Foto: AP/Scanpix/LETA
Признание Россией самопровозглашенных ДНР и ЛНР создает еще больше неопределенности и рисков на ближайшее время. Открытым остается вопрос о том, в каких границах они будут признаны, и будет ли Москва отстаивать их территории в ходе военного конфликта. Решение о признании ДНР и ЛНР россияне, скорее всего, поддержат, но роста президентских рейтингов как в 2014 году ожидать не стоит. К таким выводам пришли опрошенные Би-би-си эксперты.

Вечером в понедельник президент России Владимир Путин объявил о признании Россией независимости самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Все предыдущие восемь лет существования этих "республик" Москва признавала их территорией Украины.

О своем решении президент объявил в телеобращении, в нем он почти час говорил о своем понимании истории Украины, о том, что она оказалась под управлением Запада и может стать плацдармом для нападения на Россию. Главная часть президентского обращения оказалась очень короткой — президент сообщил, что Россия признает ДНР и ЛНР как независимые государства и попросил Совет Федерации поддержать это решение. Во вторник верхней палате парламента предстоит ратифицировать договоры о дружбе с республиками.

Позднее Кремль опубликовал президентские указы о признании ДНР и ЛНР. Согласно этим документам, минобороны России должно обеспечить на территории республик "поддержание мира" силами российской армии. В решении Москвы все еще остается много неизвестного, а потенциально оно создает повод для крупного военного конфликта.

В каких территориях признается независимость республик, и будет ли Россия за них воевать


В своих заявлениях президент оставил открытым вопрос о том, в каких границах Москва признает ДНР и ЛНР. В "конституциях" самопровозглашенных "республик" сказано, что их территория "определяется границами, существовавшими на день [их] образования". Именно эта формулировка присутствует в "основных законах" ЛНР и ДНР, причем в одной и той же статье — под номером 54.

В апреле 2014 года, когда сторонники ДНР и ЛНР провозгласили "республики", активные военные действия на востоке Украины еще не шли. К своей территории ДНР и ЛНР отнесли всю Донецкую и Луганскую области Украины.

Впрочем, в понедельник зампред комитета Совета Федерации по международным делам Андрей Климов заявил в телеэфире, что признание республик Москвой будет осуществляться на "тех территориях, которые находятся в установленных сегодня границах".

Социолог, научный руководитель программы "политическая философия" МВШСЭН Григорий Юдин считает вопрос о границах ключевым. "Если Россия признает ДНР и ЛНР в границах, которые обозначают сами республики — значит, война. Если же в границах на данный момент и с оговорками, то признание может быть способом снизить эскалацию", — рассуждает он.

Первый вариант эксперту представляется более вероятным — "Иначе зачем эта военная группировка на границе?"

Юдин, ссылаясь на военных аналитиков, отметил, что войска сосредоточены на российско-украинской границе не в тех местах, где территорию уже контролируют самопровозглашенные республики, и это не похоже на защиту только их нынешних территорий. "Впрочем, и по численности эта группировка не тянет на оккупацию всей Украины", — добавил Юдин. По его мнению, Россия преследует стратегическую задачу — установить контроль над восточной частью Украины. Фактически, речь идет о потенциальном разделе страны. "Это необходимо, чтобы исключить возможность для Украины решать свою судьбу независимо", — считает эксперт.

Вопрос о границах считает наиболее важным и консультант ПИР-Центра Андрей Баклицкий. Запрос Донецка и Луганска на военную помощь России для "восстановления" контроля над своей территорией может привести к прямому военному столкновению Москвы и Киева, считает эксперт. Сейчас большую часть обеих областей контролирует Киев. Проекты договоров России с ДНР и ЛНР предусматривают, в том числе, право строительства и использования военных баз на территории сторон, а также консультации в целях совместной обороны. Это похоже на аналогичные договоры с Абхазией и Южной Осетией, где предусматривается тесное взаимодействие сторон "в деле защиты суверенитета, территориальной целостности и обеспечения безопасности", отметил Баклицкий. Сами же указы президента о признании ДНР и ЛНР практически идентичны указу о признании независимости Южной Осетии. Пункт 4 об обеспечении Вооруженными силами России мира на территории республик повторяется слово в слово. Правда, указ о признании независимости Южной Осетии был подписан Россией уже после войны 2008 года.

"Признание ЛНР и ДНР открывает широкие возможности для российского военного вмешательства в Украину, которые Россия может трактовать в зависимости от тех целей, которые она будет преследовать в этом конфликте", — резюмировал консультант Международной кризисной группы Олег Игнатов.

Директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин, напротив, считает, что решение Москвы о признании ДНР и ЛНР означает отказ от большой войны.

"Речь идет о стабилизации на линии фронта на ближайшее время", — написал он в "Твиттере". В долгосрочной перспективе шаг Кремля — это фактический отказ Москвы от признания "киевского режима" и территориальной целостности Украины, отметил Тренин.

Коллега Тренина, эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников полагает, что сценарий признания независимости ДНР и ЛНР был не основным, а скорее пропагандистским, чем практическим: "В каком-то смысле это замена вторжения. Но с учетом того, что это признание, конечно, повлечет за собой "по просьбе трудящихся" приход российских войск, это подготовка плацдарма для дальнейшего вторжения. История на этом, конечно, не заканчивается, а только начинается. Соответственно, продолжается сценарий продолжения попыток превратить Украину в буфер в отношении Запада. Путин не отступает", — отметил Колесников.

Конец Минских соглашений и новые санкции Запада


На 24 февраля была запланирована встреча главы МИДа России Сергея Лаврова с госсекретарем США Энтони Блинкеном. На ней они должны были обсуждать российский ответ США по гарантиям безопасности и ситуацию вокруг Украины. Блинкен уточнял, что встреча состоится, если Россия до этого момента не "нападет" на Украину. Западные лидеры уже осудили признание независимости ДНР и ЛНР Москвой и пообещали новые антироссийские санкции.

