Вступив в гонку вооружений, Россия рискует подорвать экономику и повторить судьбу СССР
Foto: Sputnik/Scanpix

Официальный выход США и России из Договора о ракетах средней и меньшей дальности создает предпосылки для новой масштабной гонки вооружений. Прошлая такая гонка, вкупе с агрессивной внешней политикой, не отвечающей экономическим возможностям страны и неэффективной национальной экономикой, стала одной из ключевых причин распада СССР.

Мир в одночасье оказался отброшен примерно на 35 лет назад, в середину или даже начало 80-х годов прошлого века. Тогда СССР и США находились в состоянии холодной войны и вели долгие бесплодные переговоры о сокращении наступательных стратегических вооружений. Горбачеву и Рейгану все же удалось договориться. И в декабре 1987 года был подписан исторический Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Спустя полгода он вступил в действие.

Сейчас в это трудно поверить, но в конце 80-х СССР и США были способны исполнять свои договорные обязательства: к лету 1991 года обе страны ликвидировали все ракеты, подпадавшие под действие договора. Но СССР это уже не спасло — предельно неэффективная экономика, финансовая и военная поддержка лузерских политических режимов по всему миру, затяжная война в Афганистане окончательно подорвали советскую экономику.

Вступив в гонку вооружений, Россия рискует подорвать экономику и повторить судьбу СССР
Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Михаил Горбачев и Рональд Рейган. Женева, 19 ноября 1985 г.

Любопытно, что о возможном выходе России из ДРСМД президент России Владимир Путин впервые заговорил всего через три месяца после избрания — в июне 2000 года. Тогда это была реакция на выход США из Договора об ограничении систем ПРО. Хотя по факту обе страны нарушали ДРСМД давно, именно официальный выход из договора США, а вслед за ними и России становится точкой отсчета новой масштабной гонки вооружений.

2 февраля 2019 года, сразу после того, как США официально уведомили о выходе из ДРСМД, президент России Владимир Путин провел встречу с министром обороны Сергеем Шойгу и министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Под телекамеры в открытой части встречи Путин анонсировал "ответные" зеркальные меры против США, но при этом заявил: "Мы не должны и не будем втягиваться в затратную для нас гонку вооружений".

Но по факту это уже случилось. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира — одного из самых авторитетных исследовательских центров в сфере анализа военных бюджетов государств и рынка вооружений, в 2017 году (окончательных данных по 2018 году пока нет) США потратили на оборону 610 миллиардов долларов, или 3,1% своего ВВП. А Россия — 66,3 миллиарда долларов, но это 4,3% ее ВВП. По доле военных расходов в ВВП Россию опережает только одна страна в мире — Саудовская Аравия, которая тратит на военные нужды 10% ВВП. Но она, в отличие от путинской России, не пытается быть мировой сверхдержавой, активно влияющей на международный порядок.

При этом уровень ВВП на душу населения по паритету покупательной способности в том же 2017 году у Саудовской Аравии, по данным МВФ, составлял 54 532 доллара (12-е место в мире), а у России — вдвое меньше, 27 893 доллара (50-е место в мире). К слову, США, с которыми мы и собираемся устраивать новую гонку вооружений в расчете на борьбу за мировое господство, этот показатель составлял почти 60 000 долларов (11-е место в мире).

При этом доля России в мировых военных расходах в 2017 году достигла 3,8%, тогда как ее доля в мировой экономике — менее 2%. То есть Россия — единственная крупная военная держава, у которой доля военных расходов в общем объеме мировых затрат на оружие вдвое превышает долю национальной экономики в общемировом ВВП.

В реальности Россия активно использует в своей официальной риторике то, что советская пропаганда применительно к США называла "милитаристским угаром", как минимум пять лет. А уже ставшая знаменитой заключительная часть послания президента России Федеральному собранию 1 марта 2018 года, целиком посвященная демонстрации (в том числе на видеороликах) новейшего российского оружия, фактически была воспринята международным сообществом именно как вступление Москвы в новую гонку вооружений.

"Мы начали разработку таких новых видов стратегического оружия, которые вообще не используют баллистические траектории полета при движении к цели, а значит, и системы ПРО в борьбе с ними просто бессмысленны", говорил тогда Путин. "Мы никому не угрожаем, ни на кого не собираемся нападать, ничего ни у кого, угрожая оружием, не собираемся отнять: у нас у самих все есть. Наоборот, считаю необходимым подчеркнуть: растущая военная мощь России — это надежная гарантия мира на нашей планете".

О том, как Россия не собирается "ни у кого ничего отнимать" и насколько ее растущая военная мощь надежно гарантирует мир на планете, лучше всего могут рассказать жители Украины. Но в любом случае очевидно, что Россия начала новую гонку вооружений еще до выхода США из ДРСМД. И что российская власть явно считает именно военную машину (на фоне неуклонно слабеющей экономики) главным гарантом внешнеполитического могущества России и главным своим козырем в любом диалоге о новом мировом порядке.

Рассматривать собственно военную угрозу планете от этой новой гонки стратегических ядерных вооружений, как ни странно, нет смысла. Это оружие принципиально неприменимо без быстрого взаимного уничтожения сторон. Поэтому речь фактически идет о новых попытках создавать оружие взаимного устрашения. А главной угрозой для России становится окончательный подрыв ее экономического потенциала из-за слишком резкого крена экономики в сторону милитаризации.

Россия вступает в новую гонку вооружений, уже находясь под международными санкциями, имея экономику, растущую темпами почти вдвое ниже среднемировых, пять лет подряд падающие доходы населения. Понятно, что об уровне жизни населения нынешняя российская власть будет думать в последнюю очередь — ее больше заботит личное благосостояние и игра в "возрождение мощи империи".

Режимов-сателлитов, которые надо содержать без малейших шансов вернуть потраченные деньги, у России объективно гораздо меньше, чем у СССР. Но и экономический потенциал России существенно меньше, чем у Советского Союза. Сейчас доля России в мировом ВВП около 2%, тогда как у СССР на момент распада была 3,4%. По объему ВВП (данные за 2017 год) Россия занимает 12-е место в мире, уступая Индии и Бразилии, а не только экономическим сверхдержавам вроде США и Китая, и совсем немного превосходя не имеющие никаких глобальных внешнеполитических амбиций Южную Корею и Австралию.

Если Россия продолжит наращивать военные расходы, не меняя свою внешнюю политику, сохраняя политическую конфронтацию с Западом при гигантской зависимости национальной экономики от мировых цен на нефть и газ, она рискует повторить судьбу СССР.

Напугать США своим суперсовременным оружием при непредсказуемости действий Москва, несомненно, способна. Но Штаты никогда не собирались и не собираются вести войну с Россией. Тем более что у них перед глазами есть совсем недавний, по историческим меркам, опыт: неэффективная сверхдержава, нашпигованная ядерным оружием, но не способная обеспечить экономическое развитие, пропорциональное своим политическим амбициям, способна распасться в считаные месяцы без единого выстрела.

По сути, последствия распада СССР и попытки России взять политический реванш за это сказываются на мировой политике до сих пор, спустя почти 28 лет. А новая гонка вооружений скорее подрывает в обозримой перспективе безопасность России и мира, чем укрепляет ее. Россия уверенно переходит в наступление на те же грабли, которые погубили Советский Союз.

Source

Спектр.Press
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form