Кульминация. 'Мечусь в реанимации между мамой и Вовой Ашкенази, параллельно обзваниваю знакомых дирижеров'

Почему соната - лунная? Инна Давыдова и 20 лет борьбы за то, чтобы прекрасное не путали с прикольным
Foto: LETA

- За 20 лет у вас наверняка накопилось немало необычных историй из обычной жизни артистов…

- Этого всегда хватает! Артисты — люди творческие, забывают все — ноты, костюмы, ботинки берут на одну ногу, разных цветов и размеров, рвут струны, болеют (лечим и пихаем на сцену), ну и с ними случаются бесконечные транспортные истории…

Например, после концерта Архиповой с православными певчими, мы пошли гулять по Риге с 16 хористами — я посадила их в ресторан, а сама побежала домой за билетами. У дверей обнаружила, что ключи оставила в другой сумке, а дома - никого. Сын - у друга, мама — в гостях. Дело было в домобильную эпоху. Помчалась на вокзал, упросила тетеньку в кассе сделать "левый" дубликат билетов — под мое честное слово. Пошли к поезду — проводник говорит: "Это "липа"!". Я подтверждаю: "Да!" - "А если контроль?" - "Тогда они запоют..." И он их пропустил. Поезд уже тронулся, и тут подлетел мой приятель с билетами — за это время он умудрился вызвонить и привезти домой мою маму. Мы зашвырнули им пачку прямо в окно уходящего вагона. Не хватало только, чтобы в ответ раздалось православное песнопение.

Еще случай — с московским ансамблем A'capella-ExpreSSS. На другой день после выступления они должны были улетать. Вымотанная длинным фестивалем, я легла спать и выключила телефон. Музыканты думали, что билеты были электронные, а они были "живыми" и остались на столе моего офиса. В итоге мои коллеги повезли их в аэропорт и пытались посадить без билетов, ведь через пять минут после вылета у них заканчивалась виза. Музыканты плохо себя вели, качали права — все, кто мог им помочь, отказали. Пришлось купить новые билеты на другой день, но их визы заканчивались сегодня - пришлось им спешно до полуночи пройти контроль (как золушкам, чтобы не превратиться в тыквы) и сутки сидеть в нейтральной зоне.

Был смешной случай с дирижером Геннадием Рождественским. После концерта мы провели дивный день в прогулке по городу с заходами в антиквариаты. По пути в аэропорт пропали в тотальную пробку. Прибегаем — регистрация закончилась. Я говорю девочке у компьютера: перед вами - Герой соцтруда, лауреат всех возможных премий, профессор всех университетов — откройте рейс! Она пошла навстречу. Ставим чемодан на весы — перевес 15 кг, за каждый надо доплатить по 20 евро. Я спрашиваю Рождественского, что там у вас? Рыба, не отдам! И тут я взмолилась перед девушкой: давайте, не будем портить впечатление таких людей от нашей страны!. И их пропустили. В тот раза жена Рождественского сказала мне: Инна, теперь я точно могу сказать — у вас большое будущее.

На 15-летие Фонда у нас играл римский оркестр Santa Cecilia – 80 человек с инструментами, который должен был в день концерта прилететь из Стокгольма. И вот они звонят: тут огромная пробка — не успеваем. А следующего рейса нет. Я звоню в AirBaltic и говорю: задержите рейс. И они задерживают на целый час, пока оркестр не сел в самолет.

Ну и самый кошмарный случай. Приехал молодежный оркестр Евросоюза, который должен был играть 5-ю симфонию Малера, а дирижировать им взялся сам Владимир Ашкенази. Накануне мне звонит коллега: Инна, а где в Риге можно сделать томографию? Я встревожилась: в чем дело? Оказалось, что ему звонил из Лондона агент Ашкенази и сказал, что дирижер неважно себя почувствовал, и врач рекомендовал сделать томографию. Я-то знаю, что томография — это, скорей всего, инсульт. Но знакомый заверил, что быть того не может, ведь Ашкенази за день до того дирижировал в Лондоне, а через неделю у него концерт в Амстердаме перед королевой Беатрикс.

У меня самой в то время мама попала в реанимацию. Я мечусь между ней и концертом в Юрмале. Моя коллега встречает Ашкенази со "скорой" у трапа. Его привозят в больницу им. Страдиня, делают томограмму — так и есть, микроинсульт. Оказалось, что он уже в Лондоне дирижировал одной рукой — вторая не шевелилась. И вот я уже мечусь между двумя палатами реанимации — маминой и Вовиной (так он сам предложил себя называть), а параллельно обзваниваю знакомых дирижеров: Вилюманис не в Латвии, Нельсон никогда не дирижировал Малером…

В итоге менеджмент оркестра сам нашел замену — в день концерта прилетел замечательный Андрей Борейко, которого сорвали прямо из отпуска. Когда я зашла на репетицию, он одной рукой дирижировал, другой ел сэндвич, ритмично запивая кофе… Концерт прошел успешно. Ашкенази потом перевезли в Швейцарию на лечение. Все обошлось - он до сих пор продуктивно дирижирует.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Андрей Осокин Валерий Каргин Валерий Малыгин Вестард Шимкус Георгий Осокин Денис Мацуев Дзинтари Инесса Галант Инна Давыдова Латвийская Национальная опера Майя Плисецкая Раймонд Паулс
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form