Мама "умерла" на полчаса. Шантаж здоровьем как средство воспитания
Foto: Shutterstock

Упоминание родителями того, что поведение детей как-то влияет на их здоровье отнюдь не редкость. Градация самая разная — от огорчения до того, что родитель вот-вот умрет, если ребенок продолжит так себя вести. Не всегда это прямой шантаж, но детская фантазия вполне может достроить самые мрачные картины. Психолог Андрей Вишняков поможет разобрать случаи реальных болезней и тех, что "накручены" последствиями из-за действий ребенка.

"Ребенок априори хочет чтобы его родители жили, были счастливы, не болели, были активны, играли и занимались с ним. Естественно, если родитель болеет, обессилен, а то и вовсе лежит в кровати и у него нет сил на игру, ребенка это огорчает. У него как бы отнимается часть возможностей в жизни, да еще он переживает за родителя, присоединяясь в сострадании.

Однако ребенку предельно трудно долгое время зависать в какой-то одной эмоции, одном чувстве, и переключается он намного быстрее, чем взрослые. Поэтому ребенок может какое-то время сопереживать больному родственнику, но все равно его природа берет свое и он продолжает играть и беситься.

Его действия и в самом деле могут причинять беспокойство, ведь, когда болеешь, чувства и ощущения обостряются. Порой просто хочется поспать, тишины, спокойствия. Дети постарше еще могут сдерживать свои порывы, придумывать спокойные занятия, но дети помладше с трудом, они идут за импульсами и желаниями. Да и им по возрасту положено осваивать и тело, и материальный мир через движение, контакт, игру со всем, что вокруг. И вот тут очень многое зависит от того, как ведут себя и больные, и их родственники.

"В моей практике был случай, когда мама двух дочек "умерла" почти на полчаса. Они трясли ее, плакали, кричали, но она никак не реагировала. Она так "воспитывала" их, потому что "совсем отбились от рук".

Идеальная модель, когда ребенку сочувствуют в том, что он не может рядом с больным веселиться так же, как раньше, а вынужден себя ограничивать. И ребенка ПРОСЯТ быть потише, не приставать к больному, ну или хотя бы делать это реже. Может быть даже извиняются перед ним, что вынуждены его ограничивать. Хорошо, если кто-то из родственников обещает ему и выполняет обещание поиграть с ним где-то побольше на улице или в гостях.

Еще лучше, если увеличивается количество обнимашек, общения с ним в случае, если болеет очень значимый родственник, который проводил с ребенком много времени.

Совсем в идеале, чтобы ребенок имел возможность общаться с больным тогда, когда тот в своем наилучшем состоянии и может как-то это выдержать. Скорее всего, ребенку этого окажется достаточно, ему важен сам контакт.

Личный опыт


В моей личной истории была больная, почти не передвигающаяся, бабушка. И, хотя она в основном лежала в постели, мы вместе смотрели книжки с картинками, она мне пересказывала простенькие сказки. Мне было интересно, потому что мама, тетя и дядя чаще были на работе, а с бабушкой я проводил много времени.

Когда мне надоедало, я слезал с кровати и возился со своими игрушками. Иногда мне было важно, что бабушка с кровати наблюдала мою игру. Я мог подбежать и крикнуть ей: "Бабушка, посмотри, какой замок я построил!". То есть контакт все равно сохранялся, пусть и усеченный, он был для меня важен.

Правда, тут была и обратная сторона медали. Поскольку я был при бабушке в одной комнате, она часто уставала от моего шума, возни и хотела поспать. Но куда меня тогда деть? Гулять меня выпускали только, если кто-то еще был дома. Речь идет о возрасте до 5 лет. И вот тут бабушка как раз на мне "прокатала" весьма действенный способ воздействия. Она несколько раз предупреждала меня, что, если я продолжу шуметь, то она может не выдержать и умереть. Тогда я еще слабо себе представлял, что такое "умереть", никто из родственников или соседей при мне не уходил в иной мир на тот момент. Но вот когда бабушка привела в "действие" свои угрозы, я это реально прочувствовал.

Такие взрослые не доверяют себе и своим ощущениям, а также легко ведутся на манипуляции и обманы.

После очередного предупреждения я продолжил играть, а это означало очень бурную шумную деятельность. Тогда бабушка сказала фразу: "Ну все, бабушка больше не может". Дословно уже не помню, но помню, что когда я как-то к ней обратился, она не реагировала — лежала на спине и практически не дышала. Это было не похоже на то, как она обычно спала. Я ее звал, но она не отвечала. Могу допустить, что это был глубокий сон, но вот это предупреждение бабушки и призыв меня быть потише заставляли беспокоиться. Понятно, что я пережил в тот момент настоящий ужас, что своей игрой "убил" бабушку, которую любил и которая мне была важна и нужна, учитывая, что мною мало кто занимался кроме нее.

Но все же бабушка любила меня и была добра, поэтому данная "процедура воспитания" не продолжалась долго и она открывала глаза. И все же давала комментарий из серии, что вот, если не буду ее слушаться и шуметь, когда она просит тишины, то она все же умрет. Естественно, на какое-то время я замолкал. Быть "убийцей" своей любимой бабушки не хотелось. Не знаю, сколько раз бабушка прибегала к этому средству, но точно это добавило у меня ощущение, что я буду виноват, если что-то ужасное случается. Точно внесло лепту в мой перфекционизм, где я всегда считаю, что именно я все испортил своей активностью, выискивая причины этому даже там, где их нет. Трудно разделить действия бабушки с действиями мамы, но мама все же ее дочь и методы наверняка были похожи. По итогу во взрослую жизнь я уходил с ощущением, что я всем мешаю и такой я никому не нужен.

Tags

Воспитание Воспитание детей Дети и родители Отношения Психология Родители и дети

Comment Form