Foto: Shutterstock
Как получилось, что в Латвии не хватает учителей латышского языка? Почему не проводились "пилоты" языковой реформы школ нацменьшинств? Что плохого, если школы и родители сами будут решать, как учиться детям, а министерство — лишь проверять результаты? Портал Delfi направил госсекретарю Министерства образования (МОН) Лиге Лейине 10 вопросов, которые тревожат родителей накануне реформы школ нацменьшинств. Представитель родителей Константин Чекушин прокомментировал полученные ответы.

В начале марта портал Delfi, в сотрудничестве с активными родителями учеников школ нацменьшинств, подготовил серию самых насущных вопросов к специалистам Министерства образования.

Foto: LETA
На фото: госсекретарь Министерства образования Латвии Лига Лейиня.

На переписку с чиновниками ушло больше двух недель. За это время реформа постепенного перевода всех школ на латышский язык обучения прошла последние чтения в Сейме и 2 апреля была провозглашена президентом Латвии. Прочесть ответы МОН неподготовленному к общению с чиновниками родителю — практически нереально.

Для удобства, даем краткий "перевод" ответов с латышского — на русский, с канцелярского — на человеческий. Для любителей точности оставляем и полные варианты ответов МОН.

Foto: DELFI
Также портал Delfi попросил модератора вопросов, председателя общества Intellect, активного участника Латвийских родительских форумов и большинства общественных обсуждений на тему образования, отца двух детей Константина Чекушина (на фото) изложить свои мысли по поводу ответов МОН.

В 2004 году стартовала билингвальная реформа образования нацменьшинств. В 2016 году появились первые выпускники школ нового образца. Проводились ли исследования результатов?

Краткое содержание ответа госсекретаря МОН: Конкретно выпускников, отучившихся 12 лет в билингвальной школе, министерство не опрашивало. Свои выводы о том, что "появились предпосылки для перехода на единую систему образования в Латвии", МОН сделало на основе двух исследований. И одного железобетонного аргумента. Приводим их вкратце ниже.

1) В 2013 году омбудсмен провел исследование "Билингвальное образование". Мониторинг прошли 49 школ нацменьшинств по всей Латвии. Провели интервью с директорами, понаблюдали за 215 билингвальными уроками в 6-х, 9-х и 12-х классах и поговорили с учениками. Выяснили, что по внедрению госязыка впереди всех — польская, литовская и эстонская школы, а 8-я школа Лиепаи вообще добровольно перевела образование на латышский. Попутно выяснили, что лишь в трех из 49 школ Служба качества образования провела контроль, а курсы по билингвальному образованию прошли лишь 14% учителей. При этом только в 65% языковая пропорция уроков была той, какая была заявлена, а госпраздники отмечались на госязыке лишь в 20% школ нацменьшинств.

В 77% случаев школьники утверждали, что хорошо понимают предмет в билингвальном изложении. 11% школьников оценили свой уровень владения госязыком как "очень хороший", 50% — "хороший", 33% — "ни то ни се", лишь 5% — "слабый". Лишь 25% школьников хотели бы изучать все предметы на латышском, 35% — ни один бы не хотели. 29% школьников сообщили, что легко понимают урок полностью на латышском, но лишь 15% из них хотели бы учиться на госязыке… Итог: к административной ответственности привлекли 21 учителя и одного директора. Отметили, что школам не хватает молодых и мотивированных учителей, а их подготовка должна проходить не в рамках отдельных проектов (типа Iespējamā misija), а стать государственным приоритетом высшего образования.

2) В 2016 году Агентство латышского языка провело опрос "Языковая ситуация в Латвии: 2010-2015". Выяснили, что 39% молодых представителей нацменьшинств, по их мнению, отлично владеют латышским языком, столько же — хорошо, 22% — на базовом уровне или слабо.

Последний аргумент МОН в пользу перевода школ на госязыктот факт, что в 2016/2017 учебном году 92% учеников школ нацменьшинств выбирали опцию сдачи госэкзаменов и госпроверок на латышском языке.

