Борются с коррупцией — и творят что хотят? Как генпрокурор Калнмейерс поссорился с министром Бордансом
Foto: LETA

Министр юстиции выступает против генпрокурора Латвии. Как это отражается на безопасности? Никак. Даже разговаривают, если очень надо. Но ничего хорошего для имиджа Латвии в этом нет. Так считает генпрокурор Латвии Эрик Калнмейерс, который в передаче "Действующие лица" на LR4 рассказал ведущей Валентине Артеменко и журналисту портала Delfi Кристины Худенко о том, как развивался конфликт.

Желание сменить главу генпрокуратуры Латвии Янис Борданс обозначил еще в предвыборной программе Новой консервативной партии (НКП). Став министром юстиции он планомерно развивал эту идею. Хотя срок полномочий Эрика Калнмейерса и так истекает в следующем году без права продления.

Борданс взялся доказать, что Калнмейерс не способен обеспечить эффективную работу Генпрокуратуры, качественный контроль и надзор за работой подчиненных прокуроров, а также не в силах руководить, чтобы прокуратура как можно быстрее перенимала лучшую международную практику.

Что происходит сейчас?

В мае Борданс заявил: Минюст обнаружил признаки того, что репутация генпрокурора не безупречна, как того требует закон. На что председатель Верховного суда Иварс Бичковичс ответил, что не видит оснований проводить оценку соответствия Калнмейерса занимаемой должности. Но НКП это не остановило.

В конце июня по запросу 39 депутатов Бичкович все же постановил проверить, есть ли основания для увольнения генерального прокурора Эрика Калнмейерса. Уполномоченной на проведение проверки назначили судью Марику Сенкане. Проверка продлится до 16 сентября.

"Как говорил Эгил Левитс, который тогда еще не был президентом, это нормально, когда министр юстиции проверяет и оценивает работу высокопоставленных руководителей, — поясняет Калнмейерс. — Другое дело, как это преподносится: мол, тут все плохо!"

Чем недоволен Moneyval?

По словам генпрокурора, от него судья Сенкане объяснений пока не требовала. "Она знакомится с материалами, а это не только заявление 39 депутатов. Там речь идет о заключениях ревизии Госконтроля и прошлогодней проверки комиссии Moneyval. Депутаты утверждают, что прокуратура не надзирает за финансовым сектором, но он вообще не в нашей сфере".

В своих рекомендациях Moneyval упрекал латвийские правоохранительные органы в том, что они недостаточно расследовали дела по отмыванию денег в Латвии. Генпрокурор пояснил: "Это означает, что в случаях доказательств фактов взятки или отмывания денег следственные органы и прокуратура не отследили до конца, куда все деньги делись. Требуется не только привлечь человека к ответственности, но и найти и конфисковать средства. За год в этом направлении нами много было сделано".

Что стало причиной конфликта?

По словам Калнмейерса, это давняя история:"Фактически все началось где-то в 2012 году — с затяжного внутреннего конфликта Бюро по борьбе с коррупцией, который длился годами. Каждый хотел вовлечь меня на свою сторону. Я же старался соблюсти нейтралитет и не поддерживать конфликт. С моей точки зрения, были случаи, когда правда на одной стороне и когда на другой".

Генпрокурор утверждает, что старался "заставить БПБК работать строго по закону, а не по принципу "мы боремся с коррупцией, а значит, что хотим, то и творим", "можно даже отступить от закона". Прокуратура писала заявления о выявленных нарушениях. "С Бордансом конфликтные ситуации возникли уже когда он впервые стал министром юстиции. Ну а когда его партия стартовала на (новых) выборах — кто были лидерами? Борданс, Юрашс, Стрике. Вот и все ясно".

Калнмейерс утверждает, что и нынешний БПБК — не безгрешен: "У всех бывают ошибки и недоработки. Идеально не работает никто. Бывает, возвращаем дела на доследование. Бюро получает заявления прокуроров о допущенных нарушениях — это повседневная работа".

Во что выливается противостояние министра и генпрокурора?

По мнению Калнмейреса, на безопасности страны его противостояние с министром напрямую никак не отражается: "Каждый делает свою работу. Бывает, мы встречаемся на разных заседаниях. Если необходимо, то и разговариваем. Но за Латвией смотрят и из других стран — они видят, какие тут несогласия и политические разборки". Генпрокурор считает, что на международном имидже страны это отражается не лучшим образом.

Борьба министра с прокурором отражается и на ходе деле депутата Юриса Юрашса, которое передано в суд. На днях Борданс высказался, что это дело сфабриковано из остатков старой коррупционной системы. Калнмейерс уверен, что министр юстиции не имеет права так говорить: "Судьи первой инстанции и апелляционного суда дисциплинарно подчинены ему. И такие выражения — как минимум, неэтичны. Что касается утверждения про "коррупционную схему", то давайте посмотрим, в каком порядке все двигалось.

Интервью (Юрашса), в котором он рассказывал о взятке, БПБК сочли утечкой секретной информации, согласно Правил Кабмина от 2004 года, номер 21. Была создана комиссия, куда входили сотрудника БПБК и Бюро по защите Сатверсме, она пришла к выводу, что была утечка. Руководство БПБК побоялось возбуждать уголовное дело — решили спихнуть на прокуратуру… Прокурор посмотрел: состав усматривается — возбудил уголовное дело и отдал Службе Госбезопасности для расследования. Где тут коррупционная система? Это голословное утверждение".

Досидит ли Эрик Калнмейерс свой срок в кресле генпрокурора, покажет время.

Tags

БПБК Эрикс Калнмейерс Юта Стрике Янис Борданс

Comment Form