Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Полвека назад арабские страны напали на Израиль, а США вступились за молодое еврейское государство и помогли ему выжить в Войне Судного дня. В отместку арабы ввели против Запада нефтяное эмбарго, навсегда изменившее мировую экономику, энергетическую политику и расклад сил на Ближнем Востоке. Спустя ровно 50 лет история повторяется: Израиль подвергся нападению, США пришли на помощь, арабские страны возмутились. Дойдет ли на этот раз до эмбарго?

Если нефтегазовые шейхи Ближнего Востока и Северной Африки снова договорятся сократить добычу и ограничить поставки в "недружественные страны", мировой экономике грозит глубокий кризис. Она и без того измотана постковидной инфляцией, торговой войной Запада с Китаем, последствиями российской военной агрессии против Украины и газовой — против Европы.

Готовы ли арабские страны ОПЕК и присоединившаяся к ним Россия снова применить нефтяное оружие против Запада? И если да, готов ли Запад к такому развитию событий?

Что говорят о возможном эмбарго

"Между тем ближневосточным кризисом и нынешним есть параллели, но есть и ключевые различия: мировая энергетика сильно изменилась с 1970-х, и продолжает меняться на глазах", — сказал глава Международного энергетического агентства (IEA) Фатих Бироль.

"Мир гораздо лучше подготовлен, чем 50 лет назад. Мы точно знаем, что делать и куда бежать", — сказал глава IEA, созданного промышленно развитыми странами Запада как раз после того арабского эмбарго.

Противники Израиля и сторонники палестинцев пока не заикаются об эмбарго. Одного из министров Саудовской Аравии спросили на конференции 7 ноября, готова ли главная нефтедобывающая арабская страна применить "нефтяное оружие" для прекращения войны. В ответ Халид аль-Фалих рассмеялся и сказал:

"На сегодняшний день мы такой вариант не рассматриваем. Саудовская Аравия пытается добиться мира посредством мирных переговоров".

Не упоминалось эмбарго и на первом за 35 дней войны саммите арабских и других исламских страны в Эр-Рияде в минувшую субботу, 11 ноября. Там много говорили о давлении на США и Израиль, но ни словом не обмолвились про энергетические санкции.

Даже предложение ограничить поставки хотя бы в Израиль, с которым выступил смертельный враг США и Израиля, верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, не нашло поддержки.

Израиль импортирует капли в мировом масштабе — около 300 тысяч баррелей нефти в сутки, в том числе из Казахстана и Азербайджана. Чиновники ОПЕК на призыв аятоллы откликнулись заявлением о том, что политизировать поставки организация не намерена.

Что думают власти стран ОПЕК+, мы узнаем только на следующей встрече картеля 26 ноября.

Как эмбарго применялось в прошлом

Арабские страны и Иран обсуждали применение "нефтяного оружия" против Запада с 1950-х годов при каждом обострении военного и гуманитарного кризиса на спорных палестинских землях.

Дважды они вводили эмбарго. Безрезультатно в дни Шестидневной войны 1967 года и крайне эффективно — во время Войны Судного дня 1973 года.

Из тех событий сделали выводы и Запад, и арабские страны. Поэтому сейчас никто не говорит про эмбарго и никто не ждет его.

Правда, точно так же 50 лет назад Израиль был уверен, что на него никто не собирается нападать. И точно так же США полагали, что арабское нефтяное эмбарго маловероятно.

Но его ввели.

Спустя 10 дней после нападения на Израиль арабские страны отказались поставлять нефть в США, Нидерланды и ряд других западных стран. Более того, шейхи Персидского Залива и шах Ирана договорились повысить официальную цену на свою нефть на 70%.

Эмбарго вкупе с решением арабских стран начать ежемесячно сокращать добычу привело к тому, что цены на нефть взлетели в пять раз. В те годы нефть была основным энергоносителем в мире, и скачок цен вызвал кризис в мировой экономике.

Послевоенному экономическому чуду в Европе, Японии и США пришел конец.

Американская экономика с 1973 по 1975 год усохла на 6%, а безработица удвоилась до 9%. В Японии ВВП упал впервые со Второй мировой. Но больше других пострадали развивающиеся страны, не имевшие своей собственной нефтедобычи, включая Китай и Индию.

Развитые западные страны вернулись к росту только в 1976 году, но упорно высокая инфляция преследовала их еще долгие годы. Причины ее не только в арабском эмбарго — торможение послевоенного роста и разгон цен начался за пару лет до этого. Однако эмбарго сыграло роль катализатора, и накопившиеся проблемы вылились в кризис глобального масштаба.

