Владимир Бузаев. Русская школа — проблемы все те же
Foto: LETA

Марис Кучинскис, предложив свою кандидатуру в качестве премьера, начал с заявления о намерениях ликвидировать русскую школу, как одном из трех приоритетов будущего правительства. Бурная реакция общественности на эту идею побудила Мариса отыграть назад, и в проекте правительственной декларации, доступной пока лишь партнерам по грядущей коалиции, явное желание сделать русским подданным очередную гадость уже не просматривается.

Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Мне немало пришлось писать о состоянии русской школы, опираясь, преимущественно на фактические статистические данные. Например, в монографии, вышедшей в мае 2015 года, этой проблеме посвящен раздел IV и приложение 6.

К сожалению, истину нужно постоянно повторять, что наглядно видно даже из названия статьи "Почему русским школам ничего не угрожает", опубликованной сразу же после упомянутого выше высказывания кандидата в премьеры. В статье всего пять тезисов, и мое недоуменье вызвал первый же из них: "Последние четыре года выпускники латышских и нелатышских школ сдают одинаковый централизованный экзамен по госязыку. Результаты проверок отличаются несущественно".

В действительности они отличаются чрезвычайно существенно, что видно, например, из результатов последнего такого общего экзамена 2015 года у выпускников средних школ (рис.1).

Данные в исходном виде представлены на сайте VISC, и рисунок построен по результатам экзаменов 6285 выпускников латышской, и 1579 — русской школы. Во внимание принимались только чисто латышские и чисто русские школы (без смешанных) трех типов: средняя школа, гимназия, государственная гимназия.

На низшую категорию (А1) сдали всего 25 латышских школьников, и 102 русских. Зато на высшую (С2) — соответственно 637 и 8. Средний балл у первых около 60, у вторых — всего 40, что примерно равносильно твердой тройке и уверенной двойке по привычной для моего поколения 5-ти бальной системе.

В динамике доля русских школьников, сдавших экзамены на две высшие категории, представлена на рис. 2 (исходные данные из того же источника).

На рисунке видны даже результаты подготовки (2011) к чудовищному скрещенью ежа с ужом, т.е. постановки заведомо неравных групп в равные условия, благоприятные только для одной из них.

К счастью, с 2012 года русские выпускники средних школ уравнены с латышскими школьниками на рынке труда: они предъявляют при трудоустройстве только аттестат, а результат экзамена по латышскому языку (категории А1-С2) уже не запрещает им (как их родителям и выпускникам, окончившим школу до 2012 года) занимать те или иные должности.

Зато наличие заниженного среднего балла на выпускном экзамене решающим образом влияет на занятие оплачиваемых из бюджета мест в вузах.

Чрезвычайно важно и то, что в 2012 году не только был введен единый экзамен, но и упразднена прежняя прогрессивная методика преподавания латышского языка в русской средней школе, как иностранного. Теперь наших детей обучают ему точно также как и детей латышских, для которых он является родным.

Следует напомнить о двух легитимных целях "школьной реформы", сформулированных еще в 2005 году в решении Конституционного суда по делу № 2004-18-0106:
- защита прав носителей латышского языка;
- повышение конкурентоспособности русских выпускников при поступлении в вузы.

С этой точки зрения, как изменение методики обучения, так и единый экзамен — очевидное вредительство, впрочем, как и иные способы внедрения латышского языка в русские школы в качестве языка обучения.

Реальная цель "школьной реформы" отчетливо видна по динамике доли лиц с высшим образованием среди обеих этнических групп (рис.3).

По этому важнейшему параметру конкурентоспособности за 20 с лишним лет травли русской школы два этноса поменялись местами!

В заключении упомяну о другом, менее известном, но не менее варварском эксперименте, проведенном над выпускниками русской основной школы в том же 2012 году.

Они также сдают экзамен по латышскому языку, и динамика его результатов представлена на рис. 4.

Резкое падение результатов экзамена связано на этот раз вовсе не с изменением содержания экзамена, а с изменением методики привязки среднего балла к категориям знания языка. В отличие от выпускников средней школы, для выпускников основной школы результат этого экзамена имеет жизненно важное значение при трудоустройстве — полученная выпускником оценка равносильна "аплиецибе" взрослого латвийца на соответствующую категорию.

По результатам экзамена 2015 года 55% выпускников имеют категорию В1 и ниже, что закрывает им доступ примерно к 2/3 профессий в общественной сфере и к 1/3 профессий в частной сфере.

И такой "заботой" о нас пронизаны действия всех правительств, которые за 25 лет сумела сформировать латышская элита. Поэтому нужно смотреть на вещи трезво и хотя бы минимально реагировать на любую очередную попытку нас унизить.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Владимир Бузаев Русские школы
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form