Foto: srž. Ēriks Kukutis, Aizsardzības ministrija

Чтобы оценить угрозы в сфере безопасности, с которыми сталкивается современный мир, достаточно взглянуть на то, насколько правительства разных стран подняли расходы на оборону. В 2023 году на эти цели в общей сложности в мире было направлено 2,25 трлн евро, что почти на 7% больше, чем в 2022-м. Это был самый резкий с 2009 года рост в годовом исчислении, зафиксированный во время второго года полномасштабного вторжения России в Украину. В итоге военные расходы в мире в пересчете на душу населения достигли самого высокого уровня со времен окончания холодной войны - 306 долларов на человека.

Поскольку Киев не был готов к столь крупному и затяжному военному конфликту, Запад нарастил военную помощь Украине. При этом эскалация напряженности в отношениях с Россией, а также на Ближнем Востоке и в Азии заставила власти западных стран укреплять собственную обороноспособность, чего не было со времен Второй мировой войны.

В 2024 году военный бюджет США достиг 886 млрд долларов - в течение двух лет он вырос более чем на 8%. Согласно прогнозам, европейские страны-члены НАТО впервые достигнут установленного альянсом целевого показателя оборонных расходов в размере 2% от ВВП - это было одной из главных претензий к союзникам в Европе, не выполнявших данного обещания, со стороны тогдашнего президента США Дональда Трампа. Только в этом году их совокупный военный бюджет составил 380 млрд долларов, заявил в феврале генсек НАТО Йенс Столтенберг.

Польша лидирует по темпам роста военного бюджета

В то время как Германия все еще отстает в этом от других государств-членов НАТО - достигать установленного показателя в 2% ей помогает спецфонд в размере 100 млрд евро, созданный по предложению канцлера Олафа Шольца (Olaf Scholz) для модернизации бундесвера, - Польша в текущем году запланировала потратить на оборону 4,2% ее ВВП, что является самым высоким показателем в Североатлантическом альянсе. Другие страны, расположенные на восточном фланге НАТО, также значительно превышают или вскоре превысят целевой показатель в 2%, заявляя о повышенной угрозе безопасности на их границах.

В результате, власти сталкиваются со все более сложным выбором, связанным с тем, как профинансировать эти новые обязательства в сфере обороны, в то время как экономика многих западных стран слабеет из-за последствий продолжающейся глобальной геополитической напряженности и сохраняющейся продолжительное время инфляции. Многие государства из-за этого уже испытывают финансовые трудности.

"Краткосрочные обязательства по закупке военной техники для Украины должны быть оплачены за счет дополнительного долга. Именно таким образом исторически финансировались войны, - пояснил в интервью DW Гюнтер Вольф (Gunther Wolff), старший научный сотрудник брюссельского аналитического центра Bruegel. - Но для долгосрочного увеличения расходов на оборону нужно либо повысить налоги, либо сократить другие расходы. Болезненно ли это с политической точки зрения? Конечно! Но если распределить нагрузку между различными государственными ведомствами, она будет менее болезненной".

Германия сокращает бюджеты многих министерств, но не Минобороны

Германия, столкнувшаяся с перспективой снижения налоговых поступлений из-за ослабления ее экономического роста, сократила расходы большинства госведомств и почти на 2 млрд евро урезала в этом году размер выделяемой международной помощи на цели развития.

"Берлину предстоит пойти на очень серьезные компромиссы. Их необходимо урегулировать политическим путем, чтобы они не подорвали общественную поддержку укрепления безопасности и обороны", - указал в беседе с DW Джеффри Ратке, глава Американо-германского института при Университете Джона Хопкинса в Вашингтоне. Левые партии в нескольких европейских странах выступили с призывами к миру между Россией и Украиной и развернули дебаты о том, не лучше ли потратить дополнительно выделяемые на военные цели средства на здравоохранение или социальные программы.

Ратке также отметил, что закрепленный в конституции страны "долговой тормоз", который ограничивает способность правительства Германии занимать деньги для покрытия бюджетных дыр, означает, что у правящей коалиции канцлера Шольца меньше возможностей для маневра, чем, скажем, у властей Франции.

Хотя финансовое положение Польши намного лучше, чем у многих стран Западной Европы, представляющий либеральную "Гражданскую платформу" премьер-министр Дональд Туск - его кабинет сменил в октябре прошлого года правительство национал-консервативной партии "Право и справедливость" - из-за гораздо более высоких военных расходов с трудом выполняет предвыборные обещания, включая повышение уровня доходов, не облагаемых подоходным налогом.

Ряд стран ЕС с трудом увеличивают военные расходы

Другие страны-члены НАТО, например те, которые сильнее всего пострадали от европейского долгового кризиса 2011 года, уже столкнулись с мерами жесткой экономии, и любые дальнейшие сокращения могут, по оценкам экспертов, повлиять на качество государственных услуг. Например, Италия, как ожидается, потратит на оборону всего 1,46% ВВП в нынешнем году. При этом Рим предупредил, что достичь цели НАТО в 2% к 2028 году для него будет непросто. По прогнозам, соотношение госдолга к ВВП в этом году у Италии достигнет 137,8%.

Государства, находящиеся в аналогичном затруднительном финансовом положении, такие как Испания, могут ограничить размер любых дополнительных ассигнований, необходимых для финансирования новых военных расходов, которые могут составить 0,5-1,5% ВВП. В прошлом году Мадрид увеличил свой оборонный бюджет на 26%. "Европейский долговой кризис заставил скорректировать бюджет на 5-7% - даже на 10% в случае Греции, - говорит Гюнтер Вольф. - К счастью, эти сокращения будут гораздо менее болезненными, чем те, что уже пришлось пережить странам Южной Европы".

У Швеции, Норвегии, Румынии и Нидерландов более низкий госдолг. Тем не менее нидерландский ультраправый политик Герт Вилдерс, "Партия свободы" которого получила большинство на последних парламентских выборах, планирует значительные расходы на соцобеспечение, жилищное строительство и сельское хозяйство, чтобы его формируемая новая четырехпартийная правительственная коалиция устояла.

"Помимо проблем с бюджетными возможностями и задолженностью, на нынешние дебаты о распределении ресурсов накладываются различия в восприятии угроз в Европе, - констатирует Джеффри Ратке. - Поэтому страны, расположенные дальше от Украины, могут быть менее склонны уделять приоритетное внимание вопросам обороны, чем те, что находятся вблизи ее границ".

Следующая цель: 3% ВВП на военные нужды?

Ожидается, что военные бюджеты будут продолжать расти в течение следующего десятилетия. Целевой показатель расходов на оборону в размере 2% был впервые установлен НАТО в 2014 году после того, как в Донбассе вспыхнул конфликт между властями Украины и поддерживаемыми Россией сепаратистами, а Москва аннексировала украинский полуостров Крым.

В прошлом году на самите НАТО в Вильнюсе лидеры государств-участников альянса согласились с тем, что военные расходы могут часто превышать 2% ВВП. Германия, которая до сих пор с трудом справлялась с достижением этого уровня, теперь обсуждает возможность установления целевого показателя в 3%, что будет иметь еще более серьезные последствия для государственных финансов.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!