голосование. А пока этого голосования не произошло, текст закона остается "старым".

Такое трактование права командой Туска является, мягко говоря, спорным. Ведь в официальном тексте этого закона на сайте Сейма пункт о допустимости аборта по причине дефектов плода значится "утратившим силу" именно согласно решению Конституционного суда от 2020 года.

Тем не менее, у правительства есть рычаги, при помощи которых оно может влиять на то, какой именно интерпретации законодательства будут следовать польские больницы. Туск заявил, что прокуратура будет расследовать каждый случай отказа от проведения операции по прерыванию беременности. Министр Лещина пригрозила тем медицинским учреждениям, которые будут отказываться проводить аборты, отменой контрактов с государственной службой здравоохранения, что для многих больниц будет равносильно банкротству.

Католический публицист Томаш Терликовский назвал такую позицию министра шантажом. В замешательстве оказались и польские врачи. "Политики привели к ситуации, когда вместо того, чтобы заниматься здоровьем пациентки и выбором терапии в соответствии с современными достижениями медицины, больница будет решать вопрос, является решение Конституционного суда от 2020 года действительным или нет", — прокомментировал изданию Gazeta Wyborcza заявления представителей власти спикер Главной врачебной палаты Польши Якуб Косиковский.

"Нас беспокоят слова премьер-министра Туска, поскольку известная уже много лет политическая стратегия запугивания судами и прокуратурой не приводит ни к чему хорошему, а только прикрывает неспособность политиков создать качественное законодательство и качественно управлять системой здравоохранения в Польше", — добавил он.

Возмущение вызвала эта ситуация и у защитников прав женщин — но уже по совершенно другому поводу. "Если мы посмотрим на врачей, деятельность которых приводила к изменению законодательства об абортах в Бельгии, Франции, Канаде, то они не ждали, чтобы премьер сказал им: "Делайте аборты", а просто делали их, хотя этим людям грозили суровые наказания… Мне становится не по себе, когда я вижу, что [польские] врачи пишут премьеру: "Мы не знаем, что нам делать". Согласно определению Всемирной организации здравоохранения, здоровье — это общее благополучие человека, а не только отсутствие у него болезней. Так вы [врачи] приносили клятву защищать жизнь и здоровье своих пациентов и пациенток или Конституционный суд?" — возмущается в эфире радио TOK FM активистка группы Aborcyjny Dream Team Наталия Бронярчик.

"Система, которая тебя уничтожает"

Пока продолжаются эти теоретические дискуссии, ситуация с доступом польских женщин к абортам в реальной жизни остается невероятно тяжелой. 19 марта журнал Polityka опубликовал шокирующий материал, который в подробностях описывал поистине адские моральные и физические муки, через которые прошла жительница Варшавы. У ее плода обнаружили синдром Эдвардса, редкое неизлечимое генетическое заболевание, и женщина решилась на прерывание беременности.

От Паулины — так назвали героиню публикации журналисты — "как от горячей картошки" пытались избавиться разные врачи в разных клиниках, ей специально давали послушать сердцебиение ребенка, у которого практически не было шансов выжить, ее вводили в заблуждение относительно ее диагноза и состояния и отказывали в болеутоляющем во время медицинских процедур.

"Это прозвучит ужасно, но мы "молились", чтобы пороков [у плода] было как можно больше, иначе меня бы заставили доносить беременность. Ты не можешь перестать думать о своем долгожданном ребенке, но сейчас прежде всего пытаешься перехитрить систему, которая тебя уничтожает", — говорит Паулина.

В одной из больниц, в которой ей пришлось побывать, перед ней попробовала извиниться молодая врач: мы, мол, ничего не можем сделать. "Но ведь власть поменялась", — сказала ей Паулина. "Ничего не изменилось, нам все время смотрят на руки", — ответила ей врач.

Сейчас Паулина надеется забеременеть еще раз. А пока — намерена делать все для того, чтобы через испытания, которые прошла она, не должна была проходить больше ни одна полька. "Я буду писать письма. Премьеру Туску, спикеру Холовне, уполномоченному по правам человека и всем святым и несвятым. Хочу, чтобы они узнали мою историю в деталях", — говорит Паулина.

Заканчивается этот текст допиской от редакции: "Паулина хотела бы назвать свои настоящее имя и фамилию. Показать лицо. Но она боится — за своего партнера, за родителей. Опасается, что создаст себе проблемы при следующей попытке ЭКО. Боится, что от нее откажется клиника, что это создаст проблемы фонду, который ей помогал. И подчеркивает, что несмотря на смену власти и обещания политиков в подходе к женщинам и аборту не изменилось ничего. Это все еще пытка".

Любуйтесь латвийской природой и следите за культурными событиями в нашем Instagram YouTube !