Комментарий Чекушина: "Из ответа видно, что МОН не разработало и не утвердило критерии оценки результатов реформы. А это напрямую требовал Конституционный суд в 2005 году: государство обязано обеспечить получение данных, на основе анализа которых можно было бы принять взвешенные решения, а также дать обществу, учащимся и их родителям информацию об изменениях качества образования и процесса обучения. Отмечу, что в 2014 году группа активистов (в нее входил я, Александр Гильман и Владимир Бузаев) попросила у тогдашнего министра Ины Друвиете провести такое исследование и предложила критерии, по которым это можно было сделать (это важно, чтобы исключить возможные манипуляции со статистикой). Получили принципиальное согласие, но воз и ныне там. Представленные МОН два исследования нельзя считать реальным замером качества и того, насколько успешно достигаются цели, которые ставит перед школами текущий стандарт образования. А теперь уже мы и вовсе не дождемся качественного анализа прошлой реформы — на носу новая, и не одна…"

Полный ответ госсекретаря МОН: — В исследовании омбудсмена "Билингвальное образование" указано, что система образования должна законодательно и фактически обеспечить наилучшее соблюдение интересов ребенка, а также гарантировать права ребенка, представителя нацменьшинств, на освоение госязыка на должном уровне.

По историческим причинам особенно важно, чтобы у таких детей были равные права на дальнейшее обучение и работу на должностях, к которым требования госязыка объективно необходимы для обеспечения общественных интересов. Кроме того, омбудсмен призвал усилить госнадзор за преподаванием языка и культуры нацменьшинств, использования госязыка и качества преподавания в учебных учреждениях нацменьшинств. А также обеспечить обучение преподавателей школ нацменьшинств использованию госязыка и языка нацменьшинств для улучшения билингвальной методики. По его мнению, система образования для представителей разных народов в первую очередь должна быть нацелена на объединение, а не на разделение.

В 2016 году Агентство латышского языка провело исследование "Языковая ситуация в Латвии: 2010-2015". Оно показало, что 39% молодых представителей нацменьшинств считают, что отлично владеют латышским языком, столько же — что владеют им хорошо. 22% молодых людей признали, что освоили латышский язык лишь на базовом уровне или слабо. Исследования показали, что большая часть жителей Латвии (около 70%) считают, что освоение учебных предметов на латышском языке надо начинать по возможности раньше — в детсаду и начальной школе. С каждым годом растет число выпускников школ нацменьшинств, которые выбирают сдачу государственных проверочных работ на латышском языке: в 2013/2014 учебном году такой выбор сделали 76%, а в 2016/2017 учебном году — 92%.

Уже с 2006/2007 учебного года материалы для госпроверок в общеобразовательных средних школах готовились на латышском языке. Во время сдачи государственных проверочных работ в 9-м классе и централизованных госэкзаменов учащиеся школ нацменьшинств могли в ответах использовать язык нацменьшинств, но в 2016/2017 году эту опцию использовали всего 7,75% школьников. Эти показатели вместе с мониторингом знаний госязыка свидетельствуют о появлении предпосылок завершения перехода на единую систему образования в Латвии.

Были ли случаи, когда плохие результаты по латышскому языку в школах нацменьшинств привели к углубленной проверке и исправительным мероприятиям?

Краткое содержание ответа госсекретаря МОН: За этим должны следить самоуправления, руководство школ и Советы школ, куда входят избранные родители. Информации про углубленные проверки и коррекцию "отстающих" школ у министерства нет.

