Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Правозащитная организация Human Rights Watch совместно с SITU Research и Truth Hounds опубликовала масштабное расследование о том, как весной 2022 года Россия захватила Мариуполь. Правозащитники изучили спутниковые снимки городских кладбищ и пришли к выводу, что с марта 2022-го по февраль 2023-го в Мариуполе погибли не менее восьми тысяч человек.

Что известно о соавторах расследования. SITU Research — это группа аналитиков, занимающихся расследованиями на основе визуальных данных. Организация Truth Hounds с 2014 года документирует и расследует случаи нарушения прав человека во время военных конфликтов в Украине и других странах Восточной Европы.

До полномасштабной войны в Мариуполе жили около 540 тысяч человек. Город, расположенный на побережье Азовского моря, был важным культурным и промышленным центром (в нем находились два крупных металлургических комбината), а также одной из ключевых торговых точек благодаря морскому порту.

После начала полномасштабного вторжения 24 февраля 2022 года российским войскам понадобилось несколько дней, чтобы взять Мариуполь в кольцо и еще около полутора месяцев, чтобы полностью захватить город. 21 апреля министр обороны России Сергей Шойгу доложил президенту Владимиру Путину о взятии города. А спустя месяц, 21 мая, последние украинские военные, державшие оборону на заводе "Азовсталь", сдались в плен.

На протяжении всего времени боевых действий в Мариуполе оставались мирные жители, которые либо не смогли, либо не захотели уехать. В осажденном городе они укрывались в подвалах и убежищах, готовили еду на улицах из-за отсутствия электричества, искали себе воду и пропитание под обстрелами и хоронили погибших во дворах разрушенных домов. Правозащитники из Human Rights Watch поговорили с сотнями жителей Мариуполя, сумевшими выехать из города после осады, и изучили более 850 фотографий и видео, чтобы оценить масштаб разрушений в городе.

На карте, составленной по итогам этих исследований, правозащитники реконструировали 3D-модели нескольких кварталов вокруг центральной улицы города — проспекта Мира. В этом районе, по оценке HRW, от бомбежек и обстрелов пострадали 54% зданий (то есть 4884 из 9043). Процент разрушений среди многоквартирных жилых домов еще выше — 93% зданий (433 из 477). Также разрушена почти половина одноэтажных частных домов. По оценке ООН, всего в городе повреждено или разрушено до 90% жилых многоквартирных домов, а также до 60% частных. Около 350 тысяч человек были вынуждены покинуть город.

Жилой дом на Митрополитской, 98


Одним из первых под удар российских войск попал пятиэтажный жилой дом по адресу: улица Митрополитская, 98, расположенный в одном квартале от проспекта Мира. В начале марта 2022 года в подвале этого дома укрывались от российских обстрелов мирные жители. В их числе была семья Антипенко — 27-летний Иван, 24-летняя Кристина, их трехлетняя дочь Арина и 47-летняя мать Ивана Светлана. 11 марта в дом попала российская авиабомба, полностью разрушившая его центральную секцию. Все пять этажей обрушились. Люди, укрывавшиеся в подвале, оказались погребены под обломками.

В мае один из местных жителей, которому удалось выбраться из разрушенного подвала, вернулся на руины, чтобы найти свои документы. Он начал копать и обнаружил телефон Кристины Антипенко. В нем остались три сообщения, которые она еще 6 марта, за несколько дней до авиаудара, пыталась отправить своей матери Стефании, живущей в другом городе: "Мамуль, я жива. Со мной все хорошо. Люблю тебя". Ни одно из сообщений не было доставлено.

Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Стефания сумела попасть в Мариуполь 15 апреля и начала искать семью дочери. На руинах дома по Митрополитской улице ей удалось найти лишь несколько предметов, принадлежавших Кристине и Ивану. В течение следующих месяцев Стефания ходила во временный морг, куда свозили тела погибших. "Обычно мы делали так: один день идешь в морг, потом еще день приходишь в себя после всего этого ужаса. Потом снова идешь", — рассказывает она.

В сентябре Стефания нашла в морге фотографию тела своей внучки Арины. Из базы данных она узнала номер могилы, где похоронена девочка, но, приехав туда, увидела табличку с другим именем. Выяснилось, что еще одна семья, потерявшая девочку того же возраста, приняла тело Арины за тело своей погибшей дочери.

5 октября Стефания смогла добиться эксгумации и перезахоронила Арину в своем родном городе. Тела Кристины, Ивана и его матери Светланы до сих пор не нашли.

Роддом № 3


После начала бомбежек и осады Мариуполя многие местные жители пришли в поисках безопасного места к городской больнице, расположенной примерно в 2,5 км от дома на Митрополитской, и укрылись там в подземном убежище. Больница при этом продолжала работать — в ней оставались врачи и пациенты, в том числе беременные женщины в родильном отделении.

9 марта российские войска нанесли удар по территории больницы. Пациенты и врачи выбежали во двор, на место приехали спасатели, которые начали выносить раненых. Одной из них была беременная Ирина Калинина. На фото, распространившихся в соцсетях, она лежит на носилках и держится рукой за живот. Через несколько часов Ирина умерла. Ее ребенок тоже не выжил.

Foto: AP/Scanpix/LETA

После удара по больнице часть пациентов перевезли в другие медучреждения, а некоторые спустились в подземное убежище. Бомбежки продолжались весь март, и многие жители провели в убежище несколько недель.

