Язык. Многие учителя школ нацменьшинств госязыка не знают


Клондайк или потемкинские деревни? Латвийские школы глазами учителей, которые там больше не работают
Foto: LETA

Павел: — Если быть честными, то в русских школах большинство учителей преподают на русском языке, а латышский знают слабо. И вряд ли человек, который 20 лет преподает по-русски, по щелчку пальцами кардинально изменится, даже если у него по документам все ок. Перед тем как все переводить на госязык, надо оценить реальную ситуацию, а не бумажные показатели, и двигаться оттуда. Увы, идея так называемой потемкинской деревни в наших школах живет и процветает.

По большому счету, без разницы, на каком языке учить новые термины, но нужен систематический подход — вводить язык с детского сада, а не в средней школе вдруг объявлять: а теперь — все по-латышски. На своих уроках новый материал я объяснял по-русски, и отвечать можно было по-русски, а все учебники, материалы и проверки — на латышском. Помню, когда телевидение пришло к нам снимать мой урок, меня попросили вести все по-латышски — мне-то нетрудно, но в обычной практике я ведь так не делаю…

В большинстве случаев проблем со знанием латышского у школьников, и вправду, нет. Например, в нашу школу пришла еще одна выпускница "Миссии" Анна, которая преподавала биологию только на латышском. Русского она почти не знала. Дети пытались жаловаться, но быстро поняли, что учитель она хороший, а русский язык за неделю не выучит. Первых полгода было непросто, но постепенно перешли на латышский.

Конечно, если школьнику и языки плохо даются, и предметы, то когда трудности встречаются, результат может быть плохим. Нужен дифференцированный подход, а не гнать класс в 30 человек, как единый табун. Например, ведешь по-латышски, но чувствуешь, что пять человек сильно отстают — надо дать им материал по-русски, они же физику пришли учить.

В билингвальном образовании простых и единых на всех решений нет — глупо со стороны государства навязывать что-то волевым методом. Да, в идеале Латвия должна двигаться к знанию трех языков, но реально двигаться, а не на бумаге. И скорей всего, для этого должно смениться поколение учителей. А пока надо понять, что мы имеем, и системно отталкиваться от этого, а не менять каждых два года направление.

Карина: — Одно время я работала в проекте Британского Совета, и создалось впечатление, что в школах нацменьшинств все, как только есть возможность, используют язык нацменьшинств. Новая реформа — палка о двух концах. Если предположить, что все предметы будут вестись только на латышском, то нельзя забывать, что даже многим латышским ученикам трудно понять химию на латышском. Если так получилось, что у ребенка дома все общаются, например, на русском языке (никто им не может этого запретить), а ему вдруг надо учить химию по-латышски — он будет не понимать ее еще больше.

Например, я не учила русский язык. И когда у меня были ученики, чей родной язык был русским, мне было непросто — я хотела их научить, но они не всегда понимали латышский. Поэтому, как мне кажется, тут надо искать некий баланс. В идеальном случае учитель знает оба языка, а если нет — пусть учит на своем, главное, чтобы ученик понял предмет. Ведь, как мне кажется, в Латвии сегодня любой школьник рано или поздно будет знать латышский язык. Ну, может, есть какие-то исключения… Надо в первую очередь думать о пользе для детей — чтобы они максимально хорошо усвоили уроки, но, конечно, не забывать, что потом на рынке труда им все же нужен будет латышский…

Я знаю немало русских людей, которые по-латышски говорят и пишут грамотнее, чем некоторые латыши. Скажем, моя знакомая адвокат. Что касается учителей… Мне жаль, что в Латвии до сих пор есть ситуации, когда профессиональный уровень оценивается исключительно с позиции владения госязыком. Когда я проходила педагогическую практику в Германии, где я была своего рода нацменьшинством, ничего подобного не было. Да, они могли бы мне сказать — поучи-ка еще немецкий, чтобы никакого акцента и ошибок — только тогда можешь идти к школьникам! Но они очень спокойно относились к тому, что немецкий — не мой родной, и я делаю ошибочки. Они меня поддерживали и мотивировали. И мне самой хотелось все время совершенствовать язык.

Я считаю, что надо больше обращать внимание на сильные стороны человека, а не цепляться за слабые. У моего брата — русская жена, их сын знает оба языка — это фантастика! Ну и что, что учителя из школ нацменьшинств говорят по-латышски неидеально — главное, что они говорят, знают свой предмет и нравятся детям. И прежде чем в чем-то упрекать тех учителей, надо задуматься — все ли мы, латыши, идеально владеем своим языком. И все же надо быть более толерантными.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Образование
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form