Мы живем в одной стране, у нас совершенно разные культурные контексты

Нора Икстена
Foto: Publicitātes foto, LETA, AFP/Scanpix, AFP/Scanpix

- Нора, почему уже вторую свою книгу вы переводите на русский язык? Обычно латышские писатели этим не занимаются…

- Это камень в огород латышских издателей, которые не видят огромную аудиторию русских читателей Латвии. А я считаю, что до них надо обязательно доносить и современную латышскую прозу. Моим первым "русским" опытом семь лет назад стала книга "Amur Fou. Чокнутая любовь в 69-и строфах" в прекрасном переводе Людмилы Нукневич, с которой мы на одной волне и одном дыхании.

Права на английский перевод новой книги "Молоко матери" первым купило одно лондонское издательство, но я обязательно хотела и русский перевод. Государственная политика такого не предусматривает, поэтому я очень благодарна за инициативу бизнесмену Валерию Малыгину (председатель правления Olainfarm, — прим. Ред.), который прочитал книгу на латышском языке и захотел увидеть ее на русском. Также мое желание дойти до русского читателя поддержало издательство Dienas Grāmata, совершенно не представляя, как эта книга пойдет.

"Поздними вечером мать и отчим шепотом говорили о братьях. Брата отчима как предателя родины казнили, перед этим из-за какого-то неведомого ему предательства пытали…" Нора Икстена "Молоко матери"

- А как пошла "Чокнутая любовь" на русском?

- Это книга довольно специфичная, но она получила очень хорошие отзывы. Надеюсь, что на "Молоко матери" они будут еще мощнее. Время, которое там описывается — советский период с 1969 по 1989 год — для многих читателей еще живо в памяти. Это детство и юность моего поколения, а для моей 20-летней крестницы — это рассказ о жизни ее родителей. Сейчас мы отошли на некоторое безболезненное расстояние от тех реалий — самое время их обсудить. Во всяком случае, латышский читатель на книгу на латышском языке отреагировал сильно — она была издана тиражом 25 тысяч экземпляров.

- А русский перевод?

- Пока одна тысяча. Надо будет — можно допечатать.

- До какой русской аудитории вам бы хотелось достучаться и на каких струнах поиграть?

- Несмотря на то что столько лет мы живем в одной стране, у нас сформировались совершенно раздельные культурные контексты. Мы смотрим разное телевидение, читаем разную прессу и литературу, ходим на разные мероприятия. Думаю, литература могла бы стать посредником между людьми — эта миссия вполне выполнима. Ведь что бы между нами ни происходило, все мы рождаемся, любим и умираем — это нас объединяет. Достойный пример такого мостика — поэтическая группа "Орбита", которая пишет по-русски, но невероятно популярна в латышской среде.

Мне хотелось бы, чтобы и русская аудитория почувствовала дух современной латышской литературы, о чем думает и как все видит латышская интеллигенция. Все-таки это история Латвии — нашего общего дома. Серия "Мы — 20-й век", в которой вышла новая книга, через персональные истории рассказывает об этом непростом периоде Латвии.

Tags

Ленин
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form