Комментарий Чекушина: "Если зайти на сайт IKVD (не пугайтесь — это Госслужба качества образования — структура МОН), то в информации для родителей сказано, что эта служба может оценивать — в полном ли объеме учащийся осваивает лицензированную программу. Поэтому странно видеть, что МОН открещивается от одной из своих функций.
Впрочем, такой перевод стрелок объясним: МОН разрабатывает и утверждает программы, а если выясняется, что "в поле" они невыполнимы, то бремя доказательства ложится на родителей, а вина и штрафы — на самоуправление и директоров. Скажем, если в школе плохо преподают латышский, и родители пишут жалобу, то директор говорит: "Хорошо, увольняем педагога, но другого не найти, так как спрос превышает предложение. Так что вы, дорогие родители, останетесь без учителя, а школа — со штрафами, и только министерство образования — в белом. Хотите так?" Ответ родителей понятен. В итоге министерство не несет никакой ответственности за свой брак. Удобно. Кстати, именно это и заставляет директоров робко возражать против реформы. Штрафы будут огребать именно они…"

Полный ответ госсекретаря МОН: — Качество образования обеспечивает основатель учебного учреждения — соответствующее самоуправление, юридическое или частное лицо, и руководство учебного учреждения. Одновременно о качестве образования в школе заботится ее Совет, куда выбираются представители родителей — он принимает участие в обсуждении учебного процесса и его результатов, делает предложения по улучшению качества образования в школе. В распоряжении Министерства образования нет информации про углубленные проверки и корригирующие мероприятия, которые бы проводились основателями учебных учреждений.

Перед запуском компетентностной реформы образования были проведены ее пилотные проекты в нескольких школах. Были ли проведены пилотные проекты по введению языковой реформы школ? Что показали результаты? Если "пилоты" не проводились, то почему?

Краткое содержание ответа госсекретаря МОН: Да, компетентностное образование "пилотировалось" во многих школах, в том числе и нацменьшинств. Языковые "пилоты" проводились в 1995 году — перед введением билингвального образования. Их результаты и стали предпосылками для проведения реформы в 1998 году. Министерство не уточнило, почему не провели "пилоты" перед языковой реформой-2019 (полного перевода на госязык).

Комментарий Чекушина: "Любая реформа в такой консервативной среде как образование — процесс не сиюминутный, если подходить к этому профессионально, с исследованиями, пилотными проектами и конференциями. В нашем случае изменения в двух Законах об образовании, касающихся урезания русского языка, придумывались быстрее, чем их обоснование. В спешке, с фактическими ошибками, на которые, кстати, указывали общественные организации и политики. С процентами использования родного и латышского языка взятыми с потолка. Очевидно, что данные законы решают не образовательные задачи, а политические. Увы".

Полный ответ госсекретаря МОН: — Пилотные проекты по вводу языковой реформы в школах нацменьшинств проводились в 1995 году. Учебные учреждения могли по своей инициативе выбрать и осваивать билингвально два учебных предмета в основной школе и три — в средней. Выбранные школами предметы, которые осваивались на латышском языке, стали предпосылками для создания четырех моделей билингвального образования, которое было введено в 1998 году.

В свою очередь, апробация нового содержания образования проходила в разных учебных заведениях, среди которых учебную программу на языках нацменьшинств реализовывали в средних школах Малты, Даугавпилса (3-яя), Адажи, Саласпилса (2-ая), Бауски (2-ая), Юрмалы (Каугури) и Риги (Золитудская гимназия).

Директора школ нацменьшинств утверждают, что в стране — огромная нехватка преподавателей латышского языка, а средний возраст тех, кто есть — 50-55 лет. Не лучше ситуация и с учителями по другим предметам. Как так получилось? Как вы оцениваете готовность к реформе с этой точки зрения?

Краткое содержание ответа госсекретаря МОН: Нехватка молодых учителей — проблема не только Латвии, но и всей Европы. Есть страны, где ситуация получше (Люксембург, Румыния, Великобритания), есть где совсем плохо (Италия), а Латвия — посередине. В ближайшие 15 лет в среднем по Европе на пенсию уйдут 40% учителей. После перевода школ на госязык и запуска компетентностной реформы будем решать и эту проблему — привлечем деньги ЕС.

