Цифровой президент. Чем запомнится Европе председательство Эстонии в Совете Евросоюза
Foto: LETA

1 октября исполнится ровно три месяца, как Эстония председательствует в Совете Евросоюза. Несмотря на отсутствие опыта, официальный Таллин не скупится на политические инициативы и достаточно активно продавливает свои приоритеты на уровне ЕС. DELFI попробовал разобраться, чем эстонское председательство отличается от латвийского и какие последствия оно несет для всей Европы.

С опережением графика

Эстония последней из трех стран Балтии вступила в должность председателя Совета ЕС. Литва "дежурила" в 2013 году, Латвия — в первом полугодии 2015-го. Изначально планировалось, что "эстонское правление" придется на 2018 год, но решение Великобритании покинуть Евросоюз внесло коррективы в общий график.

Совет Европейского союза — один из семи институтов власти ЕС. Имеет схожие с Европарламентом законодательные функции, но в отличие от ЕП, состав которого граждане избирают напрямую, Совет формируется из министров правительств всех стран-участниц.

Совет играет ключевую роль в тех областях европейской интеграции, где принятие решений происходит на межправительственном уровне (совместная внешняя политика, экономика и финансы, занятость, транспорт и энергетика, сельское хозяйство, образование и т.д.). Одновременно Совет ЕС входит в число институтов законодательной власти ЕС, и фактически любой правовой акт, принимаемый в Брюсселе, должен получить одобрение Совета. Сам Совет может собираться в различных форматах и с разным составом участников.

Председательство (в Латвии часто используется термин "президентура") в Совете напоминает дежурство: страна-председатель не вправе навязывать Совету свою волю, но при умелом обращении с полученными на шесть месяцев полномочиями может заметно повлиять на ход переговоров.

Председательство накладывает на государство две основные миссии: организационную (координация встреч, согласование позиций, поиск компромиссов, разработка оперативных действий в случае общеевропейских и мировых ЧП) и презентационную (представление Совета ЕС в других европейских институтах).

Срок дежурства в Совете — полгода. Эстафета передается в порядке ротации. "Дежурных" заранее разбивают на тройки: Латвия работала в одной команде с Италией и Люксембургом. Эстония попала в "связку" с Мальтой, которая председательствовала в первом полугодии 2017-го, и Болгарией, которая взойдет на капитанский мостик 1 января. Трио имеет общую тематическую повестку, что упрощает обеспечение преемственности.

Очень цифровой президент

Главная особенность эстонской президентуры — зацикленность на одной теме. Оправдывая свой имидж "цифрового государства", имеющей э-резиденство, электронные выборы и э-правительство, Эстония выбрала в качестве приоритетов вопросы, так или иначе связанные с дигитализацией (кибербезопасность, свободный обмен данными, инновации в экономике, развитие трансграничной э-торговли и э-услуг и др.). Наличие оригинальных инициатив, безусловно, не отменяет для страны обязанность заниматься рутинными вопросами (миграционный кризис, переговоры по "Брекзиту", реформа Евросоюза, энергетическая безопасность и т.д.), но настойчивые попытки Таллина играть свою игру заметны даже по заголовкам мировых СМИ.

Так, например, 20 сентября в рамках неформальной встречи министров транспорта и энергетики в эстонской столице была подписана Декларация об э-энергии, основной целью которой является более активное внедрение цифровых технологий в работу энергорынка (в том числе различные смарт-решения для потребителей).

Другой вопрос, поднятый в рамках эстонской президентуры, — налогообложение предприятий, ведущих бизнес в интернете. На сегодняшний день в Евросоюзе нет единых стандартов сбора налогов с интернет-компаний. И, по мнению экспертов, такая законодательная раздробленность рынка ограничивает свободу предпринимательства в ЕС.

Отдельные дискуссии развернулись вокруг вопроса о налогообложении интернет-гигантов. В Евросоюзе не довольны тем, что транснациональные технологические концерны (Apple, Amazon, Google и др.) переводят свои европейские доходы в страны с низкими налогами, такие как Ирландия и Люксембург. Обсуждаемое решение — обязать интернет-компании платить налоги в той стране, где они зарабатывают деньги, а не там, где зарегистрированы. Но как это лучше сделать — варианты предлагаются разные. Франция и Германию хотят привязать сбор налогов к размеру оборота в конкретной стране, Эстония же призывает ориентироваться на показатели прибыли, поскольку налог с оборота может нанести удар по убыточным компаниям, которые обычно освобождаются от налогов.

Поиском компромиссов по модернизации и упрощению налоговых правил Эстония обещает усиленно заниматься до конца своего председательства.

Не менее сложные переговоры, которые проводит сейчас Эстония, связаны с изменением регулирования т.н. аудиовизуальных СМИ, что в перспективе скажется на работе не только старого доброго ТВ, но и онлайн-платформ вроде Youtube.

Еще одно важное для Эстонии направление — свободный обмен данных. Как пояснил в интервью порталу Euractiv глава правительственного отдела по информационным технологиям Сийм Сиккут, Эстония пытается убедить другие страны ЕС увеличить обмен информацией между странами и ввести общий принцип "одного раза хватит" ("once only"). Этот принцип означает, что если у одной страны-участницы уже есть сведения о каком-то гражданине (например, данные о его работе, налогах, семейном положении), то другая страна-участница при возникновении необходимости не должна запрашивать у человека информацию повторно, поскольку все данные могут быть получены по соответствующим каналам автоматически.

Не доехали: скандалы с российскими журналистами и греческими политиками

Не обошлось эстонское председательство и без скандалов. В русскоязычных СМИ большой резонанс получило известие, что Эстония без объяснения причин отказалась выдать аккредитацию журналистам российского информагенства "Россия сегодня" для освещения неформальной встречи министров иностранных дел стран ЕС в Таллинне. Это решение вызвало критику со стороны Европейской федерации журналистов. 


Другой скандал разразился вокруг конференции "Наследие преступлений коммунистических режимов в Европе XXI века", которая была организована в рамках эстонской президентуры в Таллинне 23 августа. От участия в мероприятии публично отказалась Греция. Как заявил министр юстиции, прозрачности и прав человека Греции Ставрос Контонис, подобная инициатива возрождает климат холодной войны, противоречит ценностям ЕС и приравнивает коммунизм к нацизму, а это недопустимо. В итоге, совместное заявление о необходимости организовать расследование в память о жертвах коммунистических режимов, как это было сделано в отношении преступлений нацизма, было подписано представителями только восьми стран ЕС — все из Восточной Европы.

Цена вопроса

Эстонская президентура продлится до 31 декабря. Всего за полгода планируется провести порядка 200 мероприятий. В организации президентуры заняты 1300 человек. Бюджет председательства Эстонии в Совете ЕС составляет 75 миллионов евро, из которых 41,4 млн. — расходы на персонал.

Для сравнения: на подготовку и проведение мероприятий, связанных с председательством Латвии, было потрачено 80 млн. евро, из них 36 млн. были выплачены в качестве зарплат. В Латвии также было проведено порядка 200 различных мероприятий.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Amazon Apple Google Европарламент Что происходит в Балтии Эстония
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form