"Надо с чем-то войти в историю!" Шадурскис о реформах, которые навсегда и на веки вечные
Foto: LETA

Прояснилось: "пилотного проекта" языковой реформы не было, потому что иначе не успеть освоить несколько миллионов из еврофондов. Оптимизировать школы придется реально, а не на бумаге. Латышские и нелатышские дети встретятся в средней школе и не сразу. Учителя латышского языка появятся вместе с хорошими зарплатами. Так считает министр образования Карлис Шадурскис, который пришел на радио LR-4, чтобы ответить на вопросы ведущей передачи "Действующие лица" Валентины Артеменко и журналиста портала Delfi Кристины Худенко.

"Мы не стремимся причинить зло нашим школьникам и обществу, а наоборот, думаем, как их развить, — заявил Карлис Шадурскис. — Если вы внимательно почитаете аннотацию к нашим реформам, то никаких вопросов (про слабые основания) у вас не возникнет".

Традиционно министр отвечал по-латышски на вопросы, заданные по-русски, потому что "госслужащим надо говорить по-латышски, да и видели ли вы французского президента, который говорит не на французском?"

По словам министра, сегодня в Латвии разворачивается всего одна реформа образования — реформа содержания. Все остальные перемены и метаморфозы — сопутствующие и вытекающие. И вот эту самую реформу, по словам Шадурскиса, давно бы сделали, если бы не "сильное лобби самоуправлений" и боязнь "наших политиков принимать ответственные решения, если они могут быть непопулярны"…

Карлис Шадурскис непопулярности не боится: "Когда правительство Кучинскиса предложило мне идти министром, я прекрасно знал, что меня ждет. Перед этим была не особенно успешная реформа зарплат педагогов… Мы потеряли лучших, которые не смогли в малых школах получать (достойную) оплату… Вот мне и пришло в голову: наверное, надо когда-то что-то сделать…" Перейдя на русский язык, министр пояснил: "Надо же с чем-то войти в историю!" Он подтвердил, что берет на себя всю ответственность: "А есть другие варианты?" И заливисто расхохотался.

Публикуем ответы министра на самые неясные вопросы про образование.


"Надо с чем-то войти в историю!" Шадурскис о реформах, которые навсегда и на веки вечные
Foto: LETA

Коротко: прошлая языковая реформа не помогла каждому пятому, сколько еще ждать, и так уже запаздываем, еще немного — потеряем еврофинансирование. После садика дети смогут выбирать — латышская школа или нацменьшинств.

- Предыдущая реформа была 14 лет назад. Все это время мы вели постоянный мониторинг. Отмечено очень много позитивных признаков. Существенно улучшился уровень владения госязыком. Но около 20% молодых людей, увы, в своей последующей жизни страдают от слабого владения госязыком. Мы не можем быть равнодушны к судьбе 20%.

Мы говорим о достаточно длинном переходном периоде — три года. За это время мы дадим серьезную методическую поддержку педагогам — во владении языком и в преподавании предмета на госязыке. Будут всевозможные лагеря, курсы, методические материалы. Деньги есть. Около 3,3 млн евро из структурных еврофондов конкретно для перехода на госязык. Также — каждый год финансируем повышение квалификации педагогов. Большая часть денег пойдет на введение нового содержания в ближайшие 3-4 года. От детских садов до средних школ. Больший упор будет — на преподавание на госязыке.

Почему такой сжатый график и без пилотного проекта? Из-за бесконечных дискуссий у нас сильно запоздал проект новых стандартов — на год. Если исходить из периода планирования финансов от европейских структурных фондов, то надо все закончить в срок. В связи с этим 13 миллионов евро, которые даются вместе с проектом реформы содержания, надо освоить в кратчайшие сроки. А переход на госязык тесно связан с новыми стандартами — нельзя отложить его на год, потому что тогда потребовались бы новые стандарты и для переходного периода…

Мы последовательно идем на усиление позиций госязыка во всей системе гособразования. Главный фокус для нас: насколько готовы школьники. Будем двигаться очень постепенно. Наша цель, чтобы по окончании детского сада дети могли учиться или по программе нацменьшинств (если таков выбор родителей), или в латышской школе (если родители ее выбирают). Важно, чтобы детям хватало языковых знаний для выбора.

В школах нацменьшинств первых шесть классов мы движемся к (языковой) норме "половина на половину" (родной-государственный). В 7-9 классах — около 80% на госязыке. В средней школе — все на госязыке плюс сохранение блока "родной язык, литература, культура".