Комментарий Чекушина: "Заграница нам поможет. Министерство рассчитывает на финансы ЕС, в то время как прогнозы на средства основных фондов ЕС точно известны лишь до 2020 года. Позже бюджет ЕС ждут изменения. Так что неизвестно, на какие средства Латвия в целом и министерство образования в частности, могут рассчитывать. Конечно, есть и более мелкие фонды, где финансовый период заканчивается чуть позже, однако, без конкретных программ для меня это выглядит примерно как "как-нибудь что-нибудь придумается, тут главное начать". Насколько это профессиональный подход — пусть читатель рассудит сам".

Полный ответ госсекретаря МОН: — Проблема нехватки учителей и их средний возраст не относится только к школам нацменьшинств Латвии. В сообщении Еврокомиссии в информационной образовательной сети Eurydice "Профессия учителя в Европе: практика, имидж и политика" говорится: политике в сфере образования надо решить вопрос старения профессии учителя. В Люксембурге, на Румынии, Великобритании и на Мальте — лишь 50% учителей моложе 40 лет, это государства с самыми молодыми учителями в Европе. И наоборот, в Австрии, Болгарии, Греции, Эстонии и Латвии — менее 25% учителей моложе 40 лет. Страна самых возрастных учителей Европы — Италия, там только 10% учителей моложе 40 лет. В целом по ЕС в ближайшие 15 лет уйдут на пенсию около 40% учителей. С учетом демографического развития и миграции в каждой стране, это означает, что в системе образования может образоваться нехватка учителей, поэтому надо работать над престижем профессии, чтобы привлечь новых кандидатов.

В связи с постепенным переводом обучения в средних школах на госязык и переменах в билингвальном образовании, Министерство образования будет осуществлять целенаправленную поддержку улучшения профессиональных навыков и владения госязыком, чтобы обеспечить успешный ввод предусмотренных перемен: обеспечение учебными пособиями и методическими материалами и улучшение содержания образования педагогов. В течение ближайших четырех лет планируется привлечь дополнительное финансирование структурных фондов ЕС для диагностики уровня владения госязыком, курсов для повышения уровня владения госязыком, методических курсов, учебных пособий и руководств.

Почему именно сейчас снова решили начинать учебу с 6 лет? Эта идея обсуждалась не раз, и реализация такой реформы все время откладывалась. Готовы ли школы и детсады к еще одной реформе?

Краткое содержание ответа госсекретаря МОН: — Раз мы уж делаем реформу образования, так заодно и это. С подходящей для шестилеток средой, инфраструктурой и подачей материала — решим. Зато их не будут учить одному и тому же в детсадах и первых классах, растрачивая "золотое время" любознательности. А 19-20-летним юношам и девушкам не придется прозябать за партой, когда у них уже другие интересы.

Комментарий Чекушина: "Вопрос с шестилетками мне напоминает вечную тему "переходить на летнее время или нет". Каждый год этом спор носит скорее религиозный характер, чем научный. НО решение приняли, при этом совершенно непонятно, где будут учиться дети в 6 лет. Готовы ли школы? Готовы ли детские сады? Вопросов много. Главный из них: были ли консультации с родителями? На Вселатвийском родительском форуме в 2012 году этот вопрос тоже обсуждался. И отношение было ярко выраженное — отрицательное. Не удивлюсь, если уже при следующем министре все вернется на круги своя. Сам я — продукт подобного эксперимента — пошел в школу с 6 лет, а первый класс окончил в детсаду. Через пару лет проект закончился и был признан неудачным. Дети снова стали ходить в школу с 7 лет".

Полный ответ госсекретаря МОН: — Министерство определило основные шаги, которые надо проделать для введения компетентностного подхода в основное образование по установкам 2014-2020 годов, чтобы последовательно на всех этапах процесса пересмотреть учебное содержание и способы подачи в новой объединенной системе. Это означает структурный подход ко всем процессам. Полная информация о проекте — здесь.