Консультант ПИР-Центра Андрей Баклицкий считает, что Россия продолжит добиваться от Запада нерасширения НАТО на восток, а также выполнения всех других своих требований. "Но о Минских соглашениях можно забыть", — добавил он. Баклицкий отметил, что в последние месяцы Россия активизировала попытки договориться о реализации Минских соглашений, но добиться этого не смогла ни через взаимодействие с Киевом, ни с Парижем, Берлином и Вашингтоном: "Можно предположить, что в Кремле решили, что заставить Украину выполнять Минские соглашения уже не получится".

"Россия лишает себя дипломатических рычагов решения проблемы, и у нее остается только военный. Однако и с этим рычагом могут быть проблемы", — считает политолог Олег Игнатов. В то же время, по мнению эксперта, "если Россия ограничится только признанием ЛНР и ДНР, то это не будет выглядеть как большое достижение для России и одновременно заведет конфликт на юго-востоке Украины в тупиковую ситуацию — сотрудничество Украины и НАТО только усилится".

По мнению Колесникова, последствиями действий Кремля станут санкции и сильное затруднение переговорного процесса, прежде всего с США. Эффект для российской экономики будет ощутимым, уверен он: "Ни о каких там 2% или 3% роста ВВП говорить не придется. Не придется говорить о росте реальных располагаемых доходов в 2,5%. Этого, конечно, не будет, а будет куча разнообразных социально-экономических проблем".

Политолог Станислав Белковский считает, что Путин готов чем-то пожертвовать во внутренней политике и экономике ради важнейших для него международных вопросов. "И сейчас — он готов к новым санкциям, лишь бы нанести очередной удар по американоцентричному миру и Украине", — рассуждает политолог. Теперь, по его словам, предметом торга с США станет вопрос о том, должна ли Россия силой поставить под контроль ДНР и ЛНР всю территорию Донецкой и Луганской областей Украины. "Путин может пойти на компромисс в обмен на какие-то локальные уступки Вашингтона, и тогда военных действий не случится", — считает Белковский.

Зачем все это Путину и взлетят ли его рейтинги?

Политолог Игнатов говорит, что "пока мы не знаем окончательного сценария пьесы, ответить на вопрос, зачем России признание ДНР и ЛНР, трудно". "Руководству России это пусть и принесет некоторые политические очки, но они будут несравнимы с присоединением Крыма, — утверждает эксперт. — Опросы общественного мнения хоть и показывают сочувствие со стороны россиян жителям республик Донбасса, но такой консолидации общества, как от присоединения Крыма, тут не будет. Возможно, к следующим президентским выборам это будет разыграно как одно из достижений четвертого путинского срока. Подобная попытка патриотической мобилизации в его стиле. Но эффект от этого будет меньше — тема слишком долгоиграющая, и интерес даже ядерного электората президента сейчас к этой теме упал".

Говоря о реакции россиян на признание ДНР и ЛНР, Колесников предположил, что ожидать мобилизации общественной поддержки Путина не стоит. Он допустил лишь краткосрочный эффект повышения рейтинга с его стабилизацией и заметил, что для президента это рискованный шаг.

"Ралли вокруг флага не будет точно. Это не Крым. Проблема в том, что стоящие у власти люди полагают, что население России строго стоит за признание ДНР и ЛНР и помощь братьям. Это не совсем так. Да, есть симпатия и поддержка. Но как только это превращается во что-то практическое, эти люди сразу превращаются в "понаехавших", в мигрантов. Не думаю, что российский налогоплательщик за свои налоги согласен содержать каких-то непонятных людей, приезжающих из других территорий", — сказал Колесников.

С ним соглашается и социолог Юдин — по его словам, для массового зрителя произошедшее будет шоком и неожиданностью. В случае возможного военного конфликта власти могут рассчитывать на полную поддержку россиян только на первых порах, считает он.

В основе обострения с Западом у Путина лежат внутриполитические причины — снижение рейтинга, легитимности, рост протестных настроений, уверен политолог Аббас Галлямов. Об этом свидетельствовали данные опросов общественного мнения, подчеркивает он.

"Он уже, очевидно, перестал быть президентом надежды. С ним уже не связывают каких-то особых надежд даже лоялисты — пытаются понять, прикинуть: а что будет после него? То есть, при нем понятно, будем медленно погружаться в это застойное болото. В преддверии 2024 года это плохо", — отмечает Галлямов.

Поэтому российский президент, по его мнению, на подсознательном уровне тяготеет к привычной и понятной для него конструкции — проецированию внутренней политики через призму внешней. А там существует и давно применяется "образ врага у стен крепости".

"Каждый приличный россиянин должен сплотиться вокруг президента, потому что окружают враги. В этот момент критиковать коменданта крепости никто не должен. А кто критикует — враг, и с ним нужно обращаться по принципу "на войне как на войне". Путин интуитивно к этому тянется, и в итоге играет на обострение", — считает Галлямов.

Что касается последствий такого обострения для внутренней политики, тренд на закручивание гаек продолжится, уверен эксперт Карнеги Колесников.

"После вторжения в Чехословакию в 1968 году гайки были закручены довольно жестко, наступили заморозки. После вторжения в Афганистан режим впал просто в полный маразм. Аннексия Крыма повлекла за собой помимо экономических последствий еще и значительное закручивание гаек и преследование гражданского общества. Думаю, несмотря на то, что все закручено до невероятных пределов, это продолжится. И вряд ли мы сейчас можем представить, что может произойти с давлением на политическую оппозицию, и так раздавленную, и на гражданское общество", — сказал Колесников.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!