Foto: AP/Scanpix/LETA
Наращивание группировки российских военных у границы с Украиной за последние годы происходило неоднократно. Но в прошлые разы это не вызывало такой реакции на Западе. Би-би-си попыталась разобраться, почему кризис вокруг Украины обострился именно сейчас.

С одной стороны, военные и политики США пытаются предсказать точную дату начала вторжения России, называя разные даты в феврале. С другой — чиновники в Киеве говорят, что не видят в ситуации на границе с Россией ничего нового и призывают не паниковать.

Противостояние между украинскими военными и поддерживаемыми Россией сторонниками самопровозглашенных Донецкой и Луганской "народных республик" продолжается почти восемь лет. Почему же о возможности новой военной операции со стороны России заговорили именно сейчас?

Версия первая: "Это провокация"

"Если бы Путин действительно хотел начать военную операцию на Украине, мы бы узнали об этом последними, — сказал Би-би-си глава Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. — Это одна из причин, по которой я не верю, что он собирается вторгаться в Украину".

Если вспомнить события 2014-2015 годов, то и операция России по аннексии Крыма, и крупные операции с участием пророссийских формирований в Донбассе действительно часто начинались внезапно. В те моменты сведений о скоплении большого количества российских военных у границ Украины либо вообще не было, либо они появлялись уже после начала столкновений.

В октябре 2021 года ситуация развивалась по другому сценарию. О переброске российских войск к границе первым сообщило издание Washington Post. Через несколько дней спутниковые снимки крупных скоплений техники у границы России с Украиной опубликовало издание Politico, а агентство Блумберг сообщило о самом масштабном с советских времен призыве резервистов, якобы начавшемся в России. В итоге подтверждений чрезвычайной масштабной мобилизации резервистов так и не нашли.

Вплоть до начала декабря представители властей и вооруженных сил Украины в своих заявлениях подчеркивали, что они не видят у своих границ ничего особенного по сравнению с 2016 или 2018 годом. В январе секретарь СНБО Украины Алексей Данилов подчеркнул, что периодическое наращивание военной группировки и российские маневры у границы для самой Украины уже давно "не новость, а повседневность".

Официальные представители России прямым текстом обвиняют Запад в провокации.

"Вы как будто призываете к этому, хотите и ждете, когда это произойдет. Как будто вы хотите сделать реальностью ваши домыслы. Это несмотря на то, что мы постоянно опровергаем эти обвинения, и это при том, что ни одной угрозы о планируемом вторжении на Украину из уст кого-либо из российских политиков или общественных деятелей за все это время не прозвучало", — заявил в понедельник постпред России при ООН Василий Небензя.

Аналитик Кортунов считает, что чем дольше длится этот кризис, тем меньше шансы реального боевого столкновения сторон. Он подчеркивает, что "россияне не горят желанием участвовать в масштабной военной операции на Украине", а сама война России сейчас невыгодна.

Другой вопрос — это противостояние с Западом, отмечает эксперт: "Путин считает, что Запад воспользовался слабостью России в 1990-х годах, что с Россией обошлись несправедливо и она не получила того, чего заслуживала. Он хочет это изменить".

"Его [Путина] аргумент очень прост: теперь баланс сил изменился, это больше не однополярный мир, ориентированный на Запад, и вы должны выслушать нас и серьезно отнестись к тому, что нас беспокоит", — пояснил Кортунов.

Версия вторая: "Попытка — не пытка"

На Западе аналитики выстраивают логические цепочки несколько иначе.

Многие обращают внимание на то, что первое крупное стягивание войск России к границе с Украиной было весной прошлого года. Через несколько месяцев Путин опубликовал статью, в которой несколько раз упомянул проект "антиРоссии", который страны Запада, по его мнению, пытаются реализовывать на территории Украины.

Возможно, расставив таким образом фигуры на шахматной доске, Путин затем просто ждал удобного шанса, чтобы начать действовать, предполагает эксперт Королевского института международных отношений Джон Лоу. И в конце 2021 года такой шанс представился.

"Мне кажется, что Кремль устал от сложившейся в Украине ситуации. Путин чувствует, что желание Запада бороться за Украину может быть уже не таким сильным, как в 2014 году… Новое правительство Германии еще только нащупывает почву и довольно сильно разделено по вопросу о том, как управлять отношениями с Россией".

"А значит, как говорят в России, "попытка не пытка". Можно сделать шаг и посмотреть, какой будет реакция", — отмечает эксперт.

