Foto: AFP/Scanpix/LETA

В Украине не так много мест, откуда можно невооруженным глазом увидеть оккупированную Россией территорию. Правый берег Днепра в Херсоне — одно из них.

Это перевод англоязычного репортажа. Оригинал можно прочитать здесь.

Российских войск на левом, низком и болотистом, берегу реки не видно, но ты знаешь, что они там.

Очередной артиллерийский обстрел, когда мы подъезжаем к заброшенному зданию, служит ярким напоминанием.

В обстрелах на войне нет ничего нового. Но подразделение, с которым мы встречаемся, отвечает за одно из ключевых новшеств этой войны: беспилотники.

Мы прижимаемся к стене здания, затем укрываемся внутри от ледяного зимнего ветра. Нас заводят в теплую оборудованную для нужд военных гостиную.

Запах клубничного вейпа витает над сосредоточенными украинскими солдатами, сидящими в креслах с банками энергетического напитка Monster. Можно предположить, что обои с цветочным рисунком — не их выбор.

20-летний пилот Артем внезапно выпрямляется. Им сообщили, что российские войска запустили беспилотники с другого берега Днепра.

"Из известного нам места", — объясняет Тимур, командир экипажа "Самосуд" 11-й бригады Национальной гвардии Украины.

"Наша цель — уничтожить пилотов. Мы знаем координаты и сразу летим туда", — говорит он.

На полу лежит не менее дюжины беспилотников — все с гранатами. Кот, неофициальный талисмана подразделения, тычется носом в один из пропеллеров.

Один дрон выносят на улицу, а Артем надевает VR-гарнитуру. Мы наблюдаем на экране, как беспилотник летит через реку на оккупированную территорию. С этой точки обзора не видно никаких признаков жизни.

Через несколько километров беспилотник Артема залетает в промзону. Он пролетает мимо склада, а затем зависает рядом с жилым домом. В конце концов он замечает антенну рядом с окном и летит прямо в нее. Экран становится синим, Артем выдыхает и снимает гарнитуру.

"В первые разы я был эмоциональнее, чем сейчас, — говорит Артем. — Теперь это обычное дело". "[До российского полномасштабного вторжения] я не успел наиграться в компьютерные игры. Теперь наверстываю!" — добавляет он.

Они запускают еще один беспилотник, но как только он пересекает реку, экран становится синим. Российские войска включили систему радиэлектронной борьбы (РЭБ).

Третий беспилотник проделывает тот же путь. На этот раз ему удается пересечь реку, и Артем возвращается к многоквартирному дому.

Он подтверждает, что антенна уничтожена. Заряда батареи хватит на 10 минут, и он летит посмотреть, что еще можно обнаружить или уничтожить.

Подразделение Артема нацелилось на главную дорогу, которую россияне используют для доставки грузов. Гражданским лицам запрещено ездить по ней, поэтому украинские пилоты беспилотников бьют по всему, что имеет колеса.

Артем замечает российский блокпост и направляет к нему дрон. К несчастью для него, российские военные используют глушилки, и экран становится синим, когда он приближается. Он снова вздыхает.

"Сколько бы раз мы ни били по одним и тем же местам, [подразделения российских военных] постоянно пополняются, — говорит Тимур. — Они какие-то бесстрашные".

При цене беспилотника приблизительно в 500 долларов, это непрерывный цикл из запуска, поиска и уничтожения целей.

Результаты могут быть значительными. По словам Тимура, однажды его команда уничтожила зенитно-ракетный комплекс С-350 стоимостью 136 млн долларов.

Благодаря беспилотникам, российским военным негде укрыться в радиусе 10 км от линии фронта. Но то же самое происходит и с украинскими солдатами.

Под постоянным наблюдением дронов и вражескими бомбардировками улицы Херсона постепенно вымерли.

В заснеженном парке мы встречаем мобильный отряд ПВО. Нам сказали двигаться небольшими группами, потому что за нами наблюдают российские беспилотники.

Когда мы шагаем вперед в своих бронежилетах, люди, выгуливающие собак, отворачиваются от нас в легком замешательстве.

"Мой позывной — Кинг", — приветствует нас заместитель командира 124-й бригады территориальной обороны. Военные собрались вокруг грузовика с британскими номерами с установленным на нем пулеметом.

"Мы работаем 24 часа в сутки семь дней в неделю. Мы уничтожаем все виды беспилотников, в основном "шахеды" иранского производства".

"Российские заводы перешли на военные рельсы, они постоянно наращивают свою мощь. Пока что это бесконечно", — говорит он.

Считает ли Король, что украинские войска могут переправиться через Днепр уже в этом году? "Об этом сложно думать, — отвечает он. — Мы просто делаем свою работу, чтобы это произошло как можно скорее".

В условиях, когда крупные пакеты военной помощи Киеву оказались в ловушке политических разногласий в США и ЕС, Украине приходится искать внутренние ресурсы.

Пока военным может помочь новый пакет военной помощи от Великобритании на 2,5 млрд фунтов, из которых 200 млн выделено на дроны. Президент Украины Владимир Зеленский также пообещал произвести миллион беспилотников внутри страны.

На окраине Херсона, на обледенелом поле пилоты отрабатывают полеты беспилотников с привязанными к ним пластиковыми бутылками вместо гранат.

Чтобы стать пилотом дрона, требуется всего 14 часов обучения. Украинские власти призывают людей пройти бесплатные курсы, а также изготавливать беспилотники у себя дома, чтобы отправлять их на фронт.

Военный Стич в балаклаве объясняет значение дронов в этой войне на истощение. "У нас сейчас идет активная борьба технологий, гонка вооружений: кто первый что-то придумает, соберет что-то классное", — говорит он.

Широко распространено мнение, что для существенного изменения линии фронта необходимо сразу несколько инноваций.

В ноябре главком ВСУ Валерий Залужный заявил журналу Economist, что Россия и Украина "достигли такого уровня технологий, который заводит нас в тупик".

Проблемы у Украины возникали не с тем, что поставляли союзники, а в том, когда это происходило.

"Во время Первой мировой войны родилась авиация, — говорит Стич. — Сейчас мы зарождаем будущую войну дронов, которые, возможно, через два десятилетия смогут переломить ход любой войны".

Фото: BBC News

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!