В 2017 году в 100 школах и дошкольных учреждениях Латвии начат пилотный проект по реформе содержания образования. Его цель — выработать, тестировать и последовательно ввести в Латвии такие содержание и подход в образовании с 1,5 до 18 лет, чтобы в итоге школьники получали необходимые в 21-м веке знания, навыки и отношение. К пилотному проекту подключились и многие дошкольные учреждения.

Цель изменений — содействовать духовному, интеллектуальному и физическому развитию, обеспечивать соответствующую учебную среду, наполненную смыслом, переменчивую, познавательную, а также стимулировать желание школьников исследовать, учиться и творить. Содержание и методика образования в первом классе соответствует обязательному объему содержания дошкольного образования, с акцентом на компетентностный подход.

Декан факультета педагогики, психологии и искусства ЛУ профессор Малгожата Ращевска в разговоре с Министерством образования говорит: "Ребенок учится с момента своего рождения. Чем более развито общество, тем оно разумнее может изменить среду, чтобы ребенок развивался. Если есть подходящая среда и содержание образования, если учитель профессионален и эластичен, образование индивидуализировано, а во главе угла ставится ребенок и его потребности, то нет проблем в интеграции шестилетнего ребенка в первый класс".

Освоение основного образования шестилетний ребенок может начать в дошкольном учреждении или в школе, чтобы можно было учиться в привычном дневном ритме и обеспечить непрерывность учебного процесса. У первоклассников будет возможность отдохнуть во время учебного процесса и в тихий час, а также находиться в учебном заведении до вечера. В учебных помещениях будет многофункциональная, предусматривающая физическую активность зона и зона отдыха.

На сегодня 92% шестилеток два года подряд осваивают схожее содержание в последний год детского сада и первый год школы, таким образом, растрачиваются детские ресурсы в возрасте, когда детская мотивация и любопытство на самой высокой точке. В свою очередь, у молодых людей 19 и 20 лет мотивация учиться в школе снижена, потому что организация учебного процесса в общеобразовательной школа не обеспечивает потребности этого возраста. Важно также напомнить, что начало образования в 6 лет — это лишь одно из мероприятий, предусмотренных Планом действия правительства для реализации реформы образования.

На Латвийских родительских форумах обсуждалась идея дать школам больше автономии и усилить влияние родителей на политику образования. Были ли созданы эффективные инструменты взаимодействия родителей и министерства? Какие? Работают ли они не только на бумаге?

Краткое содержание ответа госсекретаря МОН: Мы подключаем активных родителей через Советы школ — они могут давать свои рекомендации, участвовать в обсуждениях, предлагать изменения. По новым нормативным актам разные негосударственные организации (в том числе и родительские) смогут участвовать и в политических решениях. Вот и в составлении Плана реализации Основных направлений развития образования 2014-2020 года участвовали три родительских организации — предложили множество поправок. Их рассмотрят.

Комментарий Чекушина: "Действительно, в 2012-14 годах на Вселатвийских родительских форумах обсуждалась масса вопросов. Был подписан Меморандум о сотрудничестве и разные рабочие группы. Я и сам участвовал в одной из таких. Все это стало возможным при министре Роберте Килисе. Самая большая слабость в этом сотрудничестве — наличие доброй воли министерства. Хороший министр может быть открытым к сотрудничеству, а плохой — закрытым. При проведении текущих реформ, касающихся языка, не было организовано ни одной публичной дискуссии. Более того, министерство пыталось ввести в заблуждение депутатов информацией, что обсуждения были. Но ни протоколов таких обсуждений, ни публичных доступных материалов, подтверждающих участие общественных организаций предоставлено не было".

Полный ответ госсекретаря МОН: — Включение родительских организаций в дискуссию и готовность к сотрудничеству — важный момент на пути к качественному процессу образования. Огромная роль в этих процессах у школьного Совета, в котором работают делегированные школьниками представители, родители (их большинство), педагоги и представители других работников. Закон наделяет очень широкими компетенциями Совет учебного учреждения: он подает предложения для развития учреждения; участвует в обсуждении учебного процесса и его результатов, подает предложения для улучшения качества; подает предложения по правам и обязанностям детей и работников учреждения; подает предложения руководителю учреждения об организации работы, распределении бюджета и выполнении образовательной программы; решает оргвопросы, в том числе связанные с организацией разных мероприятий; организует сотрудничество учебного учреждения с обществом и т.д.