Военный аналитик Роб Ли отмечает, что причиной эскалации могло стать успешное военное сотрудничество Украины и Турции. Киев уже закупил у Анкары несколько десятков ударных беспилотников "Байрактар", которые проявили себя с лучшей стороны в ходе недавней войны в Нагорном Карабахе. В октябре "Байрактары" нанесли первые успешные удары по позициям сторонников самопровозглашенной Донецкой народной республики.

Турецкие беспилотники не особо влияют на соотношение сил Украины и России, зато существенно меняют баланс сил между украинскими войсками и поддерживаемыми Россией повстанцами в Донбассе. Это могло сподвигнуть Москву к активным действиям, считает эксперт.

"С точки зрения Москвы, удары "Байрактаров" и инцидент с HMS Defender — это публичный конфуз и попытки бросить вызов авторитету России, особенно после шумихи вокруг весеннего наращивания войск у границы с Украиной и встречи с Байденом. Неудивительно, что Кремль решил изменить свой подход. Россия сочла существовавший статус-кво неприемлемым и увидела, что текущее развитие событий может подорвать ее позиции. Весенние шаги Москвы не смогли сдержать модернизацию сил Украины, не снизили поддержку Киева со стороны НАТО и не повлияли на якобы антироссийскую политику президента Зеленского", — отмечает в своей публикации Ли.

В итоге, как считает он, Москва решила перейти от того, что она считала сдерживанием, к более агрессивным шагам — "стратегии принуждения".

Эксперт Александр Кларксон из Королевского колледжа Лондона считает, что Путину выгодна текущая напряженность: "Путин может сохранять это массированное присутствие [российских войск на границе] в течение нескольких месяцев, чтобы постепенно расшатать стабильность на Украине и утомить ее сторонников из ЕС и США, а затем нанести сильный удар или сделать предложение. А может и то, и другое".

Но есть и гораздо более мрачные интерпретации событий.

Версия третья: "Война покажет"

Историки ранее обращали внимание на то, что публичные заявления Путина об Украине содержат ряд исторических ошибок и манипуляций. Некоторые западные аналитики считают, что ошибки могли закрасться и в анализ Кремлем текущей ситуации в Киеве и Донбассе.

"Путин, Кремль, ФСБ и ГРУ не понимают внутренней динамики Украины. Они считают, что украинцы хотят присоединиться к Русскому миру, но им мешают западноукраинские фашисты, которые пришли к власти в ходе Евромайдана и контролируют Украину от имени Вашингтона", — говорит Би-би-си эксперт британского аналитического центра Henry Jackson Society Тарас Куцио.

По этой причине Москва действительно может и хочет начать масштабную военную операцию на территории Украины, считает эксперт.

"В Кремле верят, что если Россия вторгнется в Украину, то там эту армию встретят как освободителей. Из-за этого вполне вероятно, что они хотят установить пророссийский марионеточный режим и игнорируют опросы общественного мнения", — добавляет Куцио.

С тем, что Кремль неверно оценивает настроения большинства жителей Украины, согласен и отставной британский дипломат Иэн Бонд. Он считает, что планы Москвы напасть на Украину могут быть вполне реальными.

"Я думаю, что на данный момент Путин не услышал от Запада что-то такое, что заставило бы его почувствовать, будто издержки от нападения на Украину будут больше, чем потенциальные выгоды. Он воспринимает это как возможность объединения русского и украинского народов, независимо от того, что об этом на самом деле думают украинцы. И вполне возможно, что Путин чувствует, что ему достаточно лишь пригрозить перекрыть поток российского газа в Европу, чтобы заставить Запад отказаться от любого рода сопротивления", — говорит он.

При этом Бонд считает наиболее вероятным сценарием марш-бросок российских войск на Киев.

"Путин наверняка считает, что население России воспримет так называемое "освобождение Киева от фашистов" с гораздо большим энтузиазмом, чем захват еще нескольких квадратных километров территории Донбасса. Плюс, если удастся перехватить власть в Киеве, украинские силы в других местах останутся без лидера, без руководства, и их будет легче подавить", — отмечает отставной дипломат, который теперь работает аналитиком в Центре европейских реформ.

Бонд считает, что у официальных представителей Украины могут быть свои причины для того, чтобы говорить о чрезмерном алармизме западных прогнозов: "Зеленский в данный момент преуменьшает российскую угрозу. Может быть, просто потому, что он не хочет сеять панику. А может, причина этому то, что он не уделил достаточного внимания необходимой военной и гражданской подготовке к конфликту".

При этом большинство аналитиков сходится в том, что независимо от того, какими были изначальные планы Кремля, они могут измениться по ходу развития событий.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!