По словам одного из очевидцев, в подвале было не менее 57 человек, в том числе 30 детей. Еды не хватало — однажды два апельсина пришлось делить на 20 человек, а ужин из вареной картошки и банки тушенки — на несколько десятков человек. За водой людям приходилось выбираться из убежища к колодцу, расположенному в парке неподалеку, однако из-за постоянных бомбежек это было опасно. "Дорога до колодца была вся усеяна трупами. Те, кому хватало смелости пойти на колодец, зачастую возвращались к нам уже в качестве пациентов, без руки или без ноги", — рассказывает одна из местных жительниц, которая ухаживала в больнице за ранеными.

Одной из пострадавших при ударе по больнице была жительница Мариуполя Марианна Вышемирская, находившаяся в родильном отделении. В соцсетях и СМИ широко разошлась ее фотография, на которой она стоит у развалин роддома, закутанная в одеяло и со следами крови на лице. Российские власти назвали снимок постановочным, а саму Марианну — актрисой, загримированной под жертву обстрела.

Вышемирская вскоре после родов уехала из Мариуполя и сейчас живет в Москве. 19 января 2024 года она опубликовала в своем Telegram-канале пост, в котором рассказала, что поставила подпись в поддержку выдвижения Владимира Путина кандидатом в президенты РФ. "Для меня такой выбор очевиден: не вижу причин что-то менять. Сейчас, вопреки санкциям и всем проблемам, Россия динамично развивается. Защищает своих граждан и работает над тем, чтобы завтра было лучше, чем вчера", — написала Вышемирская.

Драмтеатр


Еще одним убежищем для местных жителей стало здание мариупольского драмтеатра на проспекте Мира, в котором от бомбежек укрывались сотни людей. На асфальт перед театром большими буквами нанесли надпись "Дети", которую можно было увидеть с воздуха. 16 марта российские войска сбросили на театр две авиабомбы.

В момент удара местная жительница Наталья Ткаченко заходила обратно в здание театра, набрав воды на улице. По ее словам, она ощутила порыв ветра, а потом ей чем-то залепило нос и рот. "Я увидела, как из подвала медленно выползает пожилая женщина. Я вышла наружу и увидела молодую блондинку, всю в крови. Повсюду лежали обломки. Я увидела, как из-под обломков в одном месте торчит нога, а в другом — рука", — вспоминает она.

Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Правозащитники смогли достоверно подтвердить, что при бомбежке драмтеатра погибли по меньшей мере 15 человек. Точное число погибших, говорится в публикации, установить невозможно. По данным Associated Press, журналисты которого провели собственное расследование, при бомбежке мариупольского драмтеатра погибли не менее 600 человек.

Спустя шесть дней, 22 марта, снаряд попал в жилой дом напротив драмтеатра. Местный житель Ростислав, готовивший в этот момент борщ на костре, рассказывает, что, услышав взрыв, бросился внутрь. На третьем этаже разрушенного дома он нашел семейную пару, с которой до этого укрывался в подвале, — они поднялись к себе, чтобы взять вещи. Девушка умерла у него на руках. Ее муж, придавленный обломками, кричал от боли, и его пытались спасти, но спустя час он тоже умер. На следующий день Ростислав покинул город. Ему пришлось пройти пешком около 30 км, чтобы добраться до более безопасного места.

Массово уезжать из города местные жители начали только в конце марта. Дом напротив драмтеатра стал одной из точек сбора, от которой стартовали автоколонны. Многим пришлось уезжать, так и не похоронив своих близких. Тела погибших лежали в городе повсюду. "В Мариуполе увидеть на улице труп — это уже обычное дело, — рассказывает одна из эвакуировавшихся местных жительниц по имени Елена. — Выезжая из города, мы видели, какое вокруг все сгоревшее, черное. Мы плакали. Нашего города больше не было".

Кладбища


По оценкам правозащитников, за время боев в городе погибли несколько тысяч человек. Изучив спутниковые снимки городских кладбищ, они насчитали 10 284 могилы, появившихся с марта 2022 по февраль 2023 года. Как утверждает назначенный Россией мэр оккупированного города Олег Моргун, тела погибших продолжали извлекать из-под обломков вплоть до февраля.

Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Правозащитники сравнили эти цифры со средним показателем смертности в городе и пришли к выводу, что за время боев в Мариуполе погибли не меньше восьми тысяч человек. Сколько среди них гражданских, а сколько военных — неизвестно. При этом, как отмечают HRW, в некоторых могилах хоронили сразу несколько тел. Кроме того, тела оставались на улицах или в квартирах разрушенных бомбежками домов.

Захоронение погибших стало для местных жителей еще одной проблемой во время осады города, когда находиться на улицах и добираться до кладбищ было опасно. Иногда местным жителям приходилось закапывать тела погибших соседей в детских песочницах или на футбольных площадках во дворах домов и ставить самодельные кресты на временных могилах.

* * *


Правозащитники из HRW установили 17 подразделений российской армии, участвовавших в оккупации Мариуполя. Они утверждают, что высшее российское военное руководство, включая президента Владимира Путина, министра обороны Сергея Шойгу и начальника Генштаба Валерия Герасимова, знало о планах захвата города и действиях российских военных.

Уже летом 2022 года российские власти начали разрабатывать "мастер-план" развития Мариуполя, предполагающий восстановление города в течение трех лет. Он подразумевал, в частности, снос большинства разрушенных обстрелами домов. В июне 2023 года снесли и дом на Митрополитской, 98.

Здание мариупольского драмтеатра, ставшее одним из символов российского вторжения, оккупационные власти тоже практически полностью снесли. Сейчас оно огорожено металлическим каркасом, на котором размещены портреты российских и украинских классиков — Пушкина, Толстого, Гоголя и Шевченко.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!