Коротко: учебники делают издательства, министерство лишь утверждает, но это лучше, чем в СССР. Учебные пособия будут в электронном виде, но планшетов не обещаем. Учителя будут, как только оптимизируют школы и поднимется зарплата.

- Что с методиками? Если мы вспомним советские времена — тогда был единый учебник, одобренный во всей стране, и по нему работали все школы. Сейчас у нас сравнительно свободный рынок. Издательства выпускают учебники, а МОН только оценивает, отвечают ли они стандартам. Конечно, в связи с этим у нас в учебниках много субъективизма. Они не годятся для каждой школы и учителя. У школ довольно большая самостоятельность в выборе литературы и способа обучения. Все это прогрессивнее, чем было.

Планшетов всем не будет! Но учебные пособия будут преимущественно в электронном виде — это дешевле, быстрее и эффективнее. По необходимости их можно распечатать. Будут и рабочие тетради.

Почему нет учителей? Потому что средняя загруженность педагогов — 0,7 ставки. И это не только для учителей латышского языка, а также для учителей математики, физики, химии, биологии, спорта… Все это связано с неоптимизированной школьной сетью. Если оптимизируем сеть так, что у всех учителей будет полная ставка — за 21 контактный час из 30 часов в неделю, все будет хорошо. Так что это вопрос зарплаты.

Коротко: те, у кого есть полная ставка, и сейчас неплохо зарабатывают - больше лекторов в вузах. Оптимизируем школы, сделаем новые программы в педвузах и дополнительные стипендии - и молодежь потянется...

Часть педагогов, если брать во внимание возрастную структуру, уйдет на пенсию. Это естественный процесс — тут ничего не поделаешь…

Мы серьезно работаем над тем, чтобы началась смена педагогического состава. Сейчас обратили внимание на программы обучения педагогов — со следующего учебного года мы начинаем их реализовывать. Там, на мой взгляд, очень хорошие результаты — мы мотивируем молодежь прийти учиться на педагогов. У нас есть и финансовые инструменты, чтобы им помочь. В том числе — дополнительные стипендии. Но чтобы потом удержать их в школе, важно прекратить говорить про то, что у педагогов низкая зарплата и им невозможно заработать.

На самом деле, у академического персонала университетов зарплаты сегодня ниже, чем в школах. Сегодня все самоуправления публикуют зарплаты педагогов, но из этих списков трудно понять, за что конкретно платятся деньги: там только фамилия-имя, должность и сумма. Но непонятно, сколько часов в неделю педагог работает. У Министерства образования есть полная информация: мы видим, что по всей Латвии, если педагог работает на полную ставку и полную рабочую неделю, он получает больше 1000 евро в месяц. Не сказать, что это долина грусти. Вот если педагог работает 4-6 часов в неделю — тогда, конечно, он ничего не может заработать. Это связано с нашими бесконечными спорами с самоуправлениями о том, какой мы хотим видеть школу. Ведь и они боятся принимать непопулярные решения. Так и остаются маленькие школочки, где учителя не могут заработать…

Поскольку школы — учреждения самоуправления, решения о реорганизации могут принимать только они. Не сказать, что у нас нет никаких рычагов воздействия. С 2020 года вступает в силу модель финансирования, по которой самоуправлениям надо будет самим добавлять зарплату педагогам своих маленьких школ, если они хотят их сохранить.

Есть у нас и другие инструменты. Например, в этом году реорганизуются около 50 школ. У одних самоуправлений это реальный процесс объединения, у других — формальный. Мы работаем над финансовым механизмом, чтобы вводить дополнительное финансирование (сэкономленное от самоуправлений и привлеченное в результате договора с профсоюзом и самоуправлениями о графике повышения зарплат) только в тех самоуправлениях, которые провели и проводят в этом году реальные реформы, а не на бумаге. У нас есть четкий алгоритм, как это делать. Мы проводим все юридические экспертизы, чтобы это корректно сделать. Кто сделал свой труд — тому и надо получать за это оплату.

Приведу пример формальной реорганизации: взяли четыре малых школы, все оставили, как было, юридически объединили, а трех освободившихся директоров сделали заместителями оставшегося директора. Никакой экономии и улучшений, у детей нет денег для дополнительного образования по интересам…

Если бы в Латвии успешно прошла реформа самоуправлений — нам было бы сильно легче. Если бы мы приняли решение, что школы не финансируются дважды (от государства и самоуправления), а нормально разделили функции, то было бы легче. Но это, скорей всего, Шадурскис не может сделать, как министр образования.

