Учителя. Рутина приводит к сортировке детей на 'перспективных' и 'нет смысла тратить время'

Клондайк или потемкинские деревни? Латвийские школы глазами учителей, которые там больше не работают
Foto: No privātā arhīva

Карина: — Свою магистерскую работу я писала про образование учителей с 1960-х годов до 2013 года. Однозначно — новых современных преподавателей у нас очень мало. Я бы это назвала "черной дырой". Многие молодые люди, которые заканчивают учебу на педагога, не идут в школы. До сих пор сохраняется огромный удельный вес учителей с советских времен. Да, у нас есть курсы повышения квалификации, но если педагог учил 30 лет в одном стиле, ему трудно воспринимать какие-нибудь новые методы. Нужны новые люди, со своим взглядом и имиджем. Школьникам нравится, когда учитель приходит в тишотке, джинсах и ботах, а не в растянутом старомодном свитере. Хотя есть и учителя в возрасте, которые прекрасны — они готовы учиться и меняться всю жизнь!

Еще проблема — дефицит учителей-мужчин в школах. Когда я училась в университете, у нас на всю группу было 5-6 мальчиков, закончил — один, но в школе он не работал — сразу ушел в министерство. При этом у учеников к учителям-мужчинам и их предметам — всегда особый интерес. Помню, что в годы моей учебы физику, химию и спорт вели мужчины — у них был особый талант заполучить внимание. Они могли сесть на парту или сделать что-то удивительное… Или мой коллега-биолог в Айзпуте — у него всегда была идеальная дисциплина.

На мой взгляд, нехватка мужчин в образовании связана со стереотипом, что учительница — это ОНА, а если мужчина туда идет — он вроде как выбирает женскую профессию. Еще один стереотип, что в школах мало зарабатывают, а мужчине надо содержать семью. По большей части это предубеждения.

Павел: — У большинства учителей — по 20+ лет стажа. Это сложно. Зачастую за это время происходит некая профессиональная деформация: ты уже почти не ощущаешь, что мир вокруг меняется, а продолжаешь жить в том, в котором в школу зашел. И несешь его ученикам. Это грустно. На своем опыте заметил, что к третьему-четвертому году работы я уже достаточно заматерел, но был еще полон энтузиазма: пытался в каждом ученике зажечь интерес если не к физике, то хотя бы к учебе в целом, готов был тратить время на индивидуальный подход, помогать отличникам достичь вершин. Тем, кто поставил крест на себе, поверить в себя и сделать маленькие победы.

Через пять лет я стал потихоньку угасать: не то чтобы физика или преподавание перестали нравиться, но заметил, что стал сортировать детей: "на этого нет смысла тратить время", "этому только оценки важны" и т.д. Я очень переживал, что так скатился, но это, наверное, типичная реакция человеческого мозга — все систематизировать и искать оптимальную программу… Поэтому я бы посоветовал любому учителю каждых лет пять хоть немного изменять работу (идти в другую школу, брать проект, писать учебник и др.), чтобы она не превращалась в рутину.

Каждое лето я работаю в лагере и слышу истории про учителей, которым плевать на детей и предмет, а детям, соответственно, на таких учителей. Я пришел в школу, когда мне был 21 год, а некоторым ученикам — по 19, и не запрещал обращаться ко мне на "ты", но очень скоро они сами перешли на "вы", почувствовав, что жизненного опыта и знаний у меня сильно больше — им было чему поучиться. Были ребята, которые интересовались моим мнением на самые разные темы и делились всеми достижениями. В жизни каждого ребенка есть этап, когда авторитет особенно важен — тут учитель идеальный кандидат. Дети тянутся, главное — не разочаровать их.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Образование
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form