Уход Меркель — шанс для Макрона. Сможет ли он стать лидером Европы?
Foto: EPA/Scanpix/LETA

Ангела Меркель уходит в отставку после 16-ти лет у власти. Все эти годы ее называли "канцлером свободного мира", лидером Европы и даже — во времена президентства Дональда Трампа — "последним защитником либерального Запада". Но Франция оказывала ничуть не меньшее влияние на европейскую политику. Теперь, когда Меркель больше не у власти, у Эммануэля Макрона появился шанс.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Мистер Бин и миссис Прагматик


Благодаря своей настойчивости в разрешении кризисов — от краха греческой экономики до пандемии коронавируса — Меркель сформировала образ чуть ли не лидера всей Европы. Экономическое положение Германии и человеческие качества Меркель только укрепляли этот статус.

В 2010 году зона евро была в сильнейшем кризисе из-за высокого размера госдолга в Греции и Италии, вскоре кризис распространился на всю Европу, а к лету 2012 году основную проблему представляли экономические проблемы Испании, которая запрашивала финансовую помощь. Ангела Меркель сыграла ведущую роль в заключении соглашения, которое помогло вывести еврозону из кризиса.

"Моя единственная встреча с Ангелой Меркель произошла в Испании на ранней стадии кризиса еврозоны, — вспоминает Найл Фергюсон из Стэнфордского университета. — Шагая со скоростью, которую редко можно заметить в коридорах власти Мадрида, канцлер Германии и ее окружение прибыли на встречу с несчастным (в те годы испанские политики пытались добиться снижения дефицита бюджета, вводя меры жесткой экономии) премьером Хосе Луисом Родригесом Сапатеро. Никогда я не видел, чтобы политик вел себя так почтительно, как собака при виде хозяина, как Сапатеро в тот момент, когда в комнату вошла Меркель".

Фергюсон поначалу удивился — властной Меркель не казалась, а журналисты часто называли ее неуклюжей: "Но через несколько минут я различил ее слегка устрашающую ауру. Ангела Меркель не терпит дураков".

Чуть ли не самые сложные отношения у Меркель складывались с экс-президентом Франции Николя Саркози. Журналисты называли их "странной парочкой". Она — собранная, прагматичная, серьезная, трезвомыслящая. Он — энергичный, с кучей планов на будущее, эмоциональный и нетерпеливый.

Меркель отпускала колкие замечания в адрес Саркози, комментируя его манеру разговаривать, его активную мимику и резкие жесты, сравнивала его с мистером Бином и французским комиком Луи де Фюнесом. Но Саркози был ей нужен: в разгар еврокризиса Меркель не хотела создавать впечатление, что Германия возомнила себя лидером всей Европы, а Саркози нужно было доказать, что Франция — все еще сильный политический игрок.

Не зря первый зарубежный визит — прямо в день своей инаугурации — Саркози нанес именно Ангеле Меркель, а журналистам рассказывал о "священной франко-германской дружбе".

"Ангела Меркель не стала лидером в одночасье, ей потребовалось время, чтобы вырасти в сильного управленца, но у нее это получилось. Она действительно была главным антикризисным менеджером Евросоюза", — считает Люкке Фриис, бывший датский министр энергетики и эксперт по европейской политике.

С тех времен, когда Меркель подкалывала Саркози и терпела его эксцентричность, прошло много времени, — за эти годы Франция стала играть куда более заметную роль в формировании европейской политики и делать это более уверенно.

Так что уход Меркель — как раз то событие, которого нынешний президент страны Эммануэль Макрон давно ждал.

Президент Европы


В 2017-м Эммануэль Макрон с кафедры старейшего университета Франции — Сорбонны — выступил с речью, которая имела очень косвенное отношение к судьбе его собственной страны. Макрон в той речи замахнулся на будущее всей Европы: он назвал европейские институты медленными и неэффективными и предложил реформу, суть которой сводилась к тесной интеграции в вопросах обороны и образования. Макрон предлагал создать совместные вооруженные силы, ввести единый европейский оборонный бюджет и создать Европейскую академию разведки.

"Не думаю, что вы сможете найти хоть одну речь Ангелы Меркель, в которой она делилась бы своим видением развития Европы, — говорит Люкке Фриис. — Она и для Германии этого видения никогда не представляла. Это совсем не в ее стиле".