На политическом уровне у родительских организаций есть возможность подключаться к разработке, обсуждению и согласованию нормативных актов. В разработанных министерствами (в том числе МОН) проектах, которые будут оглашены на собрании госсекретарей и акцептированы Кабмином или Сеймом, у негосударственных организаций есть возможность высказывать возражения и предложения в обсуждении и согласовании проектов нормативных актов. Таким образом, участие НГО, в том числе представляющих родителей организаций, в принятии решений в госуправлении будет обеспечено не только на уровне отрасли (например, образования), а во всем госуправлении в целом.

Например, в процессе согласования Плана реализации основных направлений развития образования 2014-2020 года принимали участие общества Латвийский Форум родителей, "Родители за образование" и "Ассоциация Семья". Таким образом, на рассмотрение правительству переданы объемные поправки в Закон об образовании и Закон о всеобщем образовании. Министерство образования разработало поправки в сотрудничестве с социальными партнерами, в том числе — Латвийским Движением родителей. Представители негосударственных организаций участвовали также в разных рабочих группах.

Важно также напомнить про Меморандум о сотрудничестве НГО и Кабмина. Его цель — следить за эффективной и отвечающей общественным интересам работе госуправления, подключать гражданское общество к принятию решений. На сегодня Меморандум подписали более 400 организаций.

Активно работает Совет по реализации Меморандума сотрудничества правительства и негосударственных организаций — консультативная институция, чью работу определяют правила Кабмина Nr.14 "Регуляция Совета по реализации Меморандума сотрудничества правительства и негосударственных организаций", принятые 7 января 2014 года.

Для получения конкретных результатов Форума предлагаем связаться с его организаторами.

Что вы думаете об идее позволить школам самим определять способы как достичь поставленных Министерством образования целей, а министерству и самоуправлениям — только контролировать результаты?

Краткое содержание ответа госсекретаря МОН: С внедрением нового компетентностного подхода свободы у руководства школ и учителей станет куда больше — они смогут сами выбирать пути достижения целей, поставленных к окончанию детсада, 3-го, 6-го, 9-го и 12-го класса. Министерство предоставит лишь руководящие принципы. И дерзайте-творите!

Комментарий Чекушина: "Это шаг в верном направлении — автономии школы — рад, что министерство это понимает. Если честно, из Закона сложно понять, в чем конкретно будет выражаться декларируемая свобода. Компетентностная реформа настолько туманна, что даже профессионалы не могут четко сформулировать как все будет работать в реальных условиях. Одно могу сказать, что данная реформа действительно готовилась и обсуждалась довольно долго и двигалась с привлечением разных профессионалов. Совпадут ли ожидания с реальностью — время покажет. Надеюсь, министерство все же разработает критерии оценки качества, чтобы было можно измерить реальный выхлоп нового подхода".

Полный ответ госсекретаря МОН: — Проект нового содержания образования послужит для разработки руководящих принципов дошкольного образования и стандартов основного и среднего образования. И представления его в Кабмине. Правила будут определять, какие навыки, знания и отношения должны освоить дети и молодые люди, которые заканчивают детский сад, 3-й, 6-й, 9-й и 12-й классы. Выбор способа, каким достичь этого результата — это ответственность каждой школы и учителя. В рамках описанных целей современного компетентностного образования школы смогут самостоятельно планировать, как конкретно достичь поставленных школьникам целей, в соответствии с их потребностями и местной ситуацией.

Министерство образования и науки подготовило и подало правительственные поправки в Законы об образовании и всеобщем образовании,чтобы увеличить автономию школ и учителей. Из начатых и запланированных изменений учебного содержания и подхода (компетентностный подход, основанный на выработке и постепенном введении учебного содержания) следует необходимость увеличить самостоятельность руководителей учебных учреждений в установлении организации учебного процесса в контексте.

