Дмитрий Кондратенко. От антикриминальной революции до криминальной интервенции
Foto: Reuters/Scanpix

С чего начиналась революционные события в Украине и почему они были столь драматичными? Дело в том, что кровавым событиям на Площади Независимости в Киеве и окрестных улицах предшествовали вполне мирные протесты, которые начались 21 ноября.

Люди протестовали против решение правительства приостановить процесс европейской интеграции и подготовку к подписанию Ассоциации с ЕС. Мирные протестующие были разогнаны спецподразделениями милиции рано утром 30 ноября. После этого общественность потребовала от властей ответа — "по какому праву они безнаказанно бьют людей?" Поскольку власть раскаиваться не хотела, напряжение нарастало.

В январе Янукович попытался через парламент продавить так называемые "законы диктатуры" — ряд актов, фактически запрещающих любой протест и любую критику власти. Результатом стал новый подъем, когда люди попытались пройти к зданию Верховной Рады (украинского парламента) с требованием отменить эти законы. Поскольку путь гражданам перегородили Внутренние войска, произошел ряд столкновений. Милиция открыла огонь на поражение. Первой жертвой стал не украинец из Западной Украины, а армянин Сергей Нигоян, родившийся в Днепропетровской области. Скоро вместе с этническими украинцами погибли и представители других народов — белорусы, евреи, русские, грузины.

При всем драматизме событий, революционеры старались не повредить автомобили и витрины магазинов, крайне предупредительно относились ко всем мирным гражданам, а также журналистам. Если говорить о лозунгах этой антикриминальной революции, то основным был "банду геть!" ("Банду Януковича — долой!"). "Языкового вопроса" на Майдане не было — язык, украинский или русский, был не важен для братства людей, бросивших вызов преступной власти.

Что привело к такому единению граждан в борьбе против криминальных боссов "у власти"? Дело в том, что 4 года назад в Украине пришла к власти (причем легальным способом) организованная преступная группировка, которая перед тем с начала 90-х годов терроризировала Донецкую область. Это и заставило народ в конце концов взбунтоваться. Начались это сначала в селах и городках, где беспредел установился раньше. Особенную известность приобрело восстание против местной милиции, сотрудники которой участвовали в изнасилованиях. Это произошло в небольшом городе Врадиевка на юге Украины. Осенью-зимой 2013 "Врадиевка" расширилась до размеров почти всей Украины (за исключением Донецкой и Луганской областей, а также Крыма). Эта ненависть граждан к власти вообще и лично Януковичу и вывела в центр Киева сотни тысяч украинцев всех национальностей.

Украина при Януковиче проходила путь многих других государств, где установление уголовной диктатуры происходило по одинаковой схеме — путем формирования криминализированной властью органов внесудебной расправы, так называемых"эскадронов смерти". Примером таких груп является отряды тонтон-макутов, созданных на Гаити Дювалье-отцом. В Украине с той же целью окружение Януковича сформировало отряды "титушек" — бандитов, названых по фамилии наиболее известного из них. Эти нанятые властью бандиты под руководством милицейских чинов расправлялись с общественными активистами. Так уже после обострения противостояния этой зимы, 21 января были похищены активисты Игорь Луценко и Юрий Вербицкий, при этом Игорь после пыток был отпущен, а Юрий — убит. Власть активно боролась с владельцами автомобилей, поддерживающих Майдан (так называемым "Автомайданом") — против них возбуждались уголовные дела, а машины поджигались. Только в январе в Киеве было сожжено более 100 автомобилей.

Еще в январе украинский журналист-криминалист Станислав Речинский отмечал: "Можно ли называть гражданской войной — отпор хулиганам на улице? Можно ли называть гражданской войной нежелание отдавать свою сумку грабителю? Можно ли называть гражданской войной — поимку квартирного вора? Можно ли это все называть политикой? Да при чем тут политика? При чем тут гражданская война? То, что сейчас происходит в Украине, и то, чего никак не могут понять ни в России, ни на Западе — это не политика, это не начало гражданской войны, это не таинственная спецоперация невидимых масонов или инопланетян. Это просто антикриминальное восстание".

Далее он продолжает: "Мы думаем, что то, что сейчас происходит на улицах — это политическая борьба. На самом деле — это антикриминальное восстание. В чем-то похожее на знаменитое Кенгирское восстание. Это восстание "политических" против объединившийся уголовников и "вертухаев", которые еще не назывались тогда "Беркутом", ВВ или прокурорами. На самом деле, с приходом Януковича мы все оказались в концлагере, в котором верховодили уголовники. В конце концов, терпение лопнуло. … Кенгирское восстание продержалось с 16 мая по 26 июня 1954 года. Наше восстание держится уже дольше и нас значительно больше, чем 8 тысяч. Что бы не произошло сегодня, завтра или в ближайшие дни, это восстание обречено на успех именно потому что оно по сути своей, не политическое, а антикриминальное."

Пролив кровь, власть не продержалась более месяца. 20 февраля, в день траура, объявленного самим Януковичем, снайперы по его приказу открыли огонь и убили более 100 человек. Возмущения достигло предела и перешло в холодное и решительное сопротивление, в том числе с оружием в руках. Не выдержав противостояния с народом, лицо, занимающее пост Президента, бежало из Киева, а затем и из Украины.

Киев и другие города перешли под контроль победившего народа. Не смотря на то, что милиция оставила улицы, количество преступлений сократилось — народная самооборона взяла на себя правоохранительные функции государства. В отличие от многих случаев, происходивших во время других революций, погромов в Киеве не было. Напротив, люди организовано осматривали имения проворовавшихся чиновников, составляли акты об описи их имущества.

Неожиданное бегство Януковича создало для Путина и других представителей российского истеблишмента очень опасный прецедент, а именно то, что народ, несмотря на стрельбу и массовые убийства, способен вынудить власть уйти. Такая революция может распространиться и на Россию, только с присущими ей национальными особенностями. Единственным способом не дать такому прецеденту расшириться — провести "антиреволюционную" интервенцию, что сейчас Путин и делает в Крыму и что он хочет распространить на всю Украину.

Сейчас Кремль обвиняет украинцев в том, что сам делает в оккупированном Крыму — там фактически запрещена украинская речь, игнорируются права крымских татар, коренного народа этого региона. Имея свое представление о революциях, оставшееся с ленинских времен, Путин и его окружение обвиняют украинских активистов в преступлениях, которые делали его предшественники – большевики во время Русской революции и Красного террора 1917-1922 годов.

Мировое сообщество должно знать о намерениях сегодняшнего российского руководства. Всем нам необходимо остановить вопиющие факты нарушения международного права, угрожающие системе, которая обеспечивала относительный мир человечеству с 1945 года.

Source

Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form