Foto: DELFI
Каждую неделю русскоязычные СМИ из разных стран публикуют десятки расследований, интервью, репортажей, эссе, подкастов и аналитических колонок. Уследить за всем невозможно — поэтому Delfi запустил новый дайджест. По субботам мы рассказываем о важных и интересных текстах, которые готовят наши коллеги в Латвии и за рубежом.

"Медуза": Как российские неонацисты воруют криптовалюту через сайты по сбору средств для ВСУ — и компьютерные игры про "безжалостных роботов"


С июня в Украине работает благотворительный фонд Happy New Life, который собирает средства на поддержку как ВСУ, так и беженцев в разных странах Европы. Пожертвования можно было оставить в том числе в криптовалюте — но, как узнала "Медуза", номер кошелька на сайте подменили, и как минимум часть денег досталась не украинцам, а неонацистам из организации "Русич", воюющей сейчас на стороне России и известной своей жестокостью, призывами пытать пленных и убивать мирных жителей. Журналистка Лилия Яппарова не только выяснила, как такое могло получиться, но и подробно расспросила лидера "Русича" о том, как они мошенническими методами зарабатывают десятки тысяч долларов на продолжение войны.

The Bell: Кто ведет военный телеграм-канал "Рыбарь"


Каналы "военкоров" появились в Telegram задолго до 24 февраля — их авторы освещали конфликты в Сирии, Африке, Нагорном Карабахе. В этом году с началом полномасштабного российского вторжения в Украину аудитория таких блогеров увеличилась в разы — сотни тысяч и даже миллионы подписчиков следят за "беспристрастным" освещением войны (и знакомятся многочисленными фейками). Среди подобных каналов выделяется "Рыбарь" — более чем миллиону подписчиков его авторы предоставляют подробные сводки и карты боевых действий, на которых потом ссылаются крупнейшие мировые СМИ (например, CNN и Bloomberg). В отличие от многих своих "коллег", "Рыбарь" до недавнего времени оставался анонимным, пока журналистка Ирина Панкратова не установила, кто его ведет (а еще выяснила, при чем тут Евгений Пригожин и российские спецслужбы).

"Бумага": Бояться уже поздно


После того, как Владимир Путин объявил в сентябре "частичную" мобилизацию, многие ждали массовых протестов — звучали тезисы о том, что россияне по-другому взглянут на войну, когда она придет из телевизора в их семьи. По-настоящему крупных акций так и не случилось, но сюжеты о бунтах новоиспеченных бойцов и их родственницах, пытающихся добиться от власти хоть какой-нибудь информации об отправившихся на фронт близких, стали частым сюжетом медиапейзажа. "Бумага" поговорила с активистками "Совета матерей и жен" — одного из объединений, появившихся в связи с объявленной мобилизацией. В середине ноября более 20 активисток приехали из разных городов в Санкт-Петербург, встали в пикет у штаба Западного военного округа и потребовали разобраться в нарушениях при призыве, вывести срочников из зоны боевых действий, отказаться от использования ядерного оружия и начать переговоры с Украиной.

"Новая газета. Европа": А что, танцев больше не будет?


В начале ноября в Костроме сгорел ночной клуб "Полигон", жертвами пожара стали 13 человек. Владелец заведения — местный депутат от "Единой России" Ихтияр Мирзоев, но куда интереснее личность виновника случившегося. Здание загорелось, когда в потолок выстрелил из охотничьей ракетницы 23-летний Станислав Ионкин. Родившийся на Урале мужчина влез в долги и решил заработать денег, отправившись на войну. В Украине он был ранен в ногу — в августе Станислава отправили в госпиталь в Костроме. 5 ноября он пришел в "Полигон", где, по словам очевидцев, танцевал, был изрядно пьян и "вел себя так нагловатенько", а потом повздорил с другими посетителями. Корреспондент "Новой" Ирина Тумакова съездила в Кострому и сделала репортаж о (судя по всему, далеко не последней) истории того, как мирные люди гибнут потому, что кто-то в душе так и не вернулся с войны.

Carnegie Politika: Белгород для НАТО


Вечером 15 ноября миллионы людей с тревогой наблюдали за новостями с польско-украинской границы — в день самого массированного с начала войны обстрела украинской инфраструктуры ракета (по другим сведениям, две ракеты) упала на территории входящей в НАТО Польши, два человека погибли. Вскоре власти страны и ее союзники огласили предварительные данные расследования — это была ракета украинской ПВО, пытавшаяся перехватить российский снаряд. Многие в тот момент выдохнули со словами вроде "Уф, Третьей мировой (пока что) не будет", но не старший сотрудник Фонда Карнеги Александр Баунов. В своей аналитической колонке он рассуждает, почему инцидент на юго-востоке Польши в контексте риторики российской "партии войны" и отношений внутри НАТО заставляет с опасением смотреть в будущее.

Бонус: что почитать (да, почитать!) в Instagram? — "Я задержался на дежурстве на 4,5 месяца"


Юрий Кузнецов уже давно работает травматологом в Изюме. 6 марта, спустя полторы недели после начала полномасштабного вторжения России в Украину, он заступил на дежурство в своей больнице (в то время город уже обстреливали). Новая смена так и не пришла, и Юрий остался в госпитале, пока его коллеги эвакуировались, — его дежурство растянулось до середины сентября. За эти четыре месяца врач пережил и российскую оккупацию, и освобождение Харьковской области силами ВСУ (а еще лечил пациентов, вместе с сыном оперировал раненых, принимал роды и не смог спасти подругу). Историю Юрия рассказывает "Служба поддержки" — медиа, появившееся во время войны и дающее слово ее участникам в Instagram и Telegram.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!