Фото: EPA/Scanpix/LETA
Риск погибнуть на войне в Украине для военнослужащих из некоторых этнических меньшинств выше, чем для русских. Порой в несколько десятков раз. Однако при этом большинство погибших российских военных — русские, а более высокий риск для этнических меньшинств — скорее результат неравенства между регионами, а не сознательной политики дискриминации.

Алексей Бессуднов, доцент факультета социальных и политических наук Университета Эксетера (Великобритания), написал эту статью специально для "Русской службы Би-би-си".

"В Туве сердце матери не выдержало после известия о том, что ее сын погиб на войне с Украиной! Четверо детей остались без отца и бабушки. Майор полиции Управления Росгвардии по Республике Тыва Шабалин Владимир Вячеславович погиб в Украине", — писал в июле телеграм-канал "Новая Тува". В 20-тысячном городе Кяхта в Бурятии, как утверждает местное издание, уже 45 погибших в Украине. Правозащитники часто говорят: "Россия убивает бурятов, а Казахстан и Кыргызстан их спасают". В Дагестане недавно прошли массовые протесты против мобилизации.

Если читать медиа, то может сложиться ошущение, что Россия посылает на фронт в основном этнические меньшинства. По некоторым свидетельствам, набор в армию (как контрактников, так и мобилизованных) выше в некоторых национальных республиках (Бурятия, Тыва, Дагестан, Чечня), чем в этнически русских регионах. Но действительно ли военные из числа этнических меньшинств в большей степени представлены в российской армии, воюющей в Украине?

Мы решили попытаться ответить на этот вопрос, проанализировав поименный список* потерь российских военных в Украине, составленный Би-би-си, "Медиазоной" и командой волонтеров.

Распределение числа погибших по регионам России

По данным на 21 октября, пять регионов с наибольшим числом погибших — это Краснодарский край (332), Дагестан (321), Бурятия (305), Башкортостан (258) и Волгоградская область (230). С наименьшим — Карачаево-Черкесия (19), Ямало-Ненецкий АО (10), Магаданская область (7), Ненецкий АО (4) и Чукотский АО (2). Данные по этим и другим регионам представлены на карте, которая также показывает долю погибших по регионам в расчете на 10 000 человек мужского населения в возрасте от 22 до 37 лет.

Как видим, среди регионов с наибольшим числом погибших действительно есть национальные республики (Дагестан, Бурятия, Башкортостан). Однако размер населения в разных регионах значительно отличается, поэтому правильнее сравнивать не абсолютное число смертей, а число смертей на душу населения.

Доля погибших на душу населения по регионам России

Для расчета количества смертей на душу населения мы использовали данные всероссийской переписи 2010 года. Среди погибших в Украине военнослужащих в основном молодые мужчины. Поэтому мы используем число мужчин в возрасте от 10 до 25 лет по данным 2010 г. — в 2022 г. этой когорте было от 22 до 37 лет.

Двумя регионами с наибольшей долей погибших являются Бурятия (коэффициент смертности: 28,4 смерти на 10 тысяч молодых мужчин) и Тыва (27,7). За ними следуют Псковская область (17,1), Северная Осетия (16,8), Республика Алтай (16,3). В Дагестане коэффициент смертности 7,6, в Чечне — 7,1, в Ингушетии — 6,4. (Однако следует учитывать, что для Чечни и, возможно, других республик Северного Кавказа эта оценка может быть занижена из-за неполноты данных.)

Самый низкий коэффициент смертности — в Московской области (1,7), Ямало-Ненецком АО (1,7), Ханты-Мансийском АО (1,7), Санкт-Петербурге (1,4) и Москве (0,3). Таким образом, риск погибнуть на войне в Украине для молодого мужчины из Бурятии и Тывы превышает аналогичный риск для молодого москвича примерно в 100 раз.

Доля среди погибших и относительный риск смерти по этническим группам

Расчет доли погибших по регионам не позволяет нам непосредственно сравнить смертность по этническим группам. Доля титульных этнических групп различается по национальным республикам. Например, в Бурятии среди молодых мужчин около 60% этнически русских, в Тыве доля русских — около 10%, а в Чечне и Ингушетии — меньше 1%.

В собранных волонтерами данных нет указаний на этническую принадлежность погибших. Однако для некоторых этнических групп мы можем использовать имя и фамилию как маркер этнической принадлежности. Для кодирования этнической принадлежности на основе имени и фамилии мы используем ранее разработанный с помощью машинного обучения алгоритм. У этого алгоритма есть ряд ограничений. Он не работает для некоторых этнических групп с русифицированными именами (таких как, например, чуваши или коми). Кроме того, этническая идентичность не сводится к наличию этнически окрашенного имени, поэтому алгоритм можно использовать только для приблизительных статистических оценок.