Коротко: поместятся, детей осталось немного. Не готовы — оставайтесь в детсаду на второй год. Финт с шестилетками нужен, чтобы заканчивать школу в 18 лет, но не нарушить европейского правила на 12-летнее образование.

- Хочу пояснить всем мамам и папам: детей больше не становится. То, что мы назвали образование 6-леток первым классом, не увеличивает и не уменьшает число детей. Да, в следующем году будут двойные первые классы, через два года — двойные вторые, зато уже не будет двойных первых и так далее.

Я привык, что нас упрекают в том, что мы не собираемся делать. Никто не хочет силой гнать детей из детсада в школу. Первый класс они могут осваивать также в детсаду. И это на веки вечные. Кстати, в Латвии есть немало учебных заведений, где садик и школа уже интегрированы — там проблем вообще не будет. Если есть показания, что ребенок к первому классу в шесть лет не готов, то можно остаться в детсаду на второй год.

Два потока первоклашек (шестилетки и семилетки) будут учиться по отдельности. Лишь после переходного периода они сойдутся — примерно в четвертом классе.

Успокою педагогов насчет зарплат. Если речь идет о первом классе (в садике или школе), то и зарплату будем вычислять исходя из 30 часов работы, а не 40, как в детсадах. Успокою родителей насчет учебного режима: как сейчас они оставляют 6-летнего ребенка на весь день в садике, также будут его на весь день оставлять и в школе (или в 1 классе детсада), а после работы — забирать. Детям обеспечат режим игр и обучения, который необходим для развития 6-летки.

На самом деле, у нас уже сейчас обязательное образование начинается с 5 лет. Таким оно и останется. Почему нам важно назвать 6-леток первоклассниками? Это немного формальный процесс и немного другое отношение к учебе — это все же первый класс. То, что мы назовем шестилеток первоклассниками, позволит сократить учебный цикл с сегодняшних 14 лет (5-летки, 6-летки и 12 классов) до 13 лет. Ведь ненормально, когда 20-летний подросток сидит за партой!

Есть много исследований психологов и педагогов, что самый продуктивный период, когда ребенок легче всего обучается и получает позитивное отношение к учебе — это очень ранний период. Потому и надо немного формализовать образование, сделать его раньше — это в интересах детей.

Коротко: дети — не шарики, чтобы они перемешались, нужно время. В первую очередь мешаться будут ученики средних школ: лучшие будут стремиться к лучшим программам, язык не будет иметь прежнего значения.

- Если бы это был вопрос о размещении шариков по ящикам — это было бы очень просто. В нашей ситуации большую роль играют традиции. Допустим, в семье три ребенка, если школа старшего удачная, то скорей всего, и младшие пойдут в ту же школу. Если школа не была удачной — скорее, нет. Конечно, для серьезных перемен нужно время.

Я вижу, что перемены начнутся с уровня средних школ. После реформы содержания каждая школа сможет предложить ограниченное количество "корзин выбора". Например, одна предложит углубленное изучение математики, физики, химии, другая — искусства и социальных наук. Выбор школы учеником все чаще будет происходить не по старой традиции — русская или латышская это школа — а по качеству образования в конкретной школе и по предлагаемой ею "корзине выбора", насколько она отвечает талантам и интересам ребенка.

Это смешение будет происходить постепенно. Уже сейчас, если пройтись по списку учеников 1-й Рижской гимназии, можно увидеть, что там очень разношерстная публика. Когда моя дочка заканчивала эту гимназию, у нее в классе была примерно треть учеников — не из чистых латышских семей, а из смешанных и чисто русских. А в международном бакалавриате, где образование шло на немецком и английском, вообще, не было никаких национальных проблем и вопросов.

(По сведениям Минэкономики, в Латвии много "лишних" людей, получивших основное и среднее образование, много "лишних" с высшим образованием — они уезжают, не найдя применения. Зато не хватает людей с профессиональным образованием. К 2030 году эта нехватка достигнет 64 000 человек.)

Коротко: не хватает много кого, особенно айтишников. Будем делать акцент на раннюю специализацию в школах, чтобы в 11-12 классе уже серьезно готовились к будущей профессии.

- У нас не хватает работников с высокой и средней квалификацией, у нас и вправду не хватает людей со средним профессиональным образованием — эти люди в Латвии никогда не остаются без работы. У нас не хватает инженеров и специалистов в ИТ. Нам надо в год выпускать 2000 специалистов ИТ, а мы готовим только 600. Это проблема, что наша средняя школа не может подготовить абитуриентов, которые бы успешно осваивали эти специальности.