Эмбарго оказалось скоротечным. Его сняли ровно через пять месяцев, 18 марта 1974 года. По двум причинам.

Во-первых, арабским странам не хотелось, чтобы кризис уничтожил спрос на их нефть.

США и Европа постепенно начали приспосабливаться к новой реальности и в итоге научились бы жить в условиях перманентного дефицита ближневосточной нефти. А нефтедобывающие страны ОПЕК только было утвердились как главная сила на нефтяном рынке после эпохи господства западных нефтяных компаний. Им нравилось жить в новом мире высоких цен, и разорение покупателей не входило в их планы.

И во-вторых, главная цель эмбарго так и не была достигнута. США и союзники не отказались от поддержки Израиля.

Более того, американцы решительно не собирались выступать посредником и гарантом перемирия Израиля с Египтом и Сирией под дулом арабского нефтяного эмбарго. Как только оно было снято, в регионе постепенно установилось шаткое перемирие. С тех пор арабские страны на Израиль скопом больше не нападали.

Почему сейчас эмбарго менее вероятно, чем тогда

Между тогда и теперь есть ряд существенных отличий, серьезно уменьшающих вероятность нефтяной войны между Ближним Востоком и Западом.

Вот они.

Мир в целом меньше зависит от нефти

Если точнее, в 1973 году мировой экономике нужно было в 3,5 раза больше нефти, чем сейчас, для создания аналогичного объема материальных благ, подсчитал МВФ.

По данным IEA, из нефти и нефтепродуктов в 1973 году вырабатывалась половина электроэнергии в мире. Сейчас — лишь треть.

До эмбарго все ставили только на нефть. После — на уголь, газ, атомную энергетику.

Запад стал сам добывать нефть и нашел альтернативы ОПЕК

Эмбарго показало ущербность зависимости от импорта энергоресурсов, особенно из одного нестабильного региона. Европа быстро нарастила собственную добычу в Северном море, США протянули нефтепровод с Аляски. Западные компании начали активно инвестировать в нефтяные провинции за пределами Ближнего Востока.

Особенно шокировало эмбарго американцев, выросших на фильмах о бесконечных нефтяных богатствах Америки.

"В 1973 году США оказались крупнейшим импортером нефти. А сейчас США — крупнейший в мире производитель нефти и крупный экспортер", — описывает преображение Дэниел Ергин, главный историк нефтяной отрасли и автор бестселлера "Добыча: Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть".

Тогда был бум, сейчас — стагнация

С 1967 по 1973 годы экономики Японии и Европы переживали невиданный послевоенный экономический бум. Спрос на энергию в США тоже рос рекордными темпами.

Нефтяная промышленность лишилась прежнего запаса мощности — все месторождения качали на 100%, предложение росло только благодаря Ближнему Востоку, что давало ОПЕК рычаг давления на Запад.

Сейчас мировая экономика развивается вяло. Прошлогодний рост развитых стран на 2,6% замедлится в этом и следующем годах до 1,5%, прогнозирует МВФ.

Тогда в США был политический кризис, сейчас нет

Да, Конгресс бесконечно спорит о помощи Израилю и Украине, о финансировании текущих расходов и о потолке долга. Да, в следующем году будут выборы, на которых непредсказуемый Дональд Трамп вновь может стать президентом.

Но все это не идет ни в какое сравнение с тем, что переживала Америка в 1973-74 годах.

Верховная власть в США была парализована "Уотергейтом". Ричард Никсон был полностью поглощен скандалом, который в итоге стоил ему президентства. С арабами, израильтянами и Кремлем практически автономно разбирался Генри Киссинджер.

"Урок, который мы вынесли из этого, я думаю, такой: когда в Вашингтоне бардак, мир становится намного опаснее", — сказал Дэниел Ергин.

Все вместе, а не каждый сам за себя

Еще один урок, который Запад вынес из того кризиса: выжить можно только вместе.

Арабские страны ввели эмбарго далеко не против всех. Великобритания, например, попала в категорию "дружественных стран". Но, несмотря на внутриполитический кризис, даже британцы в итоге согласились уменьшить импорт.

В условиях сокращения экспорта ОПЕК западные страны договорились, что их нефтяные компании перераспределят поставки между развитыми странами таким образом, чтобы никто из союзников не оказался в худшем положении по воле арабских шейхов.

Родившаяся тогда технология совместной борьбы с кризисом через коллективное страдание была успешно применена в Европе буквально вот только что. Все страны ЕС дружно сократили в прошлом году потребление газа на 15%, даже те, кому сам Кремль газ не отключал.