В таблице 1 (см. ниже) мы приводим расчеты по смертности по укрупненным этническим группам. На основе только информации об имени и фамилии невозможно разделить русских, украинцев и белорусов (у многих украинцев фамилии русского происхождения, а у русских — украинского). Также мы объединили в одну группу башкир и татар и (в отдельную группу) народы Северного Кавказа.

В таблице четыре колонки: число погибших по укрупненным этнических группам, доля этнических групп среди погибших в Украине военнослужащих, доля этнических групп в населении России (среди мужчин в возрасте 10-25 лет по данным переписи 2010 года) и частное от деления этих двух показателей (относительный риск).

Относительный риск показывает, во сколько раз доля этнической группы среди погибших превышает ее долю в мужском населении. Если относительный риск больше единицы, то члены этой этнической группы в большей степени представлены среди погибших, чем в населении мужского пола.

Как следует из таблицы, большинство военнослужащих, погибших в Украине, — этнические русские, но их доля среди погибших немного меньше доли русских в мужском населении России. Напротив, среди бурят и тувинцев доля среди погибших в 5 раз превышает их долю в населении страны. Для башкир, татар и народов Северного Кавказа доля среди погибших выше доли в населении страны примерно на 20%.

Этническое неравенство в риске смерти

Другой способ оценить этническое неравенство в вероятности смерти военнослужащих в Украине — сравнить долю погибших русских и представителей титульных национальностей в этнических республиках. В таблице 2 представлены эти данные.

В этой таблице мы сравниваем долю неславянских имен среди погибших военных и долю неславянского населения в населении национальных республик. Относительный риск выше единицы означает более высокий риск для этнических меньшинств погибнуть в Украине — по сравнению с русскими мужчинами из тех же национальных республик.

Данные показывают, что этническое неравенство в смертности внутри национальных республик заметно ниже, чем в целом по России. Например, в целом по России риск смерти в Украине для бурятов превышает риск смерти для русских примерно в 5 раз (500%). В Бурятии риск для бурятов превышает риск для русских всего на 23%.

Почти во всех национальных республиках показатель относительного риска близок к единице — это означает, что внутри республик разница в вероятности смерти для русских и титульных этнических групп незначительна (и вполне может объясняться несовершенством метода определения этнической принадлежности на основе имени).

Этническое неравенство как следствие территориального неравенства

Таким образом, некоторые этнические меньшинства (в особенности буряты и тувинцы) действительно в значительно большей степени представлены среди погибших в Украине военных, чем предполагает их доля в населении. В меньшей степени это относится к другим этническим группам, таким как татары и башкиры, а также народам Северного Кавказа (хотя для последних данные могут быть неполны).

Однако большинство погибших в Украине военных — этнические русские, и их доля среди погибших примерно соответствует доле в населении России.

В случае бурятов и тувинцев более высокая смертность, по всей видимости, объясняется более высоким набором контрактников в социально и экономически менее благополучных регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Среди регионов с более высокой смертностью на душу населения — не только Бурятия и Тува, но и Республика Алтай, Забайкальский край, Еврейская АО, Сахалинская область. В более экономически успешных национальных республиках (Якутия, Татарстан) служба в армии является менее привлекательной для молодых мужчин карьерной траекторией и, соответственно, число погибших военных на душу населения намного меньше. В Бурятии, большинство населения которой составляют этнические русские, смертность военных-бурятов выше, чем для русских, всего примерно на 20-25%.

Скорее всего, этническое неравенство в данном случае является следствием территориального неравенства, а не результатом сознательной политики дискриминации. Эта особенность характерна не только для российской армии, воюющей сейчас в Украине. В армии США во время войн в Корее, Вьетнаме и Ираке с большей вероятностью погибали военнослужащие из бедных штатов и районов (они чаще шли служить в армию), а американцы латиноамериканского происхождения погибали в Ираке чаще, чем белые или афроамериканцы.

*По состоянию на 21 октября в поименном списке потерь российских военных в Украине находились сведения о 7 871 погибшем, собранные из открытых источников (в основном из социальных сетей — сообщения о смерти от членов семей погибших, общественных организаций, представителей региональных властей). Записи содержат имя и фамилию погибших, а также другие данные — дату рождения, дату смерти, род войск, звание и т.д., а также регион. Указывался тот регион, власти которого первыми сообщили о гибели (в случае официального сообщения), или тот регион, в котором жила семья погибшего.

Эти данные неполны и включают далеко не всех российских военных, погибших в Украине. Отсутствуют люди, о смерти которых не было сообщений, а также пропавшие без вести. Подавляющее большинство попавших в базу — контрактники, погибшие за первые 8 месяцев военных действий (февраль-октябрь). По всей видимости, степень полноты представленной информации различается по регионам — например, в регионах Северного Кавказа люди реже используют социальные сети, и волонтеры могли не отследить сообщения о смертях на местных языках. Однако в условиях отсутствия официальной информации эта база данных является единственным источником, позволяющим количественно оценить характеристики погибших в Украине российских военнослужащих.

Читайте нас там, где удобно: Facebook Telegram Instagram !