Foto: DELFI
Каждую неделю русскоязычные СМИ из разных стран публикуют десятки расследований, интервью, репортажей, подкастов и аналитических колонок. По выходным мы рассказываем о важных и интересных материалах, которые готовят наши коллеги в Латвии и за рубежом.

"Верстка": Нас должно быть еще больше, чем вчера

На этой неделе в России впервые после антивоенных демонстраций в феврале 2022-го прошла крупная акция протеста. Несколько тысяч жителей Башкортостана вышли к суду, где к четырем годам колонии приговорили экоактивиста и одного из лидеров башкирского национального движения Фаиля Алсынова; акцию жестко разогнали полицейские. Корреспондент "Верстки" побывал на митинге и поговорил со сторонниками Алсынова, чтобы разобраться: почему приговор по его делу вызвал такое негодование в Башкортостане.

"Спектр": Где дети?

Название села Чернобаевка в 2022 году часто появлялось в новостях — там находился херсонский аэропорт, за который вскоре после начала полномасштабного вторжения в Украину начались ожесточенные бои. Поблизости был расположен Центр социально-психологической реабилитации детей, где жили 52 воспитанника — когда российские военные оккупировали Херсонскую область, они устроили за детьми "настоящую охоту", пытаясь вывезти их в РФ. Директору центра Владимиру Сагайдаку удалось спасти своих подопечных от депортации. Как именно он смог это сделать, украинец рассказал Виталию Киричевскому.

Schön: Зайцы против государства

Уже почти девяносто лет в Германии действует закон, согласно которому безбилетный проезд в общественном транспорте может караться реальным тюремным сроком. Эта мера, о которой знают далеко не все местные жители, не просто существует на бумаге — каждый год суды отправляют за решетку почти 7 тысяч нарушителей. Одни активисты принципиально не платят за билет на метро — они считают цену слишком высокой и так выражают свой протест, другие добиваются отмены несоразмерного наказания для "зайцев" и помогают "выкупать" их из тюрем. О берлинских безбилетниках и угрожающем им законе рассказывает Амина Ахроркулова.

"Бумага": Репрессированные таблички

С 2014 года активисты проекта "Последний адрес" устанавливают на домах в разных городах России небольшие металлические таблички в память об их жителях, репрессированных в годы советской власти. В 2023-м несколько десятков этих табличек исчезли с улиц Петербурга после получения властями анонимных жалоб, но на их месте неравнодушные горожане стали размещать картонные дубликаты, причем нередко в обход самих организаторов акции. Анастасия Жигулина поговорила со сторонниками и противниками проекта об увековечении жертв политических репрессий во времена, когда доносы и поиск внутренних врагов вновь стали в России обыденностью.

"Новая газета. Казахстан": К награде готов. То есть погиб

Среди жителей Астраханской области казахов — 16%, среди известных погибших на войне в Украине жителей этого российского региона — более половины. Принято считать, что активнее остальных отправляют своих жителей на фронт входящие в состав РФ национальные республики; хотя Астраханская область в их число не входит, в районах на границе с Казахстаном есть села, где живут почти исключительно этнические казахи, они же служат там военкомами и главами муниципалитетов. Ирина Тумакова съездила в регион, чтобы понять, что (или кто) заставляет российских казахов с такой готовностью идти убивать и умирать.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!