Мы эту проблему хорошо осознаем, работая над новым содержанием. В новом образовании будем делать акцент на раннюю специализацию: если в 10 классе предметы еще стандартны, то в 11-12 классах определенные предметы школьники будут осваивать углубленно, чтобы они были больше мотивированы идти по этим специальностям в вузы. Если радикально не изменим подход в школе — мы попадем в ловушку.

Даже сегодня ведущие университеты Великобритании не признают наш аттестат об окончании средней школы. Если молодой человек хочет поступить в Кембридж учить математику, ему подсчитывают число пройденных контактных часов и говорят: "маловато". Эту проблему мы решим переходом на новые стандарты. Ученик сможет выбрать "углубленную математику" и набрать нужное число часов для клерков в Великобритании.

Коротко: спецшколы для детей с умственными отклонениями сохраним, школьникам, которые отстают будем искать финансирование на ассистента педагога. Пока лишних денег нет — учеников в следующем году будет сильно больше, чем в этом.

- Мы сохраним специальное образование для детей с нарушениями умственного развития и тяжелыми нарушениями умственного развития. Надо организовать включающее образование детям с соматическими заболеваниями, проблемами с движением… Если ребенок в инвалидной коляске или у него язва желудка, он может освоить точно ту же программу, что и обычный ребенок.

Конечно, если он аутист — это другое дело. Там нужен индивидуальный подход. В следующем году будем искать финансирование для дополнительного коэффициента за включающее образование таких детей. Коэффициент есть и сейчас, но он очень маленький. И если в классе такие дети, то, конечно, нужен помощник учителя.

Ни одного школьника нельзя назвать "тупым". В каждом можно найти то позитивное, в чем он успешен и что он может хорошо сделать. Нельзя отправлять его в число отстающих и говорить, что у него никогда ничего не получится.

Разный уровень учеников — это очень болезненный вопрос. Если учитель ориентируется на среднего ученика — сильному скучно, а слабым трудно. Будем стараться найти деньги на ассистента. Но беда в том, что в следующем году в школах будет учиться на 3300 учеников больше, чем в этом году. И сейчас, когда пересматривают бюджетную базу, я говорю, что нам надо больше денег, но министр финансов отвечает: у нас нет соответствующих нормативов. Но деньги будут. И это хорошо, что детей становится больше.

Коротко: ничего не должно меняться, потому что все записано в планах МОН и правительства. Впрочем, даже и сейчас у нас совсем не "ужас-ужас", у Франции и США — хуже. Ну и вообще, приготовьтесь, что реформы теперь будут идти одна за другой всегда — такова жизнь.

- Для начала, я бы не сказал, что сейчас образование в ужасном состоянии. Мы можем себя критиковать за 31-е место в исследовании PISA, но надо не забывать о том, что мы там стоим лучше, чем Франция и США, которые совсем не бедные страны и могут много инвестировать в свое образование. Так что нечего посыпать себе голову пеплом! Но не надо и пребывать в убеждении, что все в порядке.

Нет у нас такого, что министр пришел и делает, что ему в голову взбредет. У нас есть долгосрочные документы — Базовые установки развития образования, План национального развития, у каждого правительства есть Правительственная декларация и План действий правительства. Если почитать все эти документы, то можно увидеть, что министр Шадурскис ничего сам не выдумал. Мы последовательно претворяем в жизнь то, что записано в этих документах.

Точно так же надо поступать и следующему правительству и следующему министру образования, если это будет другой человек.

Если быть совсем честными, то реформы теперь не окончатся никогда — нам предстоит их делать беспрерывно и всегда. Через 2-3 года после введения нового содержания сделаем мониторинг. И надо признать, что эти реформы уже к тому времени устареют.

"Надо с чем-то войти в историю!" Шадурскис о реформах, которые навсегда и на веки вечные
Foto: LETA

Коротко: Почему — потому, что налоги надо платить, иначе тюрьма, а таких министров вы сами и выбираете.

- Меня, вообще, смущает, когда связывают уплату налогов с государственной политикой образования. Если человек не платит налоги — его место в тюрьме. Платить налоги — это норма в нашем обществе. Конечно, мы все их платим! И именно эти налогоплательщики выбирают парламент, который утверждает правительство — через него общество реализует те или иные реформы, которые обществу необходимы.

Почему так быстро? Ну почему эстонцы придумывают и сразу делают, а у нас все — "поспешно", "преждевременно", "подискутируем", "не так быстро", "а может, вообще, не надо"!? Так можно вечно дискутировать.

Tags

Компетентностная реформа компетентностный подход Карлис Шадурскис реформа-2018 Школьная реформа

Comment Form