Юрий Петропавловский. Союз или ломбард
Foto: LETA

Греческий референдум 5 июля вернул элиты и страны Европы к политической проблематике, которая всегда и была сущностью и целью проекта Евросоюза. Основоположники проекта — президент Франции де Голль и канцлер Германии Конрад Аденауэр — ставили целью взаимное связывание недавних непримиримых врагов в Первой и Второй мировых войнах — для начала через Европейское объединение угля и стали, созданное в 1951 году.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Экономика и финансы были средством этой политики, а не целью. С 1957 года, с создания Европейского экономического сообщества как системы взаимного связывания в первую очередь Германии и Франции через экономическую интеграцию, проект ЕС приблизился к порогу перехода от союза стран к федеративному государству. И именно греческий кризис может определить, преодолеет ли Евросоюз барьер системы отношений, основанных на стремлении и способности Германии и госпожи Меркель к применению методов бухгалтерского учета как орудия политической диктатуры над странами Юга Европы.

Это подчинение Юга, и не только Юга, Европы германскому подавляющему влиянию как минимум в последние пять лет настолько очевидно, что европейские политики, эксперты и пресса уже практически не спорят о том, так это или не так, это общеизвестный факт. Спорят о том, полезно ли это доминирование или опасно, или не играет особой роли для остальных стран и народов Европы и для проекта Евросоюза в целом. Особенность этого строительства нового Рейха, или очередного воплощения Священной Римской империи германской нации в том, что подчинение соседей и вроде бы союзников происходило и происходит через механизмы якобы политически нейтральных и безличных, чисто технических финансовых, экономических и налоговых процедур.

Как бы просто бухгалтерия и никакой политики. Германия всего лишь как крупнейшая экономика и крупнейший донор бюджетов и Евросоюза в целом, и финансовых организаций Евросоюза — Евроцентробанка или Европейского механизма стабильности настойчиво проводит на всех уровнях политику применения одинаковых экономических требований и условий в отношении очень разных стран Евросоюза в обмен на кредиты Евросоюза. Германия имеет такое право и такую возможность — кто платит, тот и заказывает музыку. И пишет ноты музыкальной партитуры, а это главное. Дирижируют исполнением симфонии германской экспансии уже другие — руководство Евроцентробанка и Еврокомиссии, и в особенно острых случаях — знаменитая "Тройка". Этим русским словом с его малоприятными ассоциациями с трибуналом ВЧК и революционного террора именуется троица в составе Еврокомиссии, Евроцентробанка и Международного валютного фонда — МВФ, которая берет под прямое управление страны, оказавшиеся в положении должников по процедурам "оказания финансовой помощи".

Утверждается, что такое внешнее управление, под которым побывали Ирландия, Португалия, Кипр и до референдума — Греция, благотворно и спасительно для стран, которые попали в финансовый кризис, поскольку сами эти страны показали свою неспособность справляться с учетом и контролем налогов, зарплат, пенсий и бюджетов. А еще Владимир Ильич Ленин учил многократно, что учет и контроль — это ключ к власти. И европейская бюрократия идеально выучила это ленинское наставление — к полному и непрерывно возрастающему удовлетворению самой бюрократии, крупных банков и финансовых компаний, транснациональных корпораций и биржевых деятелей — от маклеров и брокеров до почтенных валютных спекулянтов.

Весь набор мудрых мер учета, контроля и внешнего управления Тройки и был применен к Греции с 2010 года. Тогда мировой финансовый кризис, рожденный в США в 2007 году по десяткам причин, и в частности — вследствие краха гонки кредитов и дутых цен на недвижимость, докатился до Эллады. Кстати, в США тогда многочисленные мудрые и респектабельные профессионалы сначала сделали все, чтобы крах состоялся, а затем с размахом нажились на этом крахе за счет вкладчиков и налогоплательщиков. Например, президент полностью разорившегося банка Lehman Brothers Ричард Фалд за год до краха получил 500 миллионов долларов дохода от должности, из них 22 миллиона — зарплата за умелое руководство.

Экономика Греции, которая присоединилась к еврозоне за 5 лет до начала кризиса, 1 января 2002 года, была переполнена иностранными деньгами, вложенными в соответствии с логикой финансового рынка в секторы с коротким циклом оборота капитала и быстрой окупаемостью — в туризм, и, естественно, в бум недвижимости — частично в новое строительство, но больше — в короткие спекуляции с перепродажей. Столь же естественно деньги пошли в биржевые и банковские операции с ценными бумагами греческого государства, банков и предприятий — туда, где скорость оборота миллиардных капиталов теперь измеряется минутами.

И все это покатилось вниз так же быстро, как и росло. Как везде — в Латвии, потерявшей самую большую долю ВВП в мире — 22% за 2008 и 2009 годы; в Ирландии, в Испании, в Португалии, в Италии, в первоисточнике кризиса — США, в России. То есть утверждения, что греки исключительно сами виноваты — слишком хорошо жили пенсионеры, слишком много получали работающие — не соответствуют действительности. Вина правительств Греции того времени несомненна, и эта вина вряд ли заключается в какой-то исключительной олигархической вороватости. Это вина неисполнения функций организатора стабильности экономики государства с учетом возможных внешних рисков. То есть неисполнения обязанностей правительства, ради которых его и содержат жители страны. И это было отнюдь не правительство радикалов, мечтателей и демонстрантов Ципраса и Яниса Варуфакиса, как сейчас подразумевают бодрые писатели во славу Меркель и Еврокомиссии.
Партия СИРИЗА и ее лидеры тогда были далеки от власти, как от Луны. К фактическому банкротству и внешнему управлению греков привело правительство респектабельного социалиста Георгиоса Папандреу младшего, коллеги по убеждениям президента Франции Олланда и президента Европарламета Мартина Шульца и множества других респектабельных и компетентных людей. И Греции не помогло то, что премьер Папандреу родился в США в знаменитой семье от мамы-американки и получил образование в Стокгольмском и в Гарвардском университетах и в Лондонской школе экономики и политичеких наук, а это — место учебы четверти мировой элиты. Знакомства с однокурсниками по этой школе часто весят много больше, чем десять университетских дипломов.