Внедрение полноценного компетентностного подхода требует организацию разнообразия форм (например, проекты, уроки на природе, учебные экскурсии, семинары и т.д.). Такой подход дает и педагогам возможность эластично использовать/варьировать разные знакомые им формы педагогической организации, в соответствии с целью и ситуацией, что является одним из условий успешного внедрения компетентностного подхода на практике. В нынешней нормативной базе на это наложены ограничения.

Как вы думаете, может ли быть целью образования — образование на латышском языке?

Краткое содержание ответа госсекретаря МОН: Главная цель образования определена в Законе об образовании — это качественное и включающее образование для развития личности, благосостояния человека и долгосрочности процветания государства. Но и 4-го пункта Конституции никто не отменял, а там написано "Госязык Латвийской республики — латышский язык", значит, надо язык укреплять, оберегать и делать конкурентоспособным в Латвии и на мировом рынке. Проводить это надо через всех индивидуумов — жителей Латвии. К тому же образование на госязыке — это ключ к дальнейшему успеху в вузах и карьере в Латвии.

Комментарий Чекушина: "Как всегда у нас не Закон для людей, а люди для Закона. Логика чиновника. Цитировать 4-й пункт Конституции в отрыве от всех других законов — это все равно, что вырывать цитату из контекста, желая доказать свою правоту".

Полный ответ госсекретаря: — Цель образования определена в Основных установках развития образования. Главная цель политики образования — качественное и включающее образование для развития личности, благосостояния человека и долгосрочности процветания государства.

Подцели (образования): 1. образовательная среда: улучшить качество образовательной среды за счет улучшения содержания и развития соответствующей инфраструктуры; 2) индивидуальные навыки: содействовать развитию профессиональных и социальных навыков индивида в жизни и конкурентной рабочей среде, опираясь на ценностное образование; 3) эффективное управление: улучшить эффективность управления ресурсами, развивать институциональное совершенство учебных заведений.

В свою очередь, в Основных установках государственной языковой политики 2015–2020 годов определена главная цель государственной языковой политики: обеспечить устойчивость, лингвистическое качество и конкурентоспособность на латвийском и мировом рынке, а также влияние в культуре Латвии латышского языка, как госязыка Латвийской республики и официального языка Евросоюза. Эта цель отражена в 4-м пункте Конституции Латвии "Госязык Латвийской республики — латышский язык". Это предусматривает усиление статуса латышского языка в Латвии, Евросоюзе и глобальном пространстве и его развитие. Цель государственной языковой политики достижима, если содействовать качественному освоению латышского языка как в среде латышей, так и в среде представителей нацменьшинств Латвии.

В контексте государственной языковой политики основа обеспечения жизнеспособности и конкурентоспособности языка — индивидуум, пользователь языка, который язык осваивает, использует и совершенствует в личной, образовательной, профессиональной и публичной среде.

Переход на образование на госязыке в среднем образовании будет способствовать успешному внедрению нового общеобразовательного содержания и учебного подхода. Одна из важнейших целей этих перемен — обеспечить каждому ребенку и молодому человеку равные возможности получать качественное образование, которое содействует освоению необходимых в 21-м веке знаний, навыков и отношений. На уровне среднего образования молодой человек готовится к продолжению высшего образования или профессиональной деятельности, осознает свои личные возможности и интересы для создания целенаправленного профессионального и личного будущего. Поэтому запланированные перемены как в разработке содержании образования, так и в сфере госязыка и общественной интеграции, расширят возможности молодых людей в профессиональном и высшем образовании, где в основе обучения — латышский язык.

Как самоуправления смогут компенсировать трудности реформ образования? Какие вопросы решаются только на уровне министерства?