В итоге ЕС вот уже третью зиму выигрывает в газовой войне с Россией, которую Владимир Путин развязал за полтора года до вторжения в Украину.

Отсутствие информации = паника

Ключевую роль в координации антикризисных мер между странами Запада играет еще один продукт кризиса полувековой давности — Международное энергетическое агентство (IEA).

В 1973 году Запад не был готов к неожиданному развитию событий. Не было резервов, не было готовых сценариев на случай резкого падения предложения нефти. Не было даже единой оценки спроса и предложения, на основе которой можно было бы координировать энергетическую политику союзников.

IEA как раз и призвано было заполнить этот пробел. Да, агентство постоянно ошибается с прогнозами, но плохой прогноз лучше несуществующего, как доказал последний энергетический кризис в Европе.

Сейчас чиновники, бизнес и финансисты в разы лучше представляют себе, какими будут цены и баланс спроса и предложения в ближайшем будущем, чем это было в 1973 году.

"Тогда просто не было таких каналов информации. Никто не знал, какой должна быть цена. В итоге все в панике скупали все, что могли, за любые деньги, — вспоминает Дэниел Ергин. — Эмбарго коснулось лишь 9% мирового потребления, или 14% всей торгуемой на рынке нефти. Но последствия оказались совсем другого масштаба".

Сейчас все каналы связи налажены и действуют, а данные о запасах и производстве поступают буквально в режиме реального времени. Но у этой реальности есть и обратная сторона.

В отличие от 1973 года, арабским странам теперь достаточно кулуарно заикнуться об эмбарго, чтобы цены выросли. А если шейхи примутся обсуждать его открыто и всерьез, в мировую цену нефти немедленно будет заложена 100-процентная вероятность ограничения добычи и поставок.

"Нефтяное оружие" все меньше влияет на цены

Ущерб от повышения цен на нефть сейчас намного ниже, поскольку с 1970-х рынки, центробанки и экономика в целом были перестроены таким образом, чтобы адаптироваться к новой реальности и сбивать инфляционный жар — главный симптом болезни современной экономики.

Если в 1973-74 годах всплеск цен привел в итоге к забастовкам шахтеров и смене правительства в Британии, например, то сейчас профсоюзы потеряли былую мощь и при высокой инфляции работникам труднее добиться повышения зарплаты, соразмерного росту цен.

Поэтому скачок цен на бензин или газ не вызывает немедленного всплеска расходов компаний и государства на оплату труда, и инфляция не разгоняется с такой скоростью, как в 1970-е. К тому же центробанки в наше время при определении денежно-кредитной политики уделяют больше внимания ценам, а не занятости, как тогда.

Саудовская Аравия

Без главного экспортера нефти с Ближнего Востока любое эмбарго будет обречено на провал. В 1973 году Саудовская Аравия неохотно, но поддержала ограничения. Теперь — совсем другое дело.

"Тогда у саудовцев были тесные отношения с Египтом и Сирией, напавшими на Израиль. Сейчас же у них нет и намека на солидарность с ХАМАС — отпрыском „Братьев-мусульман" под крылом Ирана", — написал профессор Техасского университета A&M Грегори Гауз в статье для Foreign Affairs.

К тому же Саудовская Аравия уже сократила добычу совместно с Россией, чтобы поддержать цены.

"Она ничего не выиграет от дальнейшего сокращения добычи, потому что оно не даст ей никаких дополнительных рычагов давления, да к тому же настроит против нее потребителей не только в США, но и в Китае", — пишет Гауз и отмечает, что ссора с двумя крупнейшими экономическими и военными державами на планете не входит в планы фактического правителя Саудовской Аравии принца Мухаммеда бин Салмана.

"Он не заинтересован в том, чтобы о Саудовской Аравии думали как о месте, где политика важнее прибыли, особенно с учетом того, что его главной целью является экономическая трансформация страны", — считает профессор Гауз.

Альтернативные источники энергии

Арабское нефтяное эмбарго стало искрой, из которой разгорелось пламя мировой революции в энергетике. Мир принялся экономить нефть и искать ей альтернативы. Новый кризис на Ближнем Востоке застал Запад на полпути от ископаемых к возобновляемым источникам энергии.

"В 1970-х многим странам пришлось стартовать с места. Нефтяной шок придал мощный импульс энергосбережению и атомной энергетике. Однако на это ушло время, а другие технологии, вроде ветряной и солнечной, были в зачаточном состоянии, — отмечает глава IEA Фатих Бироль. — Сегодня же и солнечные батареи, и ветряки, и электромобили — готовая и доступная реальность. У нас есть долгосрочное решение для борьбы с новыми кризисами".

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!