Но и это не помогло — когда премьер Папандреу младший ознакомился с условиями предоставления "финансовой помощи", он объявил о проведении референдума по вопросу, согласны ли граждане Греции на ТАКИЕ условия. Или лучше дефолт и возвращение к драхме. Референдум был назначен на 4 декабря 2011 года. И статья в русской версии делового журнала "Форбс" о возможных последствиях отказа греков от любезной помощи МВФ и Евросоюза "Греция и референдум: что будет, если греки откажутся затянуть пояса" отличается от статей прошлой субботы на любом ресурсе мира только датой — это 3 ноября 2011 года. А 11 ноября премьер Папандреу ушел в отставку. И новое правительство отменило уже назначенный референдум. Тогда еврократия победила безусловно.

Что же получили греки за эти 5 лет мудрого и заботливого внешнего руководства Тройки? Официальнейшие данные о результатах любой владеющий английским и основами экономической терминологии может найти на сайте статистической службы Евросоюза "Евростат". Раздел "Gross domestic product at market prices" — валовой внутренний продукт в рыночных ценах:

http://ec.europa.eu/eurostat/tgm/table.do?tab=table&plugin=1&language=en&pcode=tec00001

В перечне стран находим Грецию. С 2010, за пять лет поступления помощи Евросоюза и МВФ, страна потеряла 21% ВВП — ежегодное падение с 226,2 миллиардов евро в 2010 году до 179 миллиардов в 2014, минус 47 миллиардов евро только за последний год.

Там же, раздел "Euro per capita" — ВВП на душу населения, ежегодное падение с 20300 евро на человека в 2010 году до 16300 евро в 2014, минус 4000 евро на каждого жителя только за последний год. Естественно, сокращение оборота привело к падению налоговой базы и доходов бюджета на 17%, хотя расходы государства урезаны на 28%. Урезание привело к нарастающему снижению оборота и падению поступлений — классика экономики. Безработица выросла в четыре раза, до 24,8%, никакого предсказанного "экспертами" МВФ роста занятости вследствие снижения затрат на зарплаты не произошло. А только что опубликованный доклад МВФ по Греции признает, что условия, выдвинутые для Греции по возврату долгов, не могла выполнить ни одна страна в Европе, даже процветающая Германия. При этом если бы греки приняли условия Тройки на референдуме, то 7,2 миллиарда евро следующего транша кредитов не хватило бы даже до конца сентября. Поскольку к этому времени Греция должна выплатить только Евроцентробанку 10 миллиардов.

Кстати, долг Греции за эти годы помощи вырос на десятки миллиардов евро, а не снизился. Однако Греция должна существенно меньше, чем обсуждается — там же, на сайте "Евростат", есть раздел "Net external debt — annual data, % of GDP" — чистый (нетто) долг в процентах от ВВП, с учетом того, что должна Греция и что должны ей другие. осударственный нетто-долг страны — 131,8% ВВП, а не 177% ВВП, как утверждается всюду:

http://ec.europa.eu/eurostat/tgm/table.do?tab=table&init=1&language=en&pcode=tipsii20&plugin=1

Поэтому понятно, за что борются сейчас Тройка и Меркель — за превращение Греции в вечного должника под вечным внешним управлением. И за спасение 87 миллиардов евро, вложенных Германией в греческие кредиты. По оценке Бундесбанка и Министерства финансов Германии эти миллиарды "сгорят" в случае банкротства Греции и ее выхода из еврозоны, И даже для Германии это чувствительно — вместо планируемого роста ВВП в этом году немцы встретят Новый год с падением на 1–1,5%. Именно поэтому выход Греции из еврозоны или ее изгнание вряд произойдут. Слишком дорого для репутации Ангелы Меркель. Но эти средства — расходы на политическое влияние, а не стандартные финансовые инструменты. А политика стоит денег, и больших денег.

Именно поэтому кредиторы — победители во Второй мировой войне в 1953 году по Лондонскому соглашению о германском внешнем долге списали более половины долгов Федеративной Республики Германия — 18 миллиардов марок. И ограничили выплаты уровнем в 3% экспортных доходов ФРГ. Последний платеж по этим долгам — еще с 1919 года — Германия произвела 3 октября 2010 года. Кредиторы поставили Германию на ноги и держали 57 лет. Это политика.

А если отношения в Евросоюзе строятся на принципах средневекового ростовщичества, то пора кончать с рассказами о союзе, плавно и торжественно перерастающем в конфедерацию с прицелом на федерацию стран и народов. Тогда это не союз — это ломбард.

В прошлое воскресенье восстание Греции создало возможность выбора другого будущего для Европы — настоящего союза, а не ломбарда.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form