Краткое содержание ответа госсекретаря МОН: Министерство образования резервировало некоторые суммы на компенсации для учителей предпенсионного возраста, которых уволят из реорганизованных или закрывшихся школ. Самоуправление может подать заявку на эти пособия, но оформить все надо до 31 августа 2018 года (читаем — до выборов).

Комментарий Чекушина: "Как-то это некрасиво выглядит, на мой взгляд. Самоуправления пойдут в школы и будут просить директоров увольнять педагогов предпенсионного возраста? Мол, те все равно получат компенсацию. Я не юрист, но мне кажется тут есть повод задуматься о дискриминации людей по возрастному признаку и вынуждении их уйти с работы. Какую атмосферу все это будет создавать в школах — можно представить. Более того, учителей могут начать шантажировать дополнительными проверками языкового центра, в случае несогласия. Первые весточки о таких проверках, насколько я знаю, в школы уже полетели…"

Полный ответ госсекретаря: — Самое важное, что может делать и делает министерство — анализирует процессы, выслушивает предложения, производит расчеты, готовит и подает в правительство изменения в нормативные акты. В конце прошлого года, 22 ноября, Сейм в последнем чтении принял предложенные Министерством образования изменения в Законе об образовании, которые обеспечивают поддержку педагогам основных и средних школ, достигшим предпенсионного возраста, у которых не будет возможности работать после реорганизации и закрытия школ. Для их поддержки в ближайшее время предусмотрено финансирование из госбюджета. Эти изменения вступили в силу 1 января 2018 года.

В свою очередь, 3-й пункт Закона "О госбюджете на 2018 год" предусматривает, что муниципалитеты имеют право подать заявку на выплату пособий по увольнению учителей, которые потеряют работу в случае ликвидации или реорганизации учебного заведения, если они произошли не позднее, чем 31 августа 2018 года.

Продолжая работу по обеспечению социальных гарантий педагогов, Министерство образования подало предложение в Сейм для третьего чтения законопроекта "Изменения в Законе об образовании". Изменения дополняют и уточняют нормативную базу для обеспечения социальных гарантий преподавателям учебных учреждений в рамках имеющихся финансовых ресурсов.

- Какую ситуацию в школах вы прогнозируете через 12 лет после запуска реформы? (Плохой и хороший сценарии.)

Краткий ответ госсекретаря МОН: Все школьники Латвии к выпуску получат все нужные в 21-м веке знания и навыки, смогут успешно пойти в вуз или в профессию, чувствуя принадлежность к стране и гордясь ею. Они станут конкурентоспособными на уровне Европы и мира. Министерство намерено все процессы мониторить. Плохие варианты не рассматриваются.

Комментарий Чекушина: "Плохие варианты не рассматриваются. Тогда их как бы и нет. Очень научный, осмысленный и современный подход. Более того, если мы вернемся к рекомендациям Конституционного суда 2005 года, то увидим, что наши условия позволяют на эти рекомендации не особо-то обращать внимания. Получится реформа, не получится? Какая разница? Все будет хорошо. Министерство образования гарантирует".

Полный ответ госсекретаря МОН: — Латвийский молодой человек приобретает необходимые для жизни в 21-м веке знания, навыки и отношения, все выпускники школ одинаково способны продолжать образование в профессиональных и высших учебных заведениях Латвии, быть конкурентоспособными на уровне Европы и мира, успешно включаться в рынок труда. Латвийские дети и молодые люди чувствуют принадлежность к своей стране, уважают ее и гордятся ею, знают историю Латвии, празднуют общие праздники, уважают и культивируют традиции и мероприятия, связанные языком, культурой и историей нацменьшинств.

Одновременно, во время введения процесса перемен (новое содержание, постепенный переход на образование на госязыке, начало образования с 6 лет) планируется ввести мониторинг качества образования, оказывать поддержку исследованиям образования, в том числе участию в международных исследованиях образования, разработке инструментов мониторинга, внедрения мониторинга, анализа результатов и разработке предложений, разработки научно обоснованных инструментов и индикаторов оценки качества учебной среды.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!