Своей речью, которая фокусировалась на понятных европейцам темах и искусно обходила вопросы, которые традиционно разделяют Европу, Макрон продемонстрировал: у него есть главное качество, которое выгодно отличает его от Меркель — умение видеть перспективу, формировать будущее и предлагать пути развития. Это то, чем Ангела Меркель никогда не могла похвастаться.

Европейский совет по международным отношениям (ECFR) спросил у европейцев: если бы существовала должность "президента" Европы и единственными кандидатами были бы Эммануэль Макрон и Ангела Меркель, кого бы они выбрали. 41% респондентов выбрали Меркель, всего 14% — Макрона (остальные либо не могли определиться, либо сказали, что не пошли бы голосовать).

Макрону не удалось "победить" даже в родной Франции, где в его поддержку выступили всего 12%. Получается, что технократический стиль руководства Меркель вызывает больше доверия у европейцев, чем речи Макрона о будущем Европы.

Несмотря на это, именно сейчас наступает наиболее удачное время для Макрона. Он полон идей о будущем Европы. Меркель же в этот переходный период, когда Германия выбирает нового канцлера, явно не планирует выступать с революционными идеями по развитию ЕС. Ну и, конечно, немаловажен факт, что Британия вышла из ЕС, а замены, обладающей тем же авторитетом, просто нет.

В 2022 году Франция будет председательствовать в ЕС — это прекрасная возможность для Макрона заразить своими идеями европейских коллег. К счастью для него, многие ключевые фигуры в Брюсселе симпатизируют ему.

Чарльз Грант, директор "Центра европейских реформ", напоминает: председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, председатель Европейского совета Шарль Мишель и председатель Союза по иностранным делам Жозеп Боррель получили свои должности во многом благодаря поддержке Макрона. Так что даже если все идеи Макрона не будут встречены аплодисментами, как минимум к нему будут прислушиваться.

Партнер по танцам


Чарльз Грант уверен: "Кто бы ни стал следующим канцлером Германии, этому человеку потребуется время, чтобы заслужить авторитет. Так что я думаю, что в ближайшие несколько лет мы будем иметь дело с "французским" Европейским союзом".

Но некоторые аналитики считают, что, несмотря на уход Меркель, "эры Макрона" ждать не стоит.

Недавние опросы показывают, что ни у Макрона, ни у любого другого человека, который займет кресло канцлера Германии, нет такой же поддержки и популярности, как у Меркель. Европейцы привыкли доверять Берлину в решении финансовых и экономических вопросов, привыкли полагаться и на Берлин и в вопросах демократии. Как ни парадоксально, но Ангела Меркель, которая грамотно выстраивала взаимоотношения с другими европейскими странами и воспринималась многими как лидер всей Европы, смогла продемонстрировать соседям, что Германия не претендует на господство — и так заслужила еще больше доверия.

С уходом Меркель Евросоюз может ждать длительный период неопределенности. И даже Макрон в отсутствие сильного и понятного канцлера в Германии рискует многим — ему очень нужен "партнер по танцам".

"Если у Франции не будет партнера в Германии, Макрону придется очень трудно. Франция сама по себе все-таки недостаточно мощная, чтобы продвинуть свои идеи без поддержки Германии. В коридорах власти в Берлине — вакуум, который может не рассосаться даже до Рождества, он может продлиться до января или февраля, пока Германия формирует новое правительство. И чем дольше формируется коалиция в Берлине, тем меньше шансов, что Макрон сможет воспользоваться своим председательством в ЕС", — считает Люкке Фриис.

Ульрике Франке из Европейского совета по международным отношениям (ECFR) предсказывает, что в ближайшие полгода, чтобы заполнить вакуум, формированием европейской политики может плотно заняться Брюссель: "Но будет ли этот опыт успешным, зависит от будущих событий и проблем, с которыми придется столкнуться ЕС в этот период".

Помешать Эммануэлю Макрону могут не только внешние обстоятельства, но и внутренние — Франция готовится к президентским выборам, которые пройдут в 2022 году.

Если Макрон выиграет эти выборы, у него будет больше политического веса, чем у нового канцлера Германии — кто бы им ни стал, говорит Чарльз Грант: "Что до других стран, то экономические и политические проблемы в Италии и Испании ограничивают их влияние. Да и в любом случае, обе эти страны часто выступают вместе с Францией по вопросам европейской политики. А у Польши собственные серьезные проблемы с несоблюдением верховенства закона, поэтому определять повестку ЕС она не может".

Австралия, США, Польша, Венгрия, избиратели — и кто еще может помешать Макрону
Вакуум в европейской политике возник в неподходящее время. Европа все еще не знает, как относиться к новому военному альянсу AUKUS, заключенному между Британией, США и Австралией.

Тон, как и ожидалось, задал Макрон, который тут же призвал европейцев перестать быть наивными и задуматься о собственных оборонных возможностях. Особенно его возмутило, что он ничего не знал о подготовке такого соглашения, из-за которого Австралия отказалась от контракта, по которому Франция должна была поставить ей 12 подлодок. В Париже это восприняли как нож в спину.

Но единого мнения по поводу нового альянса в Европе нет. Многие страны Европы пока не видят проблемы в создании AUKUS — они, в отличие от Франции, не потеряли выгодные контракты. Но выработать единое мнение Евросоюзу все-таки придется, ведь речь идет о приоритетах Вашингтона и отношении Белого дома к сотрудничеству с европейцами.

"Макрон хочет добиться для Евросоюза стратегической автономии, он уверен, что Европа должна делать то, что хочет, тогда, когда она этого хочет, и так, как ей хочется. Не спрашивая разрешения ни у кого, в том числе у американцев", — говорит Чарльз Грант. Если выяснится, что большинство главных игроков ЕС разделяют чувства Макрона, то позиции французского президента укрепятся.

С другой стороны, из-за унизительной ситуации, в которой оказался Макрон, он может потерять часть голосов французов на президентских выборах.

"Если ему удастся показать избирателям, что Франция формирует европейскую повестку, что соседи поддерживают предложения Парижа по реформированию ЕС, французы, будучи очень патриотичными, проголосуют за него", — добавляет Грант.

Но AUKUS — далеко не единственная проблема, которая стоит сейчас перед Европой. Некоторые, возможно, даже более срочные задачи придется решать в самое ближайшее время. Камнем преткновения остается финансирование Венгрии и Польши. Еврокомиссию не устраивает, что эти страны постоянно нарушают принятые в Западной Европе демократические принципы, поэтому Брюссель не горит желанием утверждать план расходования Будапештом и Варшавой средств из фонда восстановления после пандемии.

Еще одна насущная проблема — судьба Пакта стабильности и роста, главного документа ЕС о налоговой и бюджетной политике. Соглашение определяло допустимый показатель дефицита бюджета. Но пандемия коронавируса внесла свои корректировки в финансовое положение стран ЕС. И в марте 2020 года действие пакта приостановили, чтобы европейские страны могли получать займы для поддержки экономик в условиях постоянных локдаунов. Теперь, когда в Брюсселе говорят о восстановлении зоны евро после потрясений последних полутора лет, встает вопрос: что же делать с пактом, когда государства уже накопили значительные госдолги.

"А уже в феврале Европу ждет саммит по оборонной политике, и к этому моменту, конечно, хорошо бы, чтобы у Германии появился понятный лидер. Так что можно только надеяться, что коалиция сформируется к Рождеству, и период неопределенности не затянется", — говорит Люкке Фриис.

То преимущество, которое всегда было у Макрона, — его способность заглядывать в будущее и предлагать идеи развития, может стать для него проблемой.

Ульрике Франке считает: "Если ты ничего не предлагаешь, а только решаешь проблемы, то люди в основном довольны. Но если ты вносишь предложения, нужно быть готовым к тому, что кто-то с ними согласится, а кому-то идеи не понравятся. И в Европе достаточно людей, которые не разделяют идеи Макрона".

Европейцы слабо представляют себе, как все эти вопросы будут решаться без Ангелы Меркель, которая давала не только Германии, но и всей Европе главное — стабильность и предсказуемость.

Люкке Фриис добавляет: "Это те два качества, которые очень нужны в эпоху постоянных перемен, неразберихи и смены власти. Меркель была якорем для многих европейцев. Но важно не забывать, что в ЕС вообще-то нет консенсуса по поводу будущего Европы. Поэтому будет очень интересно наблюдать за тем, смогут ли договориться президент Франции и будущий канцлер Германии".

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени

BBC News Русская служба:

Tags

Ангела Меркель Германия Евросоюз Франция Эммануэль Макрон
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form