"Как блокада Ленинграда". Как люди выживают в осажденных украинских городах
Foto: Publicitātes foto

Украинские города и села, захваченные или осажденные российскими военными, просят о помощи. Кроме ужасов обстрелов, люди уже столкнулись с голодом и холодом. В некоторых населенных пунктах нет воды, отопления и света.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Гуманитарная катастрофа уже наступила в Мариуполе и в деревнях к северу и западу от Киева.

Украинская служба Би-би-си рассказыает, как выживают местные жители.

Мариуполь: снег вместо воды и приготовление пищи на кострах

Анна Токмакчи выискивает свой дом на каждой фотографии и каждом видео, поступающем из Мариуполя. Ее мама находится в осажденном городе, и вот уже пять дней с ней нет связи.

Мариуполь обстреливали так интенсивно, что город превратился в сплошные руины.

Он находится в блокаде больше недели. Там нет света, воды, еды и ограничена связь с внешним миром.

Железнодорожные пути повреждены, покинуть город стало очень трудно. Было предпринято несколько попыток эвакуировать людей, но гуманитарные коридоры обстреливались.

"Я увидела свой дом на одном из видео, и он пока стоит. Я надеюсь, что и мама моя жива. Представляю, как это страшно, когда над головой свистят снаряды", — написала Анна Токмакчи в "Фейсбуке".

Она состоит во всех мариупольских группах в соцсетях и просит людей на месте сходить по ее домашнему адресу. Она пока не получила никаких известий, но до нее сумела дозвониться подруга из Мариуполя.

"Связь была ужасной, все время прерывалась, я с трудом ее слышала. Они держатся, готовят на улицах на кострах и ищут воду", — говорит Анна.

На кадрах из Мариуполя люди стоят в длинных очередях за водой и плотно сидят у костров во дворах. Еда готовится сразу на весь подъезд или дом.

В городе идет снег, и ему очень рады — снег можно топить.

Оксана из Мариуполя смогла дозвониться своей дочери Татьяне.

"Нас беспрерывно бомбят. У нас нет света и газа, и в первую очередь мы пытаемся помогать детям и старикам. Мы делимся всем — от воды до кукурузных хлопьев", — рассказывает женщина.

Она возмущена тем, что в городе никто не противостоит мародерам, и нет никакой организованной помощи. За день до ее звонка в городе обстреляли представительство Красного Креста.

По словам Оксаны, в городе жуткая гуманитарная катастрофа, люди боятся покидать убежища из-за постоянных обстрелов. Связи практически нет, и выбраться из города невозможно.

"Нам очень нужна помощь. Мы в ловушке. Мы четыре раза пытались уехать из города, и каждый раз все отменялось. Я молю о помощи", — говорит Оксана.

Жители Мариуполя сравнивают свою ситуацию с блокадой Ленинграда в годы Второй мировой войны, продолжавшейся более двух лет.

Такое же сравнение сделал и госсекретарь США Энтони Блинкен после обстрела мариупольского роддома.

Очередная попытка эвакуации должна была состояться 9 марта, но этого не произошло. Автобусы, которые должны были забрать людей, не пропустили в город.

"Русские снова не дали мирным жителям уехать из города и не впускают гуманитарные грузы. Это геноцид, происходящий в центре Европы в XXI веке", — сказал Павло Кириленко, глава Донецкой районной военной администрации.

В тот же день, 9 марта, обстрелам подверглись роддом и детская больница. Сначала сообщили о 17 раненых, позднее поступила информация о трех убитых, включая ребенка.


Точное число погибших под обстрелами в Мариуполе неизвестно. Речь идет о десятках, если не сотнях человек.

"Это зверство", — сказал президент Владимир Зеленский.

Дмитровка: десять дней в подвалах

Дмитровка — деревня, расположеная к западу от Киева на Житомирском шоссе. Этот район контролируется российской армией. При этом Дмитровка до сих пор не включена ни в один гуманитарный коридор.

Чтобы добраться оттуда до Ирпина, Бучи или Ворзеля, людям приходится идти много километров через поля под обстрелами, проходя по пути российские блокпосты.

Катя живет в Киеве. Несколько дней назад снаряд попал во двор ее дома в Дмитровке, который ее семья с любовью строила много лет.

"Разрушены забор, гараж, выбиты окна и двери, частично обвалилась крыша — все посыпалось от российского удара. Моя мама продолжает жить в этом доме. У нее нет света, нормальной коммуникации, воды. Она не может приготовить себе еду", — написала Катя в "Фейсбуке".

Российские танки заезжают в деревню, солдаты обчищают дома.

Тех, кто осмеливется преградить им путь, убивают, рассказывает она. Семья Кати и их соседи прячутся в подвале уже 10 дней.

Все это время они находятся без света и отопления. Воды тоже нет, потому что насос электрический. Есть печь, но они боятся ей пользоваться, чтобы дымом не привлекать к себе внимания. Запасы еды заканчиваются.

Другие соседи уехали из деревни, когда у них закончилось продовольствие, и с тех пор с ними нет связи. Никто не знает, где они.

Мама Кати звонит ей изредка, чтобы сказать, что еще жива. До деревни все время доносятся звуки стрельбы, и люди живут в постоянном страхе.

Катя не знает, как им помочь, как вывезти оттуда свою семью.

"Я плачу, я беспомощна. Я не знаю, как помочь. Я очень люблю тебя, мама. Ты не сможешь прочитать эти слова, потому что у тебя нет связи, но ты и так знаешь, как сильно я тебя люблю", — написала Катя пост отчаяния в "Фейсбуке".

Под Киевом: дневник войны

Татьяна (имя изменено из соображений безопасности) живет в деревне под Киевом и ведет онлайн-дневник в "Фейсбуке".

9 марта она сделала такую запись:

"Сейчас мы все работаем по хозяйству: собираем дрова, носим воду из колодца, готовим еду. Электричества нет со второго дня войны. Наша деревня стала большой дружной семьей. Все делятся друг с другом абсолютно всем. Я уверена, такую страну не победить".

8 марта Татьяна написала, что очень радовалась снегу и солнцу. "Это лишние свет и вода, и ощущение защищенности".

Иногда ее посты очень короткие: "Жива. Немножко зарядила телефон".

Вот еще один: "Я научилась видеть в темноте, слух тоже обострился. Могу определять степень опасности по реву".

Херсон: дефицит продовольствия

В некоторых районах оккупированного российской армией Херсона уже 10 дней нет газа, света и отопления. У некоторых нет ничего, в том числе еды.

Житель Херсона Андрей (имя изменено) до войны работал айтишником, сейчас работы нет, как и интернет-связи в целом. Большую часть дня он проводит в очередях за продуктами.

"Я стоял час, чтобы купить яблоки, потом еще два с половиной часа за картошкой, потом пошел за мороженой рыбой и простоял еще два часа. Я ушел из дома в 9 утра, вернулся в три", — говорит он.

В супермаркетах, по его словам, остались только фисташки, мороженое и листья нори (пресованные водоросли). Иногда можно купить молоко.

С соседней Чернобаевской птицефермы людям раздают кур. Деревня Чернобаевка сильно пострадала от обстрелов. На ферме не осталось кормов.

"Сейчас мы съедим этих кур, а потом что?" — тревожится Андрей.

По его словам, российская армия специально мешает работе прицефермы, чтобы заставить население принять от них гуманитарную помощь.

Недавно в Херсон приехало несколько грузовиков с продуктами и другими товарами, но жители города отказываются их брать из рук российских солдат.

"Русские раздают еду, но до сих пор ее взяли только несколько бездомных. Люди ждут помощи с украинской стороны", — говорит Андрей.

Российские военные блокируют десятки украинских грузовиков с грузами для Херсона.

Несмотря на сложную ситуацию в городе, Андрей решил не эвакуироваться. Он не хочет, чтобы мародеры разграбили его дом. Он также не хочет, чтобы Херсонская область превратилась в очередную "народную республику".

"Но никто не знает, сколько еще город с почти полумиллионным населением продержится без продовольствия", — говорит он.

При участии Илоны Громлюк и Олега Черныша.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.

BBC News Русская служба:

Статьи по теме:
 
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.