В конце прошлого года на сайте Латвийского Национального архива были опубликованы "мешки ЧК" — документы Комитета государственной безопасности Латвийской ССР. Портал DELFI в сотрудничестве с журналистом Марисом Зандерсом продолжает цикл интервью с различными исследователями о содержимом "мешков".

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

О том, как работала система, как подбирали чекистов, и как латыши попадали на высокие посты, — беседа с историком Артуром Жвинклисом.

В обществе наблюдается большой интерес к агентами, информаторам КГБ, но, извините за банальность, чтобы кого-то завербовать, нужен вербовщик. Сегодня я предлагаю поговорить о сотрудниках КГБ. Первый вопрос. С одной стороны, опубликована т.н. "телефонная книга" с именами и рабочими телефонами сотрудников КГБ на апрель 1991 года. С другой стороны, как я понимаю, мы мало знаем о работниках КГБ, особенно в хронологически более ранние периоды. Это так?

Это так. Да и в "телефонной книге" есть имена и фамилия, но ничего не сказано о биографиях. Например, как человек попал в органы безопасности. Да, есть и более ранний состав сотрудников КГБ. Нам ведь приходится говорить о разных этапах — начиная с 1940-1941 года, затем — 1944 год, когда совершались самые крупные преступления против народа Латвии. И так далее.

Причина в том, что в Латвии не остались служебные дела работников госбезопасности, личные дела, кадровые карточки, которые частично находятся в Литве, также на Украине.

В Латвии кадровых работников госбезопасности приходится искать в делах кадров номенклатуры ЦК Компартии Латвийской ССР, в госархиве. Там все вместе — председатели колхозов, партийные секретари и другие. В общем, чтобы найти сотрудников безопасности, нужно поднимать одно дело за другим.

Как вы думаете, почему часть документов попала в Литву и на Украину? Таков был порядок делопроизводства, или это осознанный вывоз, чтобы документы не попали в "неправильные" руки?

Сложный вопрос. При этом в Литве нет карточек агентов КГБ… Лично я склоняюсь к тому, что никто не собирался оставлять дела работников КГБ в Латвии. Времени на вывоз хватало. Никто также не опроверг и не подтвердил версию о том, что документы, какие имеются в Литве, могли также уничтожить. Сотрудники КГБ довольно долго продолжали ходить на работу…


Что вы хотите этим сказать?

Есть вопрос, который мы по-настоящему не обсудили… Надо вернуться в май 1990 года, когда формировался Кабинет министров Латвийской Республики. Заглянем в "Вестник Верховного совета и Правительства ЛР". Там — официальная публикация. Мы видим, что в состав Совета министров должен был входить председатель КГБ Латвийской Республики.

Не будем забывать, что в 1990 году Латвийская Республика существовала для латышей, но не для СССР и, честно говоря, не для остального мира. Да и в 1991 году сотрудники КГБ могли свободно ходить в свои кабинеты и выполнять свою работу. В этом контексте нельзя сказать, что, мол, после провала августовского путча 1991 года все развалилось, и можно было начинать с чистого листа.

Эти "светлые силы" в Компартии еще в 1987 году писали в прессе: те, кто придут к памятнику Свободы, покажут себя агентами империализма. Артур Жвинклис

Мы здесь говорим именно о сотрудниках КГБ. Но в целом вопрос шире. Доминировало ли ЧК, или все же его работой руководила Компартия? Ответ — первичной была Компартия. С этой точки зрения, не так важно, работал ли конкретный человек из номенклатуры Компартии Латвии в КГБ. В общем, мы видим определенную преемственность.

Например, эти "светлые силы" в Компартии еще в 1987 году писали в прессе: те, кто придут к памятнику Свободы, покажут себя агентами империализма. А уже в 1988 году они по мановению волшебной палочки стали "светлыми силами". Первый состав номенклатуры Латвийской Республики в большинстве случаев формировали те же самые люди, чьи дела находятся в кадровые делах номенклатуры ЦК Компартии Латвии.


Здесь нужно уточнить. Наверное, вы заметили в публичном пространстве тезис, что КГБ нельзя было вербовать номенклатуру Компартии. То есть была некая черта между КГБ и партийной номенклатурой. А вы говорите, что дела сотрудников КГБ следует искать в партийных документах.

Я говорю об уровне начальников органов безопасности. Понятно, что глава КГБ, также главы отделов — это люди номенклатуры, да. Можно спросить, почему? А как вообще попадали на работу в ЧК? Скажем, в 1940-1941 году, в 1944 году. Либо по рекомендации комсомола, с направлением от этой организации, либо через мобилизацию партработников.

И было четкое требование, что сотрудники должны быть комсомольцами и затем — членами Компартии. Так что, сотрудники госбезопасности подчинялись партийной дисциплине. И это снова подтверждает, что КГБ руководила партия.

Да, существует мнение, что в СССР было три центра власти — КПСС, органы безопасности и армия. В реальности мы видим, что нахождение на ведущих постах в КГБ означало тесную связь с работой в руководстве КПСС. Например, начальники районных отделов КГБ были членами бюро партийного комитета своего района. Начальник КГБ был членом ЦК КПЛ или кандидатом в члены бюро.

Как Компартия контролировала органы безопасности? Например, первый секретарь партийного комитета района подписывал характеристику на начальника отделения КГБ того же района.

Эти характеристики, особенно в 1940-1950-е, были довольно уничижительные. В районах от начальников ЧК требовали также читать рефераты. Эта практика продолжалась и в 1960-е, и в 1970-е, и в 1980-е.


Скажем, начальник районного отделения КГБ приходил в школу, рассказывал о латышских эмигрантах, о том, что нехорошо поддерживать связи с заграницей, что это может плохо кончиться и т.д. Короче, "чекисты" не только ловили шпионов и "антисоветские элементы". Они вообще участвовали в идеологической системе того времени.

До какого уровня в иерархии КГБ люди не причислялись к номенклатуре?

К сожалению, структура номенклатуры довольно часто менялась. Включались новые посты, некоторые исключались. В 1940-е и начале 1950-х включенность сотрудников безопасности в номенклатуру была шире. Например, к ней относились не только руководители структурных единиц, но и их заместители. Затем заместителей исключили.

Надо понимать, что сведения следует искать и в разделе районной номенклатуры. Там тоже фигурируют ведущие работники госбезопасности. "Выпадают" оперативные, старшие оперативные сотрудники, но иногда мы можем на них наткнуться в документах центральной номенклатуры. Человек начал работу в органах, поднялся по карьерной лестнице, но понятно, что данные о его профессиональном прошлом сохранились.

Нравится нам это или нет, но и после крупных сталинских чисток 1937-1938 годов в СССР оставалось довольно много чекистов латышского происхождения. Артур Жвинклис

Есть и противоположные случаи — когда человек по каким-то причинам понижен в должности, работал на районном уровне. Это значит, в центральной номенклатурной части его "папочка" может быть совсем тонкая. Зато в районном разделе информация — более исчерпывающая. Короче, объем документов очень, очень велик. Люди должны это понимать.

Получается, чтобы понять ситуацию с работниками репрессивного аппарата, материала столько, сколько и ясности с информаторами.

Именно. Историк — не прокурор, не судья. Мы не должны давать моральную оценку. Но надо признать, что мы еще не ответили на основной вопрос общества — "Кто? Когда? Как?".

Конечно, есть материалы довольно ясного содержания. Мы видим работников безопасности в конце 1940-х, которых награждали высокими орденами "за выполнение спецзаданий правительства". Там ясно, что речь о депортациях.

Вы отметили тесную связь органов безопасности и Компартии. Но если не считать, что человек должен был быть надежным с точки зрения партии, откуда вообще рекрутировали сотрудников?

Мне снова надо вернуться к делам номенклатуры. Мы видим: человек на высоком посту, например, министра, замминистра СССР. И мы видим, что, скажем, в 1918-1921 году он работал в России, в ЧК. Например, министр ЛССР по делам совхозов Дунцис в начале 1950-х. В автобиографии он отмечает, что в 1918 году в России участвовал в подавлении крестьянского бунта.

Образно говоря, это "старая гвардия". Нравится нам это или нет, но и после крупных сталинских чисток 1937-1938 годов в СССР оставалось довольно много чекистов латышского происхождения.

Другой источник кадров — посмотрим на 1940 год, когда оккупационная власть столкнулась с нехваткой кадров. Ее не могли удовлетворить присланные из СССР чекисты латышского происхождения. Итак, второй источник — работники коммунистического подполья в Латвии, которых выпустили из тюрем. Между прочим, большинство выпустили еще до оккупации.

Например, была большая амнистия 15 мая 1939 года в честь пятилетия "единой Латвии" Улманиса. Эту часть СССР считал очень мотивированной… Если говорить о 1940-1941 годе. Третьим источником были те работники советских органов безопасности, у которых не было латышского происхождения, но которые прибыли в Латвию как сотрудники спецчастей советской армии. Они занимались политическим надзором за солдатами.


На начальном этапе модель привлечения кадров современному человеку еще ясна — убежденные местные коммунисты, люди, приехавшие из СССР. А дальше?

1944 год — "возвращение" советской власти в Латвию. Требовалось пополнение кадров. Их искали, например, в 43-й гвардейской дивизии латышских стрелков, этих людей считали проверенными.

Тогда очень избегали тех, кто даже при отсутствии компрометирующих данных во время войны оставался в Латвии. Правда, в дальнейшем уже было не так строго. Но кадров все равно не хватало. Вплоть до 1950-х годов в ЧК не было латышскоговорящих работников. Соответственно, снова велась мобилизация членов партии и комсомола.

Выпускников средних школ, профшкол, — конечно, после тщательной проверки — в основном, направляли в школу Министерства госбезопасности в Могилеве. В школе готовили рядовых оперативников, которые затем могли продвигаться по иерархии вверх.

Пелше выдвинул идею, которую позже приписали т.н. "национал-коммунистам", что работники органов безопасности в установленные сроки должны выучить латышский язык. Артур Жвинклис

В 1950 году в Латвии прошла первая крупная административно-территориальная реформа. В итоге сформировали около 60 довольно мелких сельских районов. К реформе готовились заранее. В том числе и органы безопасности готовили кадры на уровень начальников. По всему СССР старались отбирать людей уже с высшим гражданским образованием. Но снова проблема — среди них не хватало знающих латышский язык.

Следующий этап начался в 1953 году, когда еще до смерти Сталина, в феврале, сместили с должности главу служб безопасности ЛССР Альфонса Новика. Даже Арвид Пелше на заседании местных лидеров Компартии осмелился насмешливо расспрашивать Новика о совместных попойках с работникам, почему, мол, Новик пил с ними виски… Пелше выдвинул идею, которую позже приписали т.н. "национал-коммунистам", что работники органов безопасности в установленные сроки должны выучить латышский язык.


Этого требовал Арвид Пелше?!

На самом деле Пелше был довольно умный политикан, он понимал изменчивость номенклатурной среды… Умер Сталин, глава МВД СССР Лаврентий Берия сделал то, что дальнейшим национал-коммунистами и не снилось, — он примерно за месяц своими приказами очистил ведущие посты от нелатышей. Так и говорилось: должность утрачена в связи с комплектацией "национальными кадрами".

Вторая популярная формулировка — "в связи с незнанием латышского языка". На этом этапе происходит фантастический скачок местных кадров по карьерной лестнице. Оперативник за месяц мог подняться до начальника районного отдела.

Нелатышские кадры направляли на посты заместителей. Большую часть — видимо, чтобы пощадить их чувства, — переводили в другой район. Со временем оказалось, что часть "латышских" кадров некомпетентна, но многие оставались и продолжали карьеру.

После падения Берии часть нелатышей вернулась на свои прежние должности, но мы видим, что в некоторых районах, которые считались латышскими по этнической принадлежности жителей, например, в Огре, с тех пор главами органов безопасности были только латыши.
В целом надо учитывать, что кадры из комсомольского "призыва", выучившиеся в Могилеве и вернувшиеся в Латвию, занимали ведущие должности в КГБ вплоть до 1970-х и начала 1980-х годов.


Перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

КГБ мешки ЧК